Закон о шлепках — антисемейный?

В федеральный закон от 3 июля 2016 года N 323-ФЗ «О внесении
изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-
процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам
совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной
ответственности» были внесены поправки в статью 116 «Побои», в которой
предусматривается существенное наказание за «нанесение побоев или
совершение иных насильственных действий, причинивших физическую
боль, но не повлекших последствий… в отношении близких лиц, а равно
из хулиганских побуждений…» На нововведение активно отреагировала
часть родительской общественности, усмотревшая в законе нападки на
«традиционные методы воспитания». Дескать, отныне шлепки по «мягкому
месту» могут стоить родителям свободы. Реакция была столь горячей, что
всколыхнула общественное движение «Родительское всероссийское
сопротивление». Его активные участники есть и в Севастополе.ПРОТИВ ТОТАЛЬНОГО КОНТРОЛЯ НАД СЕМЬЕЙ

На конец октября в рамках всероссийского протеста в городе был намечен митинг «Родительского всероссийского сопротивления» против ювенального наступления на семьи». Его сторонники полагают, что поправки в закон, получивший в народе название «закон о шлепках», могут стать «одним из самых разрушительных инструментов ювенальной атаки», что данный закон — только часть массированного разрушительного наступления на российские семьи, якобы сегодня в России на законодательном уровне под предлогом «защиты прав ребенка», под видом необходимости противодействия повсеместному и непомерному насилию и жестокости пытаются установить тотальный контроль над семьей. Активистами общественной организации переданы в Администрацию президента 171969 подписей граждан, возмущенных принятым федеральным законом. Сбор подписей продолжается по сей день.

Протестующие считают, что «Национальная стратегия в интересах детей на 2012-2017 гг.», действующая в настоящий момент, построена на ювенальных и антипедагогических установках. Она «национальна» только в том смысле, что является адаптацией для России глобальных антигуманных, расчеловечивающих стратегий и в перспективе заменится новой, еще более жесткой. «Нас ждет дальнейшее расширение вмешательства во внутренние дела семьи: инклюзивное образование, секспросвет для детей самого малого возраста, отмена запрета гей-пропаганды. Ведь Запад требует от России соответствия принятой в этом году «Стратегии Совета Европы по правам ребенка (2016-2021)» и внедрения всех тех извращений, которые уже пышно расцветают там. Мы против антисемейных норм в законодательстве! — призывают противники закона. — Мы не хотим тотального контроля над семьей! России не нужна ювенальная юстиция!»

ЧТО ГОВОРИТ ЗАКОН?

По социологическим данным, 51 процент наших сограждан считают, что воспитание с помощью шлепков и подзатыльников — норма (хотя и уверены, что это не должно происходить публично). Остальные в основном считают, что такие действия — это всего лишь родительская ошибка или легкомыслие. Только два процента респондентов уверены: действия, причиняющие физическую боль (пусть и без последствий), — это преступление.

Как на проблему смотрит вышеупомянутый закон?

«Статья 116. «Побои».

Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего кодекса, в отношении близких лиц, а равно из хулиганских побуждений либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы наказываются обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Под близкими лицами в настоящей статье понимаются близкие родственники (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки, опекуны, попечители, а также лица, состоящие в родстве с лицом, совершившим деяние, предусмотренное настоящей статьей, или лица, ведущие с ним общее хозяйство».

Для справки можно добавить, что прежняя редакция статьи 116 УК «Побои» предусматривала наказание до 3 месяцев ареста. Для всех, кроме хулиганов и экстремистов (для них-то и было до 2 лет лишения свободы).

Наша жизнь часто не укладывается в тесные рамки различных нормативов. Вот краткое переизложение истории, относительно недавно нашумевшей в СМИ. В Туле у матери отобрали ребенка. Учителя увидели у девочки синяк на лбу. Полицейские забрали ее в приемник. Мать говорит, что синяк оставил младший брат, он ударил сестру кубиком. Дочь подтверждает, что мать ее пальцем не трогала, и просит вернуть домой… Но дочь не вернут, а маму должны судить. Все по закону!

Именно этот случай стал показательным и используется в качестве аргумента в доводах тех, кто выступает против закона. Так бывает: хотели как лучше, а не получается.

«РАЗВЕ ВЫ БЬЕТЕ СВОИХ ДЕТЕЙ, МИЛАЯ?»

Есть у Л.Н. Толстого потрясающее произведение «Детство. Отрочество. Юность». Написано оно в позапрошлом столетии. Но современные детские психологи молча завидуют тому, как тонко автор понимал человеческую душу, в том числе детскую. Часть главы «Княгиня Корнакова» словно специально написана для темы:

» — …Проси, — сказала бабушка, усаживаясь глубже в кресло.

Княгиня была женщина лет сорока пяти, маленькая, тщедушная, сухая и желчная, с серо-зелеными неприятными глазками, выражение которых явно противоречило неестественно-умильно сложенному ротику… Несмотря на то, что княгиня поцеловала руку бабушки, беспрестанно называла ее ma bonne tante, я заметил, что бабушка была ею недовольна: она как-то особенно поднимала брови…

— Что, как ваши детки, моя милая?

— Да, слава богу, ma tante, растут, учатся, шалят… особенно Этьен — старший, такой повеса становится, что ладу никакого нет; зато и умен — un garcon, qui promet. Можете себе представить, mon cousin, — продолжала она, — что он сделал на днях…

И княгиня, наклонившись к папа, начала ему рассказывать что-то с большим одушевлением. Окончив рассказ, которого я не слыхал, она тотчас засмеялась и, вопросительно глядя в лицо папа, сказала:

— Каков мальчик, mon cousin? Он стоил, чтобы его высечь; но выдумка эта так умна и забавна, что я его простила, mon cousin.

И княгиня, устремив взоры на бабушку, ничего не говоря, продолжала улыбаться.

— Разве вы бьете своих детей, моя милая? — спросила бабушка, значительно поднимая брови и делая особенное ударение на слово бьете.

— Ах, ma bonne tante, — кинув быстрый взгляд на папа, добреньким голоском отвечала княгиня, — я знаю, какого вы мнения на этот счет; но позвольте мне в этом одном с вами не согласиться: сколько я ни думала, сколько ни читала, ни советовалась об этом предмете, все-таки опыт привел меня к тому, что я убедилась в необходимости действовать на детей страхом. Чтобы что-нибудь сделать из ребенка, нужен страх… не так ли, mon cousin? А чего дети боятся больше, чем розги?

При этом она вопросительно взглянула на нас, и, признаюсь, мне сделалось как-то неловко в эту минуту.

«Какое счастье, — подумал я, — что я не ее сын».

— Да, это прекрасно, моя милая, — сказала бабушка, свертывая мои стихи и укладывая их под коробочку, как будто не считая после этого княгиню достойною слышать такое произведение, — это очень хорошо, только скажите мне, пожалуйста, каких после этого вы можете требовать деликатных чувств от ваших детей?

И, считая этот аргумент неотразимым, бабушка прибавила, чтобы прекратить разговор:

— Впрочем, у каждого на этот счет может быть свое мнение».

МНЕНИЕ ПРАВООХРАНИТЕЛЕЙ

По словам представителей МВД, в последние три года наблюдается тенденция к увеличению почти наполовину числа несовершеннолетних, ставших жертвами преступлений, сопряженных с насилием в семье. По мнению первого заместителя начальника главного управления по обеспечению охраны общественного порядка МВД России А. Мельникова, «за последние три года наблюдается тревожная тенденция увеличения более чем на 42 процента числа несовершеннолетних, ставших жертвами преступлений, сопряженных с насильственными действиями, совершенными членами их семей». Об этом он сказал на одном из специальных заседаний президентского совета по правам человека.

Ежегодно Следственный комитет РФ расследует десятки тысяч преступлений, совершенных в отношении детей. Из них добрая часть — преступления в отношении несовершеннолетних, совершенные со стороны близких членов семьи. Сотни российских детей ежегодно погибают от рук опекунов или родителей… Еще 2 тысячи детей и подростков, согласно статистике, спасаясь от жестокого обращения со стороны родителей, кончают жизнь самоубийством…

Другие статьи этого номера