Желаем познакомиться с участковым

Во второй половине ноября в России отметили День участкового. Перед
этим праздником был проведен всероссийский конкурс, а лучший
участковый нашей страны (из Калининграда) даже получил автомобиль.
Севастопольцы тоже приняли в нем участие: Лев Моисеев вышел в финал,
но до победы ему не хватило голосов. Всего же, по сообщению пресс-
службы УМВД по Севастополю, в нашем городе трудятся 120 участковых.
Насколько хорошо горожане знают их? Задать очередной вопрос «Знаете
ли вы своего участкового?» нас попросил читатель Анатолий Охременко.
Вопрос нам показался интересным и своевременным. Результаты
оказались неоднозначными: кто-то действительно знает своего
участкового, а кто-то (таких было большинство) очень хотел бы
познакомиться.»Знаете ли вы своего участкового? На этот вопрос отвечаю однозначно: не знаю, и уверен, что так ответит большинство жителей города. Правда, в начале «Русской весны» в 2014 году в доме на улице Репина, где я живу, пробежал, кажется, капитан милиции, весёлый такой, назвался участковым и сказал, чтобы (если что) обращались к нему. С тех пор ни слуху, ни духу, — написал постоянный читатель «Славы Севастополя», ветеран МВД Николай Фалько. — Недавно я видел крутую иномарку с надписью «Участковый инспектор полиции». Подумалось: «Эх, такой бы транспорт — участковому 70-х годов, он бы на ней горы свернул, потому что его КПД был намного выше, чем сейчас, а средством передвижения для него в лучшем случае был мотоцикл с коляской. Помню, как в этой коляске участковые возили в отдел милиции бомжей, тунеядцев, пьющий народ, который направлялся в ЛТП, и ничего — справлялись.

Тогда народ мог и не знать в лицо всех участковых, но работали пункты охраны общественного порядка, которые находились во всех микрорайонах города, особенно в отдалённых местах, и куда человек мог обратиться в любое время дня и ночи. Чётко работали графики приёма граждан.

Опорные пункты охраны правопорядка, как их тогда называли, являлись как бы отделениями милиции по месту жительства граждан. Там постоянно находились, кроме участковых, оперативные работники, инспекторы детских комнат милиции, да и общественников (ДНД), когда надо было, привлекали к этой работе. Сейчас это звучит не очень реально, но в то время практиковались такие формы работы, как отчёты участковых на собраниях по месту жительства граждан, выступления работников милиции в рабочих коллективах, в школах, учебных заведениях.

Всё это и многое другое называлось профилактикой правонарушений. И давало свои плоды. Не могу сказать, что сейчас в этом направлении ничего не делается (остались и опорные пункты, там есть и участковые), но очень уж они незаметны, не оказывают, на мой взгляд, должного влияния на положение дел. Не видно и не слышно участковых в местах массового скопления народа, на рынках, где допускается масса нарушений, в так называемых злачных местах, возле питейных заведений и т.д. и т.п. А ведь всё это входит в служебные обязанности наших правоохранителей».

А вот ответ инициатора опроса Анатолия Охременко, который живет на улице Хрусталева:

— Если даже дворник не знает участкового, значит, участкового нет! — шутит Анатолий Дмитриевич. — Мы у дворника спросили, кто наш участковый, а он только пожимает плечами. Лет 15 его уже не видели, а, конечно, хотелось бы. Нужна и более активная работа с опорными пунктами полиции. У нас один магазин по ночам торгует боярышником, под забором детского сада частенько лежит бомж. Хотелось бы хоть какую-то информацию для жителей и активное сотрудничество.

Узнать, кто у них участковый, захотела и Людмила Александровна, старшая по дому N 8 на ул. П. Корчагина.

— У нас был участковый Александр Балиучий, — говорит она. — Но сейчас он у нас не работает, а участковый, между тем, очень нужен. Наш дом находится рядом с КИЦ (бывший ДКР). Много чужих людей, периодически возникают проблемы, но мы не знаем, к кому обратиться. В советское время у нас был участковый Прохоров: мы ему звонили и всегда находили понимание.

Аналогичные ответы мы получили от старшей по дому на улице Марш. Геловани Любови Андреевны, которая попросила разместить на подъездах объявление о том, как можно хотя бы связаться с участковым, а также от Валентины Васильевны (ул. Гоголя, 40) и Лиды (пр. Генерала Острякова, 91). Все они сообщили, что участкового не знают, но очень хотели бы познакомиться. Кстати, несколько читателей рассказали, что участковый у них есть, но попасть к нему им не удалось даже в часы приема.

Впрочем, были и позитивные отзывы о работе сотрудников правоохранительных органов.

— У нас был небольшой конфликт с соседним домом, пришлось обращаться к участковому, — рассказала Татьяна Гостюнина, жительница улицы Юмашева. — Осталось очень хорошее впечатление: красивый, спокойный, грамотный, уладил конфликт, и все остались довольны. У меня есть мобильный телефон нашего участкового. Если что, то можно позвонить, но нет повода — всё хорошо. Предполагаю, что он загружен по работе выше всех человеческих сил. Успехов ему, сил и терпения!

Специально, чтобы поблагодарить сотрудников полиции, в редакцию позвонила Ольга, живущая в общежитии на улице Чехова (Северная сторона).

— У нас отличные участковые: Максим Багмет, Руслан Беляев, Базаров (имени не помню). Эти ребята работают много лет, выросли здесь, хорошо знают жителей, приходят по первому звонку. Поэтому у нас на Северной все хорошо.

У жительницы 5-го микрорайона возникли вопросы даже не к участковому, а вообще к опорному пункту полиции.

— Своего участкового я не знаю, но претензии есть просто к работе полиции. Патрули мы хоть изредка, но видим, а вот порядка, к сожалению, у нас нет, — говорит Марина. — Буквально с воскресенья на понедельник уснуть мне удалось только поздно ночью: рядом, по всей вероятности, в кафе, музыка гремела так, что дрожали окна нашего дома, пластиковые окна не спасали. И это после 11 вечера, когда, казалось бы, должен соблюдаться закон о тишине. Такие ситуации, увы, случаются часто. Пьяные компании, громкая музыка, периодически чьи-то праздничные фейерверки поздно вечером и ночью — уже привычное, но крайне неприятное явление в нашем микрорайоне. За последнее время в полицию обращалась один раз, больше не хочется, если честно. Соседи обращались чаще, но порядка как не было, так и нет. Недавно уже затемно возвращалась домой и была свидетелем ужасной пьяной драки. Честное слово, было страшно — все происходило буквально перед моим носом. Спасибо, спас сосед.

А вот Анастасия Павловна (улица Истомина), хоть своего участкового и не знает, но заранее решила за него заступиться.

— У нас участковый есть, но мы его не знаем, — говорит она. — Два года назад у нас был замечательный участковый, как-то даже помог уладить конфликт с соседями. Но понять, почему не все жители знают участкового, можно: участковых — мало, жителей — много. Не могут же они в каждую квартиру заходить! Это представляете, какой фронт работ!

В свою очередь Анатолий Иванович Москалюк (ул. Глухова, 1) считает, что гораздо более серьезная ситуация складывается совсем в другой области — в здравоохранении.

— Кто-то приходил, но мы своего участкового плохо знаем. Самая большая проблема — у нас нет своего участкового врача! — возмущен Анатолий Иванович.

Подводя итоги опроса, хотелось бы выразить мнение абсолютного большинства его участников: участковые в городе крайне необходимы, жители хотят с ними познакомиться и, конечно, подружиться.

* * *

Благодарим всех наших читателей, принявших участие в опросе, и хотим задать очередной «вопрос в лоб»: «УМЕНЬШИЛОСЬ ЛИ ЗА ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ КОЛИЧЕСТВО НЕЛИКВИДИРОВАННЫХ ПОСЛЕ РЕМОНТНЫХ РАБОТ РАЗРЫТИЙ? ЧТО, ПО ВАШЕМУ МНЕНИЮ, НАДО СДЕЛАТЬ, ЧТОБЫ РЕМОНТНИКИ НЕ ОСТАВЛЯЛИ ПОСЛЕ СЕБЯ РАЗВОРОЧЕННЫЕ ДВОРЫ И УЛИЦЫ В СЕВАСТОПОЛЕ?»

Ответ на него можно дать в пятницу, 25 ноября, с 13 до 14 часов по телефону 54-06-10 или прислать на электронный адрес редакции (slavasev@mail.ru) не позднее понедельника, 28 ноября.

Другие статьи этого номера