В «катакомбах» памяти…

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.Я хочу рассказать о своем замечательном брате, который в прошлом году поступил в Санкт-Петербурге в Морскую академию и сейчас учится там. Дело в том, что он по жизни — неисправимый… спорщик. Причем это качество своей натуры он проявил уже, пожалуй, с десятилетнего возраста. Самое интересное заключается в том, что Артем… никогда не проигрывает в спорах. И вот почему.

Я, как его старшая сестра, буквально после того, как Тёма научился читать, подметила интересную его особенность: все, что ему рассказывалось, или то, что он прочитывал самостоятельно, кажется, на века откладывалось в его памяти до мельчайших деталей. Начиная с пятилетнего возраста, брат отлично помнит до 50% прожитых дней. Он воспроизводит обстоятельства всех своих дней рождения, начиная с пятого, все встречи Нового года за последние 15 лет…

Брат способен назвать день недели, когда произошло то или иное событие, освещенное в теленовостях, помнит счет футбольных матчей прошлых лет, где участвовала его любимая команда — ЦСКА.

Не стоит упоминать без восхищения о том, что Артем наизусть, без запинок оттарабанит при случае все телефонные номера своих знакомых. А потеряв однажды мобильный телефон, он по памяти сумел восстановить данные 76 контактов.

А теперь — по поводу его идефикс, связанной с постоянным желанием спорить. Тут все очень просто. Находясь в рядах Вооруженных Сил России (он проходил службу в Волгограде), Артем на спор с очередным новобранцем готов был сначала вслух прочесть первую страницу любого печатного текста всего один раз и затем по памяти повторить его без единой ошибки. Результаты оказывались ошеломительными для того, кто спорил с Тёмой. А у старослужащих вся эта «эпопея» вызывала дружный смех: в который раз Артем вводил в шок своего ничего не подозревающего оппонента.

Впрочем, наряду с этим потрясающим даром у Артема не всё было в порядке в бытовом плане. Он может выйти на улицу, забыв… надеть носки. Или же вместо зубной щетки засунет в рот одноразовый бритвенный станок. А однажды надолго замолчал, когда ему было предложено перемножить в уме 12 на 17…

Когда мы по случаю собираемся всей семьей, то Артем непрерывно нас перебивает, уличая, так сказать, в неточностях при описании обстоятельств того или иного события. Особенно часто подвергаются такой корректировке рассказы нашего дедушки. «Ты, дедуля, все тут путаешь, — нет-нет да и прервет ностальгические воспоминания нашего деда Артем. — Пять лет назад ты говорил, что на тебе был надет не костюм, а свитер…»

Как-то наши родители и бабушка с дедушкой попытались разобраться, откуда, мол, у Тёмы появился такой дар. И бабушка припомнила, что в далеком детстве ее поразил удар молнии. Бабушке тогда было шесть лет. Когда врачи привели её в чувство, то первым делом она спросила: «А Пауль жив?» Все были в недоумении. А бабушка уверенно стала рассказывать, что она с братиком Паулем без разрешения родителей ушла в лес с той опушки, где вся их семья отдыхала. Но случилась гроза, и брата с сестрой поразила молния. Судя по косвенным фактам, все это происходило в деревушке Шварцбальд в Австрии лет семьдесят назад. То есть у бабушки, выходит, открылось «окно» в одну из прошлых ее жизней.

Не оттуда ли этот таинственный дар у моего брата Артема?

Д. НЕБОЛЬСКАЯ, врач-педиатр.

* * *

ОТ РЕДАКЦИИ:

Часто мы попадаем в ситуации, когда память подводит: чего только стоят неоднократно забытые дома ключи или права. А сколько встреч и свиданий не состоялось по той же банальной причине: о них просто забыли… Ругая свою забывчивость, нам, безусловно, хочется обладать абсолютной памятью, помнить всё и всегда. Однако не торопитесь с выводами. Поверьте: тем людям, кто действительно обладает феноменальной памятью, она не всегда в радость.

Синдром одаренности — самый известный синдром, поражающий человеческую память. Гении очень часто обладают именно избирательной памятью. Только представьте себе: Юлий Цезарь, Александр Македонский, Александр Суворов знали имена, лица и характеры всех своих подчиненных, число которых доходило до 30 тысяч человек! Но при этом в других областях их память была абсолютно бессильна. Точно так же композиторы Моцарт, Рахманинов и Глазунов держали в голове сотни партитур, но не могли запомнить даже адреса концертного зала.

Но самый уникальный и самый несчастный обладатель синдрома одаренности — знаменитый «человек дождя» Ким Пик. Друзья называют его Ким-пьютер — за то, что в его голове хранится огромная база данных по мировой и американской истории, спорту, кино, географии, освоению космоса, Библии, истории Церкви, литературе и классической музыке. Он знает все междугородные телефонные коды и почтовые индексы США, названия всех местных телевизионных станций страны, помнит карты всех городов Америки и может рассказать, как проехать по любому из них. При этом Ким отнюдь не отличается гениальностью, с большим трудом координирует действия своих рук и ног, не может застегнуть пуговицы на пиджаке, не умеет шутить и не понимает смысла расхожих пословиц.

Все это свидетельствует о том, что наша память — это кладовая с огромным количеством сундуков с практически неотворяемыми замками.

Другие статьи этого номера