Прецедент, от которого страшно всем

Прецедент, от которого страшно всем

Итак, суд Амстердама в минувшую среду принял решение открыть «ящик
Пандоры». Судья проигнорировал не только заключенные трехсторонние
договоры между Рейнским краевым музеем города Бонна (Германия),
Музеем Алларда Пирсона — археологическим музеем Амстердамского
университета (Нидерланды) и крымскими музеями (государства Украина в
качестве четвертой стороны на момент подписания документов там не
значилось), но и принятую по грустным итогам Второй мировой войны
Конвенцию о неразрывности музейных коллекций. Музей Алларда
Пирсона впервые в истории международного межмузейного
сотрудничества не только не вернул экспонаты в указанные в договорах
сроки, но и провёл демонтаж экспозиции без личного участия хранителей
музеев, предоставивших ценности. Без них витрины были открыты,
ценности сложены в ящики и перемещены. Сейчас крымские музейщики
точно не знают, где и в каких условиях хранятся экспонаты.Впервые за всю послевоенную историю общепризнанные и доселе нерушимые принципы межмузейного сотрудничества попраны в самих основах. В мире культурных ценностей больше нет прежних правил.

Безусловно, понимая далеко идущие последствия такого решения, суд дистанцировался от изучения всего комплекса фактов и обстоятельств и акцентировал свое внимание на формальном поводе.

Основным фактором при принятии судом Амстердама решения о передаче скифского золота Украине была лицензия на экспорт, выданная украинским минкультуры, заявил директор Музея Алларда Пирсона Вим Хупперец. «Судьи решили посмотреть на ситуацию с точки зрения международного законодательства. Они решили, что речь не идет о законном владельце, — этот вопрос должен решать украинский суд. Они приняли во внимание тот факт, что срок действия лицензии на экспорт, выданной министерством (культуры) в Киеве, истек. Поэтому в соответствии с Конвенцией ЮНЕСКО объекты должны быть возвращены Украине как государству, которое выдавало эту лицензию», — передает его слова ТАСС.

Как говорится, умыли руки. Или ушли от ответственности, подставляя тем самым Украину. Никто ведь не тешит себя иллюзиями относительно решения украинского суда? Теперь не Нидерланды, а Украина должна будет выступить в роли беспринципного нарушителя Конвенции о неразрывности музейных коллекций. Для Запада — хоть какая-то попытка сохранить лицо. А Украине не привыкать: репутационным пятном больше, пятном меньше…

Сейчас в хранилищах Музея Алларда Пирсона находятся 300 предметов из четырех музеев Крыма. С легкой руки любящих красивости журналистов все эти ценности окрестили «золотом скифов». Хотя далеко не все раритеты там золотые и уж тем более не все они являются свидетельствами материальной культуры скифского периода. Государственный историко-археологический музей-заповедник «Херсонес Таврический» в 2013 году (тогда — Национальный заповедник «Херсонес Таврический») в соответствии с заключенным трехсторонним договором (апрель 2013 года) между Рейнским краевым музеем (г. Бонн, Германия), музеем Алларда Пирсона — археологическим музеем Амстердамского университета (Нидерланды) и Национальным заповедником «Херсонес Таврический» для экспонирования в выставке «Крым — золотой остров в Черном море» отправил в Германию 28 музейных предметов из собрания заповедника. Выставочный комплекс включал художественные надгробия и архитектурные фрагменты погребальных сооружений с полихромной росписью в технике энкаустики, архитектурную терракоту, эпиграфику, коллекцию граффити, характеризующие историю и культуру Херсонеса в эпоху античности.

У коллекции есть страховая стоимость (без этого невозможно ее перемещение через границу), но очень смешная по сравнению с реальной ценностью артефактов. Почти все они датируются V-I вв. до н.э. Но дело не только в их очевидной древности.

Крымские музейщики при подготовке к этой выставке в Бонне с последующим переездом в Нидерланды и правда расстарались. Как следствие, состоявшееся, но пока не вступившее в силу решение окружного суда Амстердама, специалисты расценивают (особенно относительно Керченского и Бахчисарайского музеев) как катастрофическое для целостности музейных экспозиций. В течение всего двухлетнего периода, пока шел судебный процесс, именно эти музейные учреждения преимущественно и упоминались в прессе. Тем не менее, возможные утраты нашего музея (так хочется поверить в чудо!) не менее невосполнимы, чем у коллег.

Все арестованные в Нидерландах предметы из Херсонеса взяты на учет в основной фонд заповедника и находились в музейной экспозиции античного отдела. Более того, многие из них являлись, как бы это выразиться, смысловыми акцентами экспозиции. Мы, к сожалению, их подзабыли: античный зал почти десять лет на ремонте, но на западного зрителя они произвели огромное впечатление. Успех выставки «Крым — золотой остров в Черном море» без «греческого зала» таким впечатляющим бы не был. Это не квасной патриотизм: простая констатация того, что было. Люди шли смотреть на то, что нигде больше увидеть нельзя. Все уникальные стелы, остраконы, проксенические декреты, алтари, антропоморфы и уж тем более фрагменты перечислять не буду. Вспомню один только почетный декрет в честь историка Сириска — 2-я половина III в. до н.э. Он считается первым историком, жившим на территории современного СНГ. И единственный источник, свидетельствующий о деятельности Сириска, — мраморный декрет с хорошо читаемым текстом на трех фрагментах плиты из белого мрамора, сверху украшенным фронтоном с изображением лаврового венка. Точно такой венок, но из золота, как следует из текста декрета, херсонеситы возложили на чело историка за заслуги перед народом Херсонеса. Подобно Геродоту, он публично читал свое сочинение, вероятно, в театре, который уже существовал в Херсонесе с середины III в. до н.э.

По замыслу научных сотрудников Херсонеса, декрет должен был украсить реконструируемый ныне античный павильон, открыть который в музее намерены уже в будущем году.

К сожалению, ни декрета, ни многого из того, что я лишь чуть-чуть упомянул, на этом празднике не будет. Очень хочется добавить: «Пока».

Суд дал три месяца на апелляцию. И у меня лично создалось ощущение: они не просто ждут, а мечтают, что она будет подана. Вот дословное послание через прессу от директора Музея Алларда Пирсона Вима Хуппереца: «Но это не значит, что судебные разбирательства завершены. Мы ожидаем, что крымские музеи воспользуются своим правом апелляции».

Самим страшно от случившегося и ждут чуда?

Министерство культуры России заявило, что решение окружного суда Амстердама о передаче коллекции скифского золота Украине нарушает принципы международного межмузейного обмена. Крымские музеи намерены обжаловать решение окружного суда Амстердама. Судя по тому, что музейщики очень скупо комментируют ситуацию или отказываются от комментариев вообще, у юристов уже есть какая-то стратегия. Хочется верить, что точка в деле «скифского золота» из Крыма пока что не поставлена. Хочется.

В тему
Окружной суд Амстердама, кроме решения о передаче Украине так называемого скифского золота из четырех крымских музеев, обязал оплатить и его содержание в амстердамском музее с февраля 2014 года. По решению суда Киев обязан возместить Музею Алларда Пирсона около 111 тысяч евро за хранение экспонатов. Жалкое телодвижение самого «справедливого» окружного суда Амстердама…

Другие статьи этого номера