Метаморфозы Синопской виктории

Метаморфозы Синопской виктории

«Истреблением турецкой эскадры вы украсили летопись русского флота новою победою, которая навсегда останется памятной в морской истории».
(Из именного царского рескрипта П.С. Нахимову).

 

Сакральная цифра восемь

…Из более чем 620 лестниц, взбегающих по различным уровням на все семь холмов Севастополя, Синопская—самая протяженная: она насчитывает 332 ступени, в т.ч. закладные—стартовые, являющиеся основаниями каскадов ступенчатых маршей, выполненных из серого гранита.
Родная «племянница» одесской Потемкинской лестницы, Синопская по праву с честью носит титул самой роскошной в нашем городе-герое, являясь осью застройки Центрального холма. Запроектированная группой архитекторов под началом В. Артюхова и начатая строительством в самом конце 50-х годов прошлого века, она была торжественно сдана в ноябре 1961 года, и первым именитым гостем, взошедшим по ней к памятнику Ленину, был Юрий Гагарин…
Разделенная двумя криволинейными пандусами, эта лестница была задумана с малоизвестным глубоким нумерологическим подтекстом, символизирующим знаменательную победу российского флота под началом вице-адмирала П.С. Нахимова над превосходящими силами Османской империи у мыса Синоп 18 ноября 1853 года.
Последуем же примеру того, о чем поется в известном гимне птенцов Саши Маслякова: «Возьмите в руки карандаш!» П.С. Нахимов прожил всего 53 года. В 1853 году состоялось Синопское сражение. 332 ступени суммарно составляют маршевый каскад Синопской лестницы. Сложим попеременно эти значения, и мы во всех комбинациях получим восьмерку. Она и есть та самая доминантная цифра, которая лежит в основе характера и исторической избранности героической личности Павла Степановича Нахимова, крестного отца знаменитой Синопской виктории.
Нумерологический статус цифры 8 гласит: ее носитель—обладатель волевого начала, энергичная и целеустремленная натура. Этот человек—прирожденный лидер, властный и самодостаточный. Он—талантливый организатор, весьма требовательный к подчиненным, но неизменно заботящийся о том, чтобы ничто в бытовом плане не мешало людям на высоком уровне выполнять поставленные им задачи. Цифра восемь наделена божественным сознанием и достигает благоприятных возможностей для успеха намеченных целей лишь тогда, когда осуществляется золотое равновесие между духовностью, моральной чистотой и благосостоянием человека.
О том, как этой триадой замечательных качеств талантливого флотоводца был (не иначе как свыше) благословлен в ходе Синопской баталии в будущем душа севастопольской Трои адмирал Павел Степанович Нахимов, и пойдет наш рассказ, приуроченный к 1 декабря—Дню воинской славы России в честь победы русского флота у мыса Синоп 18 ноября 1853 года (ст. стиль).

 

Хиосский маневр

…«Подземные точки» будущей в общем-то самой первой мировой войны в истории человечества (Восточная (Крымская) война 1853-1856 годов.—Авт.) стали явными со старта 50-х годов ХIХ века, когда император Николай I увяз в споре с Наполеоном III о «Святых местах» в Иерусалиме.
А дальше… дальше колымага вскипающего народного бедствия титульных стран Европы с грохотом покатилась по горам и долам России, Англии, Франции, Австрии и Турции, чтобы с треском распахнуть двери «игрищам мускулов» в Безикской бухте, на Кавказе, в Молдавии и Валахии, на реке Прут, в проливе Дарданеллы.
16 октября 1853 года турецкий султан Абдул-Меджид подписывает фирман об объявлении войны России, отвергнув требование царского правительства предоставить право покровительства над всем православным населением Оттоманской империи. После обстрела 1 ноября турками российских канонерок и пароходов, проходивших по Дунаю, Николай I объявляет миру о состоянии войны с Турцией.
…Это известие не застало врасплох флагмана эскадры вице-адмирала П.С. Нахимова, крейсировавшей между Анатолийским побережьем и Крымом. 6 ноября произошло соединение нахимовцев с эскадрой контр-адмирала Ф. Новосильского, и русский отряд в составе шести парусных кораблей и двух фрегатов был готов дать бой любому противнику, оказавшемуся в зоне видимости.
Случай не заставил себя ждать. Жесточайший шторм принудил турецкого флотоводца Осман-пашу спешно завести 16 военных кораблей под надежную, как он полагал, защиту 24 орудий береговых батарей в бухте города Синопа. Там-то и произошло знаменитое сражение—последнее в истории морских баталий России и Турции.
Флот противника по распоряжению Осман-паши расположился веером в виду крепостных батарей Синопа—древнего города на перешейке полуострова Бостепе-Бурун, самого северного «темечка» Турции, с уникальной бухтой, надежно закрытой с севера от штормовых ветров. Именно здесь 2265 лет назад родился древнегреческий философ Диоген, к слову, непревзойденный ас античности по изготовлению фальшивых монет.
…На военном совете соединенных эскадр, который оперативно собрал Нахимов на флагмане «Императрица Мария», был вынесен единодушный вердикт: «Атакуем турок в Синопской бухте!» Сами небожители, казалось, благословляли этот план. Хотя бы потому, что с древнегреческого слово «синоп» переводится как «подлежащий уничтожению». Более чем символично!
Знал ли об этой пикантной «фишке» Павел Степанович Нахимов? Трудный вопрос. Но юго-восточный ветер, задувший с утра 18 ноября в корму каждого российского корабля, показался добрым знаком для П.С. Нахимова, и он отдал приказ двумя колоннами начать в боевом порядке продвижение эскадры в бухту.
К слову, Павел Степанович с неизменным почтением относился к уже накопленному опыту подобного рода сражений на море. В 1770 году в ходе памятной войны с Турцией, продолжавшейся с 1768-го по 1774 год, русский экспедиционный морской корпус под началом графа Алексея Орлова в Хиосском бою добился блистательной победы, произведя маневр захода двумя колоннами в пролив между берегами малой Азии и островом Хиос.
Соотношение сил было такое же, как и в Синопском деле: российская эскадра тогда разбила в пух и прах превосходящие силы противника (в два с лишним раза, кстати.—Авт.).
…В Синопском сражении турецкая сторона допустила целый ряд непоправимых ошибок. Корабли Осман-паши встречали российских моряков фактически одним бортом, закрыв для береговых батарей сектор обстрела. (Почему-то на ум приходит никчемность игры в гольф в туалете.—Авт.). Экипажи турецких фрегатов были укомплектованы из анатолийских крестьян, по сути, не нюхавших ни пороха, ни моря. Что же касается крепостных орудий, то многие из них представляли собой генуэзские пушки XV века, а 60 процентов орудийной обслуги укомплектовывались милицией—ополченцами, мало сведущими в артиллерийской науке…
В итоге российские корабли выпустили по противнику 18 тысяч 68-фунтовых снарядов. Огромный урон был нанесен флоту Осман-паши благодаря применению бомбических разрывных бомб, которые яростно изрыгали 4-тонные пушки с нижних палуб парусных военных судов эскадры Нахимова.
Многие экипажи турецких пароходофрегатов, спасаясь от губительного огня русских моряков, расклепывали цепи и выбрасывались на мель. Последний довод кораблей?
Итог баталии: три тысячи убитых и раненых турок, двести янычаров, сдавшихся на милость россиян, в том числе и раненный в ногу Осман-паша, плененный в исподнем белье, и капитаны двух турецких кораблей. Потери россиян: 37 убитых и 233 раненых. Была полностью захвачена Синопская крепость, турки покинули объятую огнем западную часть города, а в восточной, за судоверфью, греческое население браталось с русскими моряками, полагая, что их объединяет и роднит единая вера в нашего Господа Бога, умоляя вывезти их в Россию…

 

Два корабля—две судьбы

В контексте этого очерка есть смысл особо поговорить о судьбах двух турецких кораблей—«Фазли-Аллах» и «Таиф»,—участвовавших в Синопской баталии. В мае 1829 года российский парусный линкор 3-го ранга «Архангел Рафаил» опять же в районе Синопа нарвался на турецкую эскадру и сдался без боя. 4 июня Николай I издал такой указ: «Пребываю в надежде, что неустрашимый флот Черноморский, горя желанием смыть бесславие фрегата «Рафаил», не оставит его в руках неприятеля. Но когда он будет возвращен во власть нашу, повелеваю предать огню!»
Линкор «Архангел Рафаил» был переименован османами в «Фазли-Аллах» (перевод—«данный Богом»). В Синопской бухте одним из первых он был уничтожен огнем батарей со вставшего на шпринг флагмана «Императрица Мария»—сгорел дотла и затонул. А П.С. Нахимов потом направил из Севастополя в адрес самодержца депешу следующего содержания: «Воля Вашего Величества исполнена: фрегат «Рафаил» не существует». Вот уж поистине трижды был прав Шатобриан, сказав: «Долг рождает право…»
Есть один весьма любопытный факт по сему поводу. Все офицеры «Рафаила» после вызволения из плена в 1870 г. были разжалованы в матросы. А капитана 2 ранга С.М. Стройникова как командира корабля император лишил званий и наград, направив матросом на фрегат «Поспешный» с указанием «оному никогда не жениться, дабы не иметь в России потомства труса и изменника»…
Но вот в чем закавыка: у Стройникова к моменту его позора уже подрастали два сына. И оба впоследствии стали… контр-адмиралами. Видимо, чиновники того военного ведомства, которое отвечало за присвоение очередных званий флотскому люду, подзабыли или вообще не читали царский рескрипт: он нес в себе вообще-то циркулярный запрет… Поистине, иной россиянин до дыр штудирует инструкцию только тогда, когда точно прозревает, что где-то по незнанию спонтанно наломал дров…
…Волею судеб из синопского «котла» один-единственный турецкий пароходофрегат «Таиф» чудом вырвался из зоны убийственного огненного града бомбических орудий, внедрению которых, кстати, в немалой степени способствовал вице-адмирал В.А. Корнилов.
Вот скорее о нем, а не об удачливом «Таифе», мы и поведем речь. На этом корабле, судя по штатной росписи, в качестве советника находился английский флотский офицер Адольфус Слэйд. Именно благодаря его опыту экипаж «Таифа» сумел через десять минут после начала боя прорезать строй русских кораблей, не попав случайно под обстрел с батареи № 6, ускользнуть от губительного огня фрегата «Ростислав» (одна тысяча выстрелов—двойными снарядами), оторваться затем от спаренной двойки преследовавших его фрегатов и скрыться в юго-западной направлении благодаря уникальной скорости (10 узлов!) и плохой видимости…
Кстати, мнения историков-маринистов тут расходятся. Дело в том, что по сообщениям английской прессы по времени А. Слэйд вообще-то в эти роковые часы морского сражения находился в Стамбуле, где
командовал турецкими линейными силами. А бесстрашие и истинную морскую выучку скорее всего продемонстрировал капитан корабля «Таиф» Яхья-Бей. И не надо на сей счет манипулировать фактами: в турецких архивах существует его собственноручный рапорт о действиях «турецкого «Варяга», и они выглядят вполне профессиональными.
Но вернемся к нашему славному адмиралу В.А. Корнилову. Он в то время командовал фрегатом «Одесса», который также участвовал в преследовании «Таифа». Несмотря на приказ П.С. Нахимова незамедлительно подойти к флагману «Императрица Мария», фрегат «Одесса» по приказу Корнилова не сбавил ход и подготовился… к абордажному прорыву на борт «Таифа».
Трудно было бы назвать даже пирровой победой этот беспримерный морской бой у мыса Синоп, если бы менее удачливым оказался один из бомбардиров «Таифа». Это именно его ядро угодило прямиком в стойку штурвала пароходофрегата «Одесса», сковав его ход. И «Таиф» на всех парах понесся к Константинополю и стал таять на глазах в завесе дождя…
Не случись этого, 194 члена экипажа фрегата «Одесса» никогда бы не одолели турок, которые превосходили нападавших на более чем сто человек. Поистине пустая трата времени—заправлять шубу в колготки… А попади Корнилов в плен? О чем скорбели бы и Нахимов, и севастопольцы, и самодержец российский? Улыбка судьбы, не иначе. А мог случиться и оскал…

 

Чем сдетонировала эта победа?

…Виктория у м. Синоп потрясла и Россию, и все мировое сообщество. Этот морской бой, став хрестоматийной «заставкой», проставил знаменательные акценты на соотношениях сил в Европе и на Ближнем Востоке. Главным кукловодам будущего Евросоюза стало ясно: план вести войну с Россией чужими (в данном случае турецкими) руками с треском провалился. Разгром османской эскадры воспрепятствовал переброске войск Порты на Кавказ, в район Сухум-Кале, для помощи горцам Шамиля. И крепость Карс впоследствии не послужила бы разменной картой за Севастополь…
По итогам последующей после событий 1853 года Крымской кампании 1854-1855 годов перед царским правительством во весь рост встала необходимость экономических и политических реформ, апофеозом чего явилась отмена крепостного права.
Полностью была опровергнута доктрина западноевропейских военных теоретиков о том, что береговые укрепления с моря можно подавить лишь при наличии многократного перевеса в кораблях, артиллерии, с помощью многотысячного десанта, плавбатарей и канонерок.
И, наконец, после Синопа впервые мир столкнулся с масштабным проявлением дезинформации, с бессовестным и циничным приемом запуска газетных «уток», рожденных, кстати, еще на заре XVI века, когда иезуиты-миссионеры пробавлялись россказнями о некоей земле обетованной, где жирные утки в изобилии сидят даже на ветках деревьев, стоит только хорошо потрясти ствол…
Как пример приведем выдержки из английского журнала «Иллюстрацион», из репортажа, датированного 27 мая 1854 года, под названием «Синопская резня»: «Налицо ничем не мотивированная агрессия русских против мирного малоазийского города, в бухте которого стояло несколько плохо вооруженных судов. Кровожадность русских не поддается описанию, жертвы среди мирного населения превышают десятки тысяч, раненых турецких матросов русские варвары добивали в море. При таком вероломстве мы просто обязаны теперь вмешаться…»
А дальше произошел обмен угрожающими нотами, и замаячила тень, по сути, начала самой первой мировой войны…
Кстати, вам ничего не напоминают лейтмотивы этого более чем полуторавековой давности репортажа из английского журнала? Параллель из реалий сегодняшнего дня потрясающая. Приведем лишь короткую выдержку из английской газеты «Гардиан». Под заголовком «Пожалейте Алеппо, на который сбрасываются бомбы ради восстановления российского самолюбия» журналистка Натали Нугайред витийствует: «Российские бомбардировщики утюжат осажденный Алеппо, варварски уничтожая его население». А в газете «Таймс» мы находим такой пассаж: «Россия применяет противобункерные бомбы против больниц…»
И это на фоне более чем месячного тайм-аута российских операций с воздуха в осажденном Алеппо. Кажется, ничего не изменилось после коллизий Синопа… глазами чопорных сэров и пэров.
…За умелое, талантливое руководство действиями русской эскадры в сражении у мыса Синоп вице-адмирал П.С. Нахимов был награжден орденом Св. Георгия 2-го класса. Однако главнокомандующий всеми морскими и сухопутными силами России в Крыму светлейший князь адмирал А.С. Меншиков воздержался от ходатайства о присвоении Нахимову звания адмирала… за некую его «вину в развязывании войны с западной коалицией».
Нонсенс? Еще какой! Как мы помним, император Николай I объявил в высочайшем манифесте еще 1 ноября 1853 года о начале войны с Турцией. Так что состояние души в полном соответствии с ситуацией и волевой порыв главного в недалеком будущем вдохновителя героизма защитников севастопольской Трои, бесстрашно вступившего в бой с турецким флотом у м. Синоп, не должны ни у кого и никогда вызывать ни малейших сомнений, особенно у новейших «лакировщиков» истории. Тут уместен такой каламбур: не надо путать причину и следствие. Особенно не надо путать следствие…

 

Леонид СОМОВ.
На снимке: Синопский морской бой.

Другие статьи этого номера