Когда деревья стали большими

Когда деревья стали большими

Ну вот скажите мне: почему мы так живем?! От одного неистово
крестящегося мужика до другого. С вероятностью 99,999 процента знаю,
где объявится очередной. Возле дома N 45, что на ул. Ивана Голубца. Это
возле магазина «Иванушка», метров двести не доходя до школы. Аккурат
под старым-престарым тополем, который не то что себя не помнит — он
вообще уже ничего не помнит. Потому как мертв. И давно. Лет пять, как
минимум. Сейчас пребывает в стадии тления. Невооруженным глазом
видно. Мальчишки посбивали палками кору, а там — сплошная труха… Но…
Хотите — верьте, хотите — нет, при всей очевидности решения никто его не
принимает. Тополь не сносят. Кто знает — почему? Считайте вопрос
риторическим. Прошлый раз в традиционной рубрике мы
поинтересовались у читателей «Славы Севастополя»: «В вашем дворе или
на вашей улице есть деревья, которые из соображений безопасности
необходимо спилить? Вы куда-нибудь об этом уже сообщили?» И в ответ
получили не только кучу адресов, но и вот это самое «почему».»Почему» звучало логично потому, что адреса вероятной беды известны и лицам, ответственным за то, чтобы беды все-таки не случилось. Почти все позвонившие в редакцию или написавшие на нашу электронную почту уже куда-нибудь по поводу сноса аварийных деревьев обращались. Ну и что?

Пересказываю типичную историю, услышанную от Галины Николаевны Дмитриевой, которая нам и сообщила о затянувшейся драме с мертвым тополем на ул. Ивана Голубца. Когда-то он был не одинок. До 2013 года через тротуар от него стоял другой такой же мертвый богатырь, вознесшийся «главою непокорной» метров на десять выше расположенного рядом пятиэтажного дома. В штормовую погоду дерево не только скрипело, но и совсем по-стариковски покряхтывало. Словно говоря: «Из последних сил держусь. Упаду скоро…»

Галина Николаевна прикинула траекторию падения: как раз окна ее квартиры. И начала писать, звонить и даже ходить по ответственным адресам. Так вот, Галина Николаевна — человек очень умный, все поняла и проблему больше, чем на 50 процентов решила: добилась официального обследования, получила заключение о целесообразности сноса и… За ликвидацию одного дерева заплатила своих кровных 3400 тогда еще гривен. А второе так и стоит. Тоже уже с покряхтываниями, собираясь упасть: в лучшем случае — только на троллейбусную линию, а в худшем… Даже представить страшно, глядя на постоянно снующую в школу и обратно детвору. Вот-вот. А потом креститься будем. И кого-то, наверное, даже посадят. Но изменит ли это ситуацию в принципе и в корне?!

«Никому ничего не надо, — как бы ответила на этот вопрос Нина Николаевна (ул. Луначарского, 22). — Наши четыре дворовых сухих дерева мы описываем разным чиновникам уже три года. Одно, то, что выше нашего дома, — гнилое у основания. Рядом — «воздушка». На нее, по закону подлости, скорее всего, и упадет».

А вот Юрий Васильевич (ул. Советская, 40) траекторию падения знает точно. Мертвое дерево рядом с углом его квартиры облюбовал плющ. За несколько лет плющ превратился в мощный «парус». Обветшавшее дерево с трудом выдерживает силу зимних шквалов, наклонилось в сторону дома метров на пять и под особенно злыми порывами ветра уже цепляет шиферную крышу. Был случай, когда лист шифера спикировал вниз. К счастью, закон подлости на этот раз не сработал… А в следующий?

Ждут беды и Валентина Васильевна (ул. Гоголя, 40: там сухой платан нависает прямо над скамейкой для отдыха, которую очень любят тамошние и старики, и детвора), и Ирина Михайловна Плахова (ул. Марш. Геловани, 1: огромное сухое дерево прямо на детской площадке), и Надежда Николаевна (ул. Блюхера, 13: падающее дерево уже не первый год выцеливает ее балкон), и Наташа (ул. Ленина, 23: большая акация раскололась пополам и этой зимой всенепременно рухнет), и Антонина Муляр (ул. Пластунская, 73, где…).

А вот о том, что там происходит, просто необходимо рассказать подробнее. И автор не просто написала в редакцию. Она прислала образное видение того, что сейчас происходит в нашем городе. Внимательно изучите эту фотографию. Не коллаж, не фотошоп. Все как есть на самом деле: «перепуганный» маленький домик пытается то ли спрятаться, то ли совсем убежать куда-то из-под сени грозного соседа. Каково там жильцам, как думаете? Вот их пока что еще живые впечатления: «Уважаемая редакция, на ул. Пластунской, возле дома N 73, растет один из самых больших тополей в городе. Весной этого года организация «Клён» обрезала некоторые деревья на нашей улице. Тополь был обрезан частично. Рабочие пообещали приехать на следующий день, но не явились. Дерево наклонено в сторону дома, корневая система частично оголена, т.к. оно растет на подпорной неукрепленной стенке. Никакие жалобы в адрес фирмы «Клён» и отдела благоустройства (надо полагать, департамента Нахимовского района. — Ред.) не возымели эффекта. 8 сентября мною было написано заявление в департамент городского хозяйства правительства Севастополя на имя Чибисова Андрея Сергеевича с просьбой закончить обрезку аварийного дерева. Пока никакого ответа нет, и дозвониться в департамент городского хозяйства не могу. Дерево создает угрозу не только строению, но и жизни проживающих в нем людей, в том числе ребенка. Спасите нас!».

Чем не сигнал SOS, на который именно так в этом (и во многих других случаях) надо уже и реагировать: беда стучится в окошко ветвями «одичавших» деревьев.

Кавычу, потому что термин не мой, а принадлежит Валентине Скориковой с ул. Ленина. По ее мнению, в нашем городе давным-давно не ступала нога не только ландшафтного архитектора, но и посредственного садовника. «Когда-то, теперь кажется — в незапамятные времена, в Севастополе каждую весну и осень соответствующие службы обрезали деревья, уничтожали сушняк… И не припомню, чтобы что-то кого-то придавило или поцарапало. В казне нет денег, а в головах чиновников нет мозгов. А посему будьте бдительны, граждане Севастополя, на вас в любой момент может упасть дерево», — написала она в редакцию.

Тут не удивляйтесь, но за чиновников я заступлюсь. Не все ж они безмозглые. Пообщался с некоторыми из управления благоустройства департамента городского хозяйства Севастополя, продиктовал им проблемные адреса (те, где заявители оставили номера телефонов, так что ждите, надеюсь, добрых вестей). Нормальные люди. Но, к сожалению, идущие за событиями, а не моделирующие ситуацию, не влияющие на нее. Другими словами, лупят по хвостам. А хвостов столько, что уследить и успеть за всеми физически невозможно. Не говоря уже о том, где взять столько денег, чтобы сразу порешать то, что не решалось годами, а может, и десятилетиями.

Вот Валентина Скорикова вспомнила, как было раньше. А раньше в городе была такая организация (в структуре управления коммунального хозяйства), как Ремонтно-строительное управление зеленого строительства. Звучит немножко тавтологично, но работало оно очень эффективно. Потому что знало подведомственное хозяйство от проекта до реализации и последующей эксплуатации. Монополист, конечно. Но в данном случае это было благом. Не случайно, во многих городах РФ подобные структуры сохранили в виде государственных унитарных или бюджетных организаций. И там сейчас ситуация — управляемая, а города — красивые. Мы пошли другим путем. Решив, что содержать РСУ ЗС дорого, сначала отпустили на вольные хлеба (ООО «РСУ зеленого строительства»), а потом и совсем попытались отодвинуть от дел через механизм конкурсов. В прошлом году в разгар сезона, т.е. летом, зеленое хозяйство города вообще осиротело. УФАС отменило результаты торгов с одним участником (и этим участником, сами понимаете, было не севастопольское с 1927 года РСУ зеленого строительства).

В итоге имеем то, что имеем: когда деревья стали совсем-совсем (то есть предельно) большими — они начали падать. В 2013 году покалечило ребенка, в сентябре этого — очередную дорогую машину и очередной балкон. А сезон штормов еще не начался. Ждете беды? И правильно делаете. Хотя бы в готовности ее встретите.

Специалисты считают, что сегодня зеленое хозяйство города находится в критическом состоянии. Многие деревья достигли своего предельного возраста (60-70 лет) и требуют замены. Понятное дело, что сделать это просто так, по письмам и звонкам обеспокоенных граждан, невозможно. Нужен серьезный, научно выверенный подход. Это на первый взгляд. На самом же деле нужна вторая попытка. В октябре 2012 года своим решением горсовет Севастополя принял «Программу озеленения города с дендрологическими исследованиями на 2012-2015 годы». В 2013-м на программу не нашлось денег. В 2014-м, сами понимаете, было не до нее… А сейчас уже 2016-й. Что дальше делать-то будем? Креститься!?

* * *

Следующий «Вопрос в лоб» нам подсказали депутаты Госдумы, куда внесен законопроект о запрете абортов. «ПОДДЕРЖИВАЕТЕ ЛИ ВЫ ТАКУЮ ЗАКОНОДАТЕЛЬНУЮ ИНИЦИАТИВУ?»

Ответы ждем в пятницу, 30 сентября, с 13 до 14 часов по телефону 54-31-95 или на электронную почту редакции (slavasev@mail.ru) не позднее понедельника, 3 октября.

Другие статьи этого номера