«Не падай духом, брат мой инвалид…»

В СЕВАСТОПОЛЕ ПРОШЕЛ ФЕСТИВАЛЬ ДЛЯ ДЕТЕЙ С ОГРАНИЧЕННЫМИ
ВОЗМОЖНОСТЯМИ ЗДОРОВЬЯ.
Есть люди, которым живется труднее, чем нам. И тем больше уважения
они вызывают, когда справляются с непосильными проблемами и, на
первый взгляд, абсолютно безвыходными ситуациями.Напротив меня в кафе, где проходил фестиваль людей с ограниченными возможностями здоровья, сидела совершенно удивительная семья. Молодые красивые родители: счастливая мама, любящий отец, ухоженный сын. И только спустя минут 15 стало заметно, что ребенок болен. Вите трудно вести себя в обществе, он не слишком хорошо воспринимает происходящее, он по-другому видит наш мир, но огромные и поразительные терпение и любовь его близких не могут не вызывать восхищения. На сцену Витя вышел с мамой — она держала микрофон, подсказывала слова сыну, и мальчик запел. Да так, что взрослые люди не могли сдержать слез. Там, на фестивале в кафе, было еще несколько таких детей — с разными недугами и уникальными голосами.

У Вити расстройство аутистического спектра. О его диагнозе мама не догадывалась, пока сыну не исполнилось 2,5 года: воспитательница в детском саду заподозрила, что у мальчика проблемы со слухом — он часто игнорировал обращенные к нему слова. Стали проходить обследование, после чего и был поставлен диагноз.

— Мы, родители таких детей, не считаем диагноз Вити болезнью, он родился таким, это генетическое расстройство, — рассказал папа мальчика, Александр. — Он самый обычный ребенок, просто воспринимает мир с другой точки зрения. Например, у него есть свои ежедневные ритуалы, которые нужно непременно соблюдать. Допустим, когда мы идем в школу, где занимаемся по индивидуальной программе, обязательно придерживаемся одного и того же маршрута. Но тут нужны только терпение и позитивный взгляд на мир.

Александр считает, что особенного ребенка необходимо просто принять таким, какой он есть. Родители честно сказали себе: Витя навсегда останется с нами и нужно относиться к этому спокойно, ребенок даже не сможет обслуживать сам себя. Мама и папа не тревожат себя мыслями о будущем, о том, что мир бывает жесток. Они просто живут. Александр — не родной отец мальчика, но совсем не понимает, как из-за болезни ребенка можно уйти из семьи, ведь есть самое главное — любовь. Своим сыном родители гордятся — в математике он не силен, зато пишет очень грамотно, хорошо поет и рисует. Правда, в последнее время краски с кисточками забросил. Но на фестивале спел, как звезда.

— Кто не слышит — читает стихи, кто практически не видит — поет и танцует, играет в спектакле, занимается лепкой, мультипликацией, — говорит организатор фестиваля для детей с ограниченными возможностями здоровья «Особые дети» памяти Ирины Остащенко Людмила Полянская. — Самая главная задача — доказать, что все дети равны, чтобы все могли реализоваться, найти себя. Нам помогают предприниматели, профсоюз работников транспорта, общественно-экспертный совет, комиссии по образованию и здравоохранению при правительстве.

Многие участники заметно волновались, но с ними никто не сюсюкался. Сценическое волнение — явление нормальное, артист должен научиться с этим справляться самостоятельно. С диагнозом ДЦП нельзя танцевать? Нет ничего невозможного! «Севастопольский вальс» станцевали люди, которым сложно ходить, не то что двигаться в танце. Главное — уверенность в себе. Недуг — не повод для всевозможных комплексов. «Ах, какое блаженство, знать, что я совершенство — знать что я — идеал», — спела известную песенку участница фестиваля.

Подростка Мишу на сцену вынесла на руках мама. Ему очень трудно ходить, скрюченные ручки прижаты к груди. В кафе воцарилась полная тишина, когда он стал читать стихотворение Есенина «Письмо матери», а потом и стихи собственного сочинения о гармонии нашего мира.

— Таких детей нужно просто любить, — говорит заведующая отделением, педагог Севастопольского городского центра социального обслуживания Ирина Бондаренко. — Если есть любовь и терпение, результаты впечатляющие. Мы вот уже больше 12 лет занимаемся с воспитанницей Аней, у нее свои интеллектуальные особенности. Когда она к нам попала, еще живы были ее родители. В настоящее время Аня — сирота. Сначала (а на тот момент ей уже было около 30 лет) она вообще не разговаривала и не умела за собой ухаживать. Сейчас она танцует на сцене, играет в театре и научилась сама себе готовить. Казалось, такое было невозможно.

По словам общественницы Людмилы Лапчинской, на такие фестивали нужно приглашать «благополучных» детей и их родителей, «вечно чем-то недовольных». Надо приходить в школы, организовывать аукционы творческих работ этих детей и создавать благотворительные фонды для помощи их родителям, которые каждый день вместе со своими детьми совершают подвиг во имя выживания.

— Эти дети — драгоценность нашего мира, мы называем их особенными, потому что они в силу именно своего особого состояния отключены от всех соблазнов и пороков этого мира, — говорит Людмила Лапчинская. — Наверное, поэтому их души остаются в незамутненном состоянии, они видят внутренним духовным миром красоту и гармонию, которую современный суетливый человек прячет в далеких глубинах своей практичной души. А главная ценность этих душ заключается в том, что, прикоснувшись к их творчеству — рисункам, поделкам, побыв с ними рядом, невольно сам очищаешься, им нельзя лгать или хитрить, они этого не принимают. Их отцы и матери, любя их, посвящая им свою жизнь, образуют вокруг ребенка такое поле любви, что сами становятся носителями чистоты и света. И это сияние, которое идет от них, освещает и освящает большие пространства.

Бывает, что мы слишком близко к сердцу воспринимаем проблемы, которые для кого-то показались бы совершенным пустяком. Порой стоит об этом задумываться.

«Не падай духом, брат мой инвалид, плечом к плечу мы все переживем», — спела девочка Марина. И действительно, вместе многое можно пережить.

Другие статьи этого номера