Не унывай, пенсионер, пожалуйста!

Не унывай, пенсионер, пожалуйста!

На прошлой неделе мы предложили читателям «Вопрос в лоб»,
приуроченный к декаде пожилого человека: «Есть ли жизнь на пенсии?»
Согласитесь, даже формулировка этого вопроса уже имеет некий подтекст.
Мол, не все так просто у человека, перешагнувшего пенсионный рубеж…
Тем не менее пенсионеры бывают разные, что обусловлено широким, в
первую очередь возрастным диапазоном (быть 55-летним пенсионером и,
например, 85-летним — далеко не одно и то же), финансовой
состоятельностью и индивидуальными качествами. Неудивительно, что и
ответы на «вопрос в лоб» были неоднозначными.Леонид Алексеевич Ермак, дозвонившийся первым, заговорил о «наболевшем»: «Хочу на ваш вопрос ответить встречным: а есть ли совесть у пенсионного фонда? По закону мне положена выплата страховой пенсии (я старше 80 лет. По федеральному закону мне положены дополнительные выплаты). Но пенсионный фонд Севастополя так не считает. Кто нас рассудит?»

Лидия Корнеевна, проживающая на проспекте Октябрьской революции, практически вторит Леониду Алексеевичу: «Я — ветеран труда. Трудовой стаж — более 40 лет. Пенсия — 11 тысяч рублей в месяц. Это очень мало! Мне 82 года. По моему разумению, мне должны добавить 4 тысячи рублей. Но эти деньги мне не выплачиваются. Два года ищу правды. Обращалась в разные инстанции. Приходили отписки, с содержанием которых я не согласна… Считаю, что мы, ветераны труда, обижены. Законодатели (я читала в газете) получают в месяц заработную плату, исчисляемую сотнями тысяч рублей. Предлагаю у них отнять, а нам добавить».

Категорично? Да! Но можно понять чувства ветеранов. Далеко не бесспорное распределение материальных благ между разными слоями общества имеет место. Строили-строили социалистическое общество, апогеем которого должен был стать коммунизм, а в итоге заработали очень скромную пенсию. Что же касается оценки работы пенсионного фонда, то с каждым случаем следует разбираться индивидуально. И Севастопольское отделение пенсионного фонда всегда готово идти навстречу людям.

Увы, но такие выражения, как «Жизнь на пенсии заканчивается!», «После пенсии нет жизни», «Пенсионеры обречены на нищенское существование», можно услышать достаточно часто. Но тем контрастнее выглядит признание, которое на электронную почту редакции прислала Мария Геннадьевна Н.: «…Когда я стала получать пенсию, мне сосед сказал, что у меня начинается новая жизнь. Но я постаралась поработать до 70 лет, и вот уже год, как я действительно на пенсии. Перед увольнением купила планшет и теперь его изучаю с помощью детей. Читаю книги, которые скачиваю из Интернета, смотрю фильмы. А ещё я вяжу для детей, внуков, знакомых. Пока мне такая жизнь не надоела».

Можно предположить, что именно ярлыки мешают людям после выхода на пенсию ставить цели, искать способы преодоления трудностей, не поддаваться болезням. Как итог — затворнический образ жизни с ежедневными просмотрами сериалов, редкое общение с бабушками во дворе. А следом — ощущение бессилия и ненужности. Неужели все так печально?

К счастью, количество людей, которые на пенсии находят новый смысл жизни, помогающий им полноценно жить, становится больше.. Никто не отменял общение с детьми, внуками, пользователями Интернета, участие в кружках художественной самодеятельности… Как тут не вспомнить героиню газетной публикации, которая вышла замуж в 68 лет. Следующее свое десятилетие женщина провела, путешествуя вместе с супругом. Значит, есть что-то такое, что-то особенное в людях, что позволяет им не отставать от ритма жизни, не сдаваться старости.

Немало среди людей «третьего возраста» тех, кто продолжает любить жизнь, и эти отношения взаимны. Это активные пенсионеры, те, кто дал себе установку, что на пенсии жизнь не заканчивается. Глядя на то, как они гуляют с внуками, общаются с любящими их детьми и родственниками, нельзя сказать, что жизни на пенсии нет.

В подтверждение тому слова мудрой Анастасии Павловны, постоянной участницы рубрики «вопрос в лоб»: «Есть ли жизнь на пенсии? У каждого по-разному. Когда я только вышла на пенсию, мне отдыхать было некогда. Ухаживала за своими родителями, которые к тому времени стали совсем плохи. А потом… Пережив боль утраты, поняла, что надо заниматься своей жизнью. Стала много ездить по стране, отдыхала в разных санаториях. В принципе, я всегда старалась вести активный образ жизни. Только вынужденные, особые обстоятельства могли на какое-то время удержать меня дома. Но дома тоже огромное количество дел. Мой участковый врач не раз восхищалась, в каком образцовом порядке я содержу квартиру.

Сейчас, когда я разменяла девятый десяток, крайне редко выхожу на улицу. Но у меня есть дочь, внук. Стараюсь быть им полезной. Молодые люди, они же какие: берут в руки планшеты, и считай, что отсутствуют. Если еще и я за планшет возьмусь (смеется), то кто же еду будет готовить?»

Дорогая Анастасия Павловна! Разговаривать с вами — одно удовольствие. Нет в ваших словах той неизбывной горечи, которая может свести на нет все жизненные усилия. Все происходящее с нами имеет если уж не яркую цветовую гамму, то, как минимум, черно-белый окрас. На какой стороне быть — во многом и от самого человека зависит.

Надо бороться с собой! Вставать утром, заваривать кофе, чай, завтракать и продолжать жить. Не падать духом. Кто-то скажет: это легко говорить. А что, есть другие предложения? Разве нет «унылых стариков» среди молодежи, людей среднего возраста, не видящих смысла, не имеющих целей, постоянно сетующих и жалующихся? Да сколько угодно.

Конечно, если бы не пресловутый финансовый вопрос, в который упираются многие житейские проблемы, жить было бы все-таки полегче. Рассказывает Лика Александровна: «У меня небольшая пенсия. Этих средств хватает только на самое необходимое: еду, лекарства, оплату ЖКХ. Какие-то другие бытовые вопросы решать крайне трудно, например, заменить текущий кран в ванной комнате, обновить гардероб… Это налагает отпечаток грусти на будни и праздники. Но я даже не на том хотела бы акцентировать внимание. Мне кажется, и раньше трудные времена были, но люди охотнее помогали друг другу. Были более отзывчивыми, были проще. Лично мне на пенсии не хватает ощущения такой вот человеческой доброты, участия…»

Странное дело. Если взять каждого человека в отдельности да хорошенько рассмотреть его со всех сторон, то можно обнаружить столько хорошего! В глубине души у каждого есть свой океан нерастраченной любви, море невостребованной нежности. А с годами такого богатства становится только больше. Так почему бы не поделиться?

Особую тревогу вызвал звонок Веры Денисовны, проживающей на улице Хрусталева: «Я — участник Великой Отечественной войны, инвалид 2-й группы. Мне 84 года. Ну хоть бы кто открыткой поздравил! Живу одна. Скажу честно, иногда даже хлеба в доме нет, потому что сходить в магазин я не в состоянии. Смотрю передачи по телевизору, газету читаю — чествуют ветеранов. А меня никто…»

Для начала мы договорились с Верой Денисовной, что она обратится в социальную службу по месту жительства. Ветеран может воспользоваться услугой соцработника, и часть насущных проблем уже будет решена. Что же касается ощущения невостребованности, одиночества… Вера Денисовна, пять раз в неделю газета «Слава Севастополя» приходит в ваш дом. Значит, вы уже не одиноки, по крайней мере, не так одиноки, как вам порой кажется. Лично вам коллектив редакции передает сердечный привет. Вы прожили трудную большую жизнь и, вне всякого сомнения, принесли много пользы людям и обществу. И если кто-то по своей далеко не идеальной человеческой природе забывает сказать вам об этом хотя бы пару слов — простите. Есть Тот, кто все знает.

Так есть ли жизнь на пенсии? Очень хочется верить, что есть.

* * *

Мы предлагаем очередной «Вопрос в лоб»: «У СЕВАСТОПОЛЬСКОГО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ НОВЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ. НА ЧТО, ПО ВАШЕМУ МНЕНИЮ, В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ СЛЕДУЕТ ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ В ГОРОДСКОЙ МЕДИЦИНЕ И ПОЧЕМУ?»

Ответы на него можно дать в пятницу, 14 октября, позвонив по телефону 54-49-34, или прислать на электронную почту редакции (slavasev@mail.ru) не позднее понедельника, 17 октября.

Другие статьи этого номера