Встретились… И почему-то не в силах расстаться…

Встретились... И почему-то не в силах расстаться...

…Мы иногда охотно употребляем всуе ёмко-звонкие крылатые фразы и
выражения, совершенно не затрудняясь узнать, а кто же их впервые
изрек? Вот всего лишь две «фигуры речи»: «авоська» (советское ноу-хау) и
«женщина — друг человека». Узнаваемо? Безусловно. Можно, конечно,
усердно копаясь, в конце концов «докопаться»-таки до автора. Можно. Но
в нашей ситуации — это тот редкий случай, когда авторы сознательно не
претендуют ни на официальную пальму первенства, ни на строчку в
титровом сопровождении фильма, ни на «опознание» в театральной
афишке.
…Их было много: В. Поляков, С. Михалков, М. Зощенко, А. Хазин, М. Геллер,
М. Жванецкий… Именно эти талантливые люди и стояли за спиной того, кто
вполне заслуженно был удостоен в нашей стране имени
непревзойденного корифея речевого жанра, кто гениально воплощал на
сцене замечательные монологи, скетчи самых именитых советских
сатириков…
Что ж, у каждого времени и явления — свои парламентарии. Одному из них
— Аркадию Райкину — через день исполняется ровно 105 лет со дня
рождения. В далеком 1939 году он стал лауреатом Всесоюзного конкурса
артистов эстрады. По этому случаю один московский журналист спросил у
Л. Утёсова: «Этот парень долго будет иметь успех?» На что Леонид
Осипович лаконично ответил: «Всегда». И был прав: все наши узнаваемо-
знаменитые и в советское время, и сейчас юмористы эстрады вышли,
образно говоря, из концертного фрака Аркадия Райкина, если провести
хрестоматийную параллель с «гоголевской шинелью»…ОРДЕН ИЗ РУК АДМИРАЛА

В десятках мемориальных публикаций, в книгах и изысканиях искусствоведов творческая биография Аркадия Исааковича, как говорится, «расписана по нотам», и нет нужды повторяться. Посему есть резон, следуя давней традиции журналистов «Славы Севастополя», все-таки попытаться найти координатные по времени и месту точки соприкосновения человека, судьба которого — это действительно лицо целой эпохи, с историей нашего замечательного Севастополя. А они, эти координаты, конечно же есть.

…Далекий уже 1942 год. Ленинградская филармония направляет бригаду Театра миниатюр на все фронты Великой Отечественной. С программой «Концерт фронту» уже тогда всепогодно набирающий славу создатель в будущем знаменитого «Сатирикона» Аркадий Райкин только одним черноморцам сумел со своими коллегами по цеху дать около ста концертов. И, конечно же, он неоднократно выступал в госпиталях, на полевых аэродромах и огневых позициях Севастополя…

По сему случаю уместно привести оценку его ратного (без кавычек) труда, данную вице-адмиралом в отставке В. Виргинским: «Его появление в больничных палатах лечило не хуже лекарств». И именно в 1942 г. на позициях первого дивизиона Севастопольского 61-го зенитно-артиллерийского полка (Северная сторона) после завершения артистом «Монолога о болтуне лекторе» под оглушительную «канонаду» оваций командующий ЧФ адмирал Ф. Октябрьский лично вручил любимцу народа орден Отечественной войны II степени. А «Отечка» I степени, как называют фалеристы этот орден и по сей день, «догнала» А.И. Райкина спустя 42 года, на 40-летие Великой Победы. Заметим: ни один из эстрадников России не был удостоен такой чести!

РАНДЕВУ С НОВОПЕСЧАНСКОМ

1953 год. Севастополь только-только обзавелся по центральному городскому кольцу двумя десятками белоснежных трехэтажек, на парадном фронтоне которых было выбито: «1952 год». Пленные немцы в куцых мундирчиках мышиного цвета усердно наводили лоск на парадных ступенях у входа в гостиницу «Севастополь». Многие улицы нашего города еще лежали в руинах, пацанва на развалках «стреляла» карбидными банками, а вечерами 12-14-летние зайчуганы (дети войны), как бананы, висели на задниках два года как уже введенных в эксплуатацию желто-синих троллейбусов.

…Именно в такой город-герой и прибыла осенью 1953 года съемочная группа «Мосфильма», руководимая режиссером Николаем Досталем в соавторстве с Андреем Тутышкиным. Позади — две трети готовых плёнок комедийного фильма «Мы с вами где-то встречались», отснятых на «пленэрах» в Евпатории, Ялте и Симферополе. И вот московские киношники решили кое-что дозапечатлеть и в нашем славном городе-герое, который по сценарию именовался Новопесчанском…

Идейным отцом этого замечательного фильма и явился сам Аркадий Исаакович Райкин. Это именно он как-то поделился с Владимиром Поляковым, уже достаточно тогда авторитетным, весьма талантливым сатириком, задумкой создать целый фильм на основе десятков ранее блестяще отыгранных им монологов и скетчей на подмостках Ленинградского театра миниатюр. Что интересно: главную роль (актера Максимова) предполагалось сыграть именно Аркадию Райкину, который, кстати, уже пробовался в конце 40-х годов ХХ века в нескольких советских кинокартинах. Однако ему доставались лишь эпизодические, маловыразительные роли второго плана. А здесь, собственно, намечался наконец его бенефис как киноартиста с ведущей ролью, и Райкин, скажем прямо, развернул свой талант в этой доброй, без грубого пошлого макияжа кинокомедии, на все сто…

…Откуда же взялась такая фамилия главного героя этого фильма — Максимов? Аркадий Райкин вообще-то почти ничего не выдумывал: сценический псевдоним его родного брата, артиста и режиссера Максима Райкина, именно так и звучал…

Многие севастопольцы «послевоенного образца» ностальгически, со стеснением в сердце достают свои «синие платочки», когда по телевизору изредка показывают сегодня этот славный, одушевленный тёплым юмором фильм. В кадрах возникает светло-желтый, пока еще воздвигнутый на лишенных какой-либо зелени улицах город, с лица которого совсем недавно тысячи строителей, полпредов из самых разных уголков страны, стерли первый пороховой «загар». На улицах и площадях нет и в помине вывесок с эпатажно-напыщенными названиями магазинчиков и кафешек на языке страны любителей овсянки, а украинские «гудзыки» появятся у нас лишь полтора года спустя, после печально знаменитой территориальной рокировки, рожденной в неадекватной голове автора «кузькиной матери» как некоего жупела для распоясавшихся империалистов…

…В разворачиваемой кинопанораме нашего города, который, кстати, вырос к моменту съемок на 70 тысяч жителей по сравнению с довоенной порой, радуют глаз белокаменные «сталинки», добротно покрытые красной черепицей. К сожалению, спустя два десятилетия «алые шапочки» домов по центральному кольцу Севастополя сменят на суглинистого цвета ублюдочный шифер. Право слово, «нет на прорву карантина», как некогда «Во весь голос» возмутился автор этого стихотворения, сегодня с нами, «как живой с живым говоря…»

«ЛЮБОВАЛИСЬ ГОРОДОМ…»

…Итак, фильм. Артист Максимов решается отдохнуть с супругой (ее трогательно, ненавязчиво сыграла Л. Целиковская) на юге. Они садятся в поезд, но жену срочно отзывают в театр — заменить заболевшую актрису. Максимов теряет деньги и документы, высаживается на первой же станции, и с ним затем происходят самые умопомрачительные приключения, на фоне которых — в смешных жизненных ситуациях — замечательный талант А.И. Райкина уже как артиста кино раскрывается пышным цветом.

В фильме была задействована «бригада» поистине талантливых мастеров сцены и кино: М. Миронова, С. Филиппов, М. Яншин, Г. Вицин, М. Пуговкин. И именно в этой киноленте достаточно убедительно заявил о себе Владимир Гуляев, который спустя три года снимется в роли приблатнённого слободского работяги Юры Журченко в знаковом фильме «Весна на Заречной улице». Вспомним его знаменитые фразочки: «Брось переживать, Сашок. На вот, лучше прими — помогает!», «Я семь классов кончил, восьмой — коридор, с меня хватит…»

В нашей киноленте именно Владимир Гуляев на рогатом велосипеде чуть не сбивает пешехода — главного героя фильма. И происходит это на еще «лысом» проспекте Нахимова — с ходу выдает себя своими тогда неухоженными маршами Синопская лестница… Артисты (главный герой киноленты — А. Райкин, бравый милиционер — М. Пуговкин и велосипедист — В. Гуляев), синхронно «пережив» дорожное происшествие, дружно вслух «любуются городом»…

…А как же происходили съемки? В специальной киноведческой литературе об антураже и бытовых реалиях проживания артистов «Мосфильма» именно в Севастополе в 1953 году практически невозможно ничего почерпнуть — так, крупицы. Спасибо нашим землякам, полный респект их памяти, в которой кое-что все-таки осталось. Мне посчастливилось часто встречаться с блестяще одаренным преподавателем музыкальной школы N 1 города Севастополя Валерией Ефимовной Романенко. Она, по ее рассказу, была еще в годы учебы в Москве близко знакома с замечательным композитором Анатолием Лепиным, чья трогательная, жизнеутверждающая музыка с первых же титров нашего кинофильма как бы сопровождает главных героев, «плывет» с ними в ногу, настраивая зрителя на мажорный исход всего действа…

Так вот, по воспоминаниям Валерии Ефимовны, композитор Лепин кое-что ей приоткрыл из жизни москвичей, занятых на съемках фильма «Мы с вами где-то встречались». Аркадий Райкин и автор сценария Владимир Поляков (кстати, в будущем — сценарист «Карнавальной ночи») жили в двухместном номере в гостинице «Севастополь». А рядом со своей женой «квартировал» на этом же этаже режиссер Николай Досталь, основатель в будущем целой «грозди» советской династии кинорежиссеров.

Интересная деталь: вторая жена Николая Досталя, Наталья Андросова, «числилась по жизни» праправнучкой императора Николая I, то есть последним его законнорожденным потомком, оставшимся в СССР и не эмигрировавшим. То, что она была урожденной княжной Искандер, по всей видимости, Аркадий Райкин знал. Он (вообще-то еще тот дамский угодник) галантно отодвигал перед ней стул за обеденным столом в ресторане и звал ее не иначе как Талечкой.

Нам остается лишь недоумевать, почему Наталье Андросовой, согласимся, уникуму на всем советском доельцинском пространстве, удалось, так сказать, «сохранить лицо» и не попасть в один из ГУЛАГов за «явные» связи с английской Defence intelligence…

НЕ ЗАСЛУЖИЛ?

Таким вот образом и отметился 63 года назад в нашем городе уже в мирное время великий король российской эстрады Аркадий Райкин. Когда этот «человек с тысячью лиц» ушел от нас в декабре 1987 года, ни разу не попав в «черные списки» КГБ на арест (умел ведь человек мастерски и сохранять свое достоинство, и соблюдать политкорректность!), целых трое суток и газеты, и телеканалы СССР… держали зловещую паузу. Чего же опасались в высоких кремлевских палатах? Может быть, социального взрыва на волне весьма полярных отношений различных слоев народа к личности его опекуна — товарища Сталина? Потому как на 60-летнем юбилее вождя народов, судя по воспоминаниям самого артиста, «Сталин четырнадцать раз мне аплодировал и все четырнадцать раз вставал»…

…Пятнадцать лет назад на Болотной площади в Москве скульптор Михаил Шемякин воздвиг памятник… порокам. В аллегорической композиции он изваял тринадцать главных пороков человечества, как гласила премьерная аннотационная доска, в назидание молодому поколению… Эта пресловутая скульптурная группа была воспринята москвичами весьма неоднозначно…

И вот на фоне ее вполне легитимного появления на главной «болотной кочке» столицы волнует и тревожит такой парадоксальный факт: оказывается, обличителю N 1 этих самых тринадцати пороков человечества, корифею российской сатирической эстрады Аркадию Исааковичу Райкину до сих пор ни в Москве, ни в Санкт-Петербурге так и не поставили памятник. Не заслужил? Отнюдь! Хотя в столице, возле театра «Сатирикон», носящего имя великого мэтра эстрады, ему самое место. И тут не следует, как выразился великий Гораций, Nec dues intersit, то есть уповать на Бога. Все в руках просто неравнодушных людей, у которых в друзьях — свои шемякины…

На снимках: сцена из кинофильма «Мы с вами где-то встречались»; А. Райкин — на закате жизни.

Другие статьи этого номера