О подвигах душой и сердцем

О подвигах душой и сердцем

Из Твери в Севастополь и обратно проторено великое множество троп. В
очередной раз одной из них воспользовалась прибывающая не сегодня
завтра в наш город группа активистов созданного осенью 2010 года
благотворительного фонда имени сестры милосердия Екатерины Бакуниной.В расположенной в верховье Волги Твери чтут память своего земляка — Афанасия Никитина. Совершив в XV веке «хождение за три моря», он побывал в Индии, опередив европейских путешественников. На обратном пути дальние дороги привели непоседливого тверского купца не куда-нибудь, а на территорию современного африканского государства Сомали, в Маскат, и дальше, в Турцию. После нее никак нельзя было миновать Крым. По имеющимся сведениям, Афанасий Никитин посетил Кафу (нынешнюю Феодосию), Сурож (Судак) и Чембало (Балаклаву). Тверичанин заглянул бы и в Севастополь, но его еще предстояло основать Екатерине II более чем через 300 лет.

Возникшая в XII веке Тверь сгорела дотла в 1763 году. Если уповать на мифическую птицу Феникс, то, казалось, город уже не поднять из пепла. Но в трудный момент истории Твери проявились лучшие качества молодой еще императрицы как государственного деятеля.

По ее распоряжению на восстановление города были выделены огромные деньги. На пепелище с берегов Невы приехали строители. Самой заметной фигурой среди них был столичный архитектор Петр Никитин. За короткий срок на месте превращенного в дым деревянного города встали дома в камне. Улицы, кварталы — как под линеечку. «Да это же маленький Санкт-Петербург», — в один голос говорили жители и гости города.

Лет десять спустя Екатерина II распорядилась приступить к сооружению Севастополя.

Присутствие в истории Севастополя и Твери таких фигур, как Афанасий Никитин, Екатерина II, весьма и весьма знаково. Факт основания упоминавшегося уже благотворительного фонда имени сестры милосердия Екатерины Бакуниной побуждает нас обратиться к героическим и трагическим событиям обороны Севастополя в период Крымской (Восточной) войны 1853-1856 годов. Вначале тверичане, прежде всего в лице ректора своего государственного медицинского университета и председателя общественной палаты города Михаила Калинкина и настоятеля одного из храмов Твери отца Романа Манилова, в 2010 году обратились к страницам биографии Екатерины Бакуниной. К этому Михаила Николаевича, отца Романа Манилова и других небезразличных к истории края людей подвиг отмечавшийся в тот год юбилей — 200-летие со дня рождения сестры милосердия, сподвижницы легендарного Николая Пирогова.

В 2012 году влюбленный в прошлое тверского края краевед Владимир Сысоев издал замечательную книгу «Сестра милосердия Екатерина Бакунина». Фондом учреждена медаль ее имени. На данный момент ею отмечены свыше ста сестер милосердия не только Российской Федерации, в том числе и Севастополя, а также некоторых стран ближнего зарубежья. В Прямухино — родовой усадьбе ветвистого рода Бакуниных — благоустроено семейное кладбище. В Тверском областном клиническом перинатальном центре имени Е.М. Бакуниной открыт музей. Представленные в его экспозиции материалы рассказывают о жизни и подвижнической деятельности Екатерины Михайловны. На счету активистов фонда много других полезных дел, направленных на изучение и популяризацию медицинского и нравственного наследия прославленной сестры милосердия.

Президентом благотворительного фонда имени сестры милосердия Екатерины Бакуниной является упоминавшийся уже Михаил Калинкин, исполнительным директором — отец Роман Манилов. Руководству фонда и их единомышленникам известно, что Екатерина Бакунина была не единственной тверичанкой в рядах защитников Севастополя. Но чтобы так много — никто не предполагал. И какие фамилии!

В прошлом году, почти в эту же пору, отец Роман Манилов посетил наш город с целью открытия восстановленного барельефа на месте захоронения контр-адмирала Ф.Ф. Нарбута на Братском кладбище, что на Северной стороне Севастополя. А вот имена других тверичан — организаторов и участников первой обороны нашего города: В.А. Корнилов, Ф.М. Новосильский, Н.А. Бирюлев, С.П. Тыртов — все адмиралы. На защите Севастополя стоял и генерал П.К. Меньков. В послевоенные годы он основал учебное заведение. Сегодня оно нам известно как индустриально-педагогический колледж, названный именем своего создателя. У входа на стене прикреплен мемориальный знак с изображением Петра Менькова. Родом из Тверской губернии был и первый командир Черноморского флота вице-адмирал Федот Клокачев.

Предметом гордости тверичан, наших современников, является то, что, по подсчетам отца Романа Манилова, 12 улиц, площадей и набережных Севастополя названы именами их прославленных в боях земляков. В городе русской славы установлено свыше десяти памятных, мемориальных знаков и персональных памятников в честь уроженцев Твери и Тверской области. Как уже сказано, имя П.К. Менькова носит индустриально-педагогический колледж, а средняя школа N 26 — имя Екатерины Бакуниной.

Об этом писали в своих трудах Владимир Сысоев и отец Роман Манилов. Батюшка обратился также к съемкам кино. Кроме альбома «Тверской Севастополь» создана под тем же названием картина. В свое время и книги Владимира Сысоева, и альбомы, и фильм отца Романа Манилова были представлены севастопольским читателям и зрителям. И книги, и фильмы — результат многочисленных поездок авторов не только по родной Тверской области, но и в Севастополь. Недавно батюшкой совершена поездка в Армению. В братской стране отец Роман посетил места, связанные с подвижническим трудом сестры милосердия Екатерины Бакуниной у линии фронта Русско-турецкой войны в первой половине 70-х годов XIX века.

Нынешний приезд отца Романа связан с представлением второго издания существенно дополненного альбома «Тверской Севастополь» и показом нового фильма «Рядовой Отечества». Свободный показ картины начнется 23 сентября в 18.30 в Севастопольском центре культуры и искусства. Презентация иллюстрированного альбома намечена на 24 сентября в 10.00 в Морской библиотеке имени адмирала М.П. Лазарева.

В дореволюционные годы чуть ли не по случаю полувекового юбилея Крымской кампании был выпущен Рербергом знаменитый альбом с портретами и биографиями отважных героев обороны Севастополя, главным образом адмиралов, генералов и офицеров. А вспомнилось это уникальное издание, когда мне стало известно заявление отца Романа Манилова о том, что второй (дополненный) альбом «Тверской Севастополь» «можно назвать справочником обо всех выявленных на сегодняшний день тверских защитниках Севастополя в период Крымской войны».

До презентации альбома в Морской библиотеке имени М.П. Лазарева трудно удержаться, чтобы не назвать открытых отцом Романом Маниловым для себя новых имен тверичан — защитников Севастополя. Яркий пример из этого ряда — братья Игнатьевы на бастионах города!

Лейтенант флота Александр Павлович Игнатьев, выпускник Морского кадетского корпуса, разил неприятеля на 3-м бастионе, пока 12 июля 1855 года не получил тяжелое ранение. За мужество и храбрость отмечен орденом Святой Анны III степени. В послевоенные годы стал контр-адмиралом.

А в это же время Михаил Игнатьев нес службу на бриге «Фемистокл» подпоручиком 6-го резервного батальона 27-го Волынского пехотного полка. В горячие дни обороны командовал «охотниками». Естественно, лично участвовал в вылазках на позиции противника. Сходился с врагом в рукопашных схватках. Погиб в ночь с 10 на 11 марта 1855 года у британской батареи «Виктория» на Микрюковой высоте, вблизи нынешней улицы Горпищенко.

Выпускник Морского кадетского корпуса Николай Игнатьев схлестнулся с пришельцами 8 сентября 1854 года в Альминском сражении. В начале октября 1854 года в ходе первой бомбардировки получил тяжелую контузию. Встав на ноги, защищал Селенгинский и Камчатский редуты. Лейтенант Николай Игнатьев пришел к завершению кампании с орденом Святой Анны III степени с мечами и бантом. В мирное время — коллежский асессор на гражданской службе.

Наконец, самый младший из Игнатьевых — Константин. Прапорщик 6-го резервного батальона 27-го Волынского пехотного полка. До установления мира не дожил. Константин Игнатьев сложил свою голову в бою 26 мая 1855 года где-то на линии между Селенгинским и Волынским редутами…

Ивковы — еще одна металлом звенящая династия. Авенир Алексеевич Ивков 19-летним гардемарином поднялся на палубу военного корабля. Ходил по Финскому заливу на линкорах «Арсис» и «Не тронь меня». В течение почти двух десятков лет, поднимаясь по служебной лестнице, Авенир Ивков служил на линейных кораблях «Силистрия» и «Чесма», корветах «Ифигения» и «Андромаха», пароходо-фрегате «Эльбрус» и бриге «Язон». Повоевать Авениру Алексеевичу выпало немного, чуть более месяца, до 19 октября 1854 года. В этот день командир 3-го бастиона Авенир Ивков, как шесть его предшественников, погибших и раненых, выбыл из строя. Офицер получил тяжелую контузию. Лечился в Севастополе и Николаеве. В мае 1855 года герой, не окрепнув до конца, прибыл в Севастополь с намерением снова встать в строй защитников города. Но Павлом Нахимовым был отправлен в Николаев. Адмирал видел, что Авенир Алексеевич переоценил свои силы.

За доблесть и храбрость, проявленные на 3-м бастионе, Авенир Алексеевич был награжден орденом Святого Георгия IV степени. У героя было четыре брата: Помпей, Кандид, Вячеслав и Олимпий. Каждый из них тоже был удостоен ордена Святого Георгия IV степени. Все дослужились до высоких чинов: генерал-майора, полковника, капитана 1 ранга.

Николай Авенирович и Георгий Авенирович — сыновья Авенира Алексеевича и Елены Андриановны — тоже служили на море. Георгий Авенирович участвовал в Цусимском сражении. Испил горькую чашу японского заточения, о чем рассказал в опубликованных заметках «О том, как жилось мне в плену».

Второй выпуск альбома содержит сведения в определенной степени сенсационные. Да, он может напомнить или стать отражением такой библиографической редкости, как альбом Рерберга. Отличие его состоит в том, что он повествует о севастопольцах — уроженцах тверского края. Тем он и интересен. Отец Роман Манилов обещает раскрыть их содержание в предстоящих общениях с севастопольцами.

На снимке: А.А. Ивков.

Другие статьи этого номера