Памяти живой источник

Памяти живой источник

Уходящий 2016 год — год 75-летия начала Великой Отечественной войны,
год 75-летия начала героической обороны Севастополя. Сотрудниками
социального сектора отдела истории Великой Отечественной войны 1941-
1945 годов федерального государственного бюджетного учреждения
культуры «Государственный музей обороны и освобождения
Севастополя» выпущен восьмой том издающейся в течение последнего,
считай, 25-летия Книги памяти города-героя Севастополя. В конце
минувшей недели он был представлен должностным лицам некоторых
городских учреждений, активистам ряда общественных организаций,
группе журналистов.ПОИСК ДЛИНОЙ В ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА…

Собравшихся в зале кинопавильона музея приветствовал директор музея Н.И. Мусиенко. Выход очередного, восьмого по счету тома Книги памяти города-героя Севастополя он назвал знаковым событием в жизни не только коллектива возглавляемого им учреждения культуры, но и в летописи Севастополя, да и всей страны.

Заведующая отделом истории Великой Отечественной войны 1941-1945 годов Музея героической обороны и освобождения города-героя Севастополя И.Ю. Агишева напомнила, что в длительных ожесточенных сражениях за черноморскую твердыню своей жизнью заплатили десятки тысяч наших воинов. В местах братских захоронений установлены величественные памятники из металла и камня. К сожалению, далеко не все павшие в боях герои подняты из окопов и траншей, присыпанных землей в результате взрывов бомб и снарядов. Безвозвратно также утрачены кладбища в местах временной дислокации отдельных медсанбатов и полевых госпиталей. Величественным нетленным общим памятником всем погибшим защитникам и освободителям города-героя стали тома Книги памяти, сказала Ирина Юрьевна.

Решение о создании региональных книг памяти было принято в 80-е годы минувшего века правительством СССР, куда с соответствующими предложениями обратились секретариат ЦК КПСС, Минобороны, Всесоюзный фонд мира, ветеранские организации. Об этом собравшимся в зале напомнила М.П. Апошанская. Майя Петровна вспомнила еще, что первый том городской Книги памяти и четверть ее второго тома — труд отдельной рабочей группы, специально созданной городскими властями группы во главе с П.М. Рогачевым — бывшим директором Музея героической обороны и освобождения Севастополя, ветераном Великой Отечественной, впоследствии почетным гражданином города-героя. В 1992 году создание Книги памяти было возложено на коллектив музея, где трудилась М.П. Апошанская. Она непосредственно участвовала в подготовке остальных её выпусков. В качестве их составителя имя Майи Петровны в восьмом томе приведено вместе с именами других сотрудников музея: И.В. Елезевой, Е.В. Ермаковой, Р.И. Резнюк, Н.С. Чехленко…

Майя Петровна поделилась результатами своих оригинальных наблюдений, приобретенных в ходе без малого четвертьвекового напряженного труда над Книгой памяти. По ее убеждению, лукавит тот, кто утверждает, что СССР заблаговременно, тайно готовился вероломно напасть на гитлеровскую Германию. Если бы готовился, убеждена М.П. Апошанская, то позаботился бы о бланках учета потерь личного состава, неизбежных в ходе военных действий. В первые годы Великой Отечественной имена погибших писари заносили простыми и химическими карандашами на случайно попавшие в руки клочки бумаги, очень часто неразборчивым почерком. Документы 1944 года — иное дело. Листы стандартные, отработанная форма. Штабы более-менее крупных соединений обзавелись пишущими машинками.

В известные своими трудностями лихие 90-е годы минувшего столетия М.П. Апошанская и ее подруги ездили в столичные архивы, прихватив с собой возможные съестные запасы. Работали с рукописными документами, с машинописью, а в последние годы здорово помогают данные, размещенные в социальных сетях.

Параллельно наблюдались другие изменения, в том числе и тектонического характера. Прекратилось существование СССР. На его просторах образовались независимые государства. Претерпевали изменения границы. Одно оставалось неизменным: работа над Книгой памяти не останавливалась никогда и нигде, в том числе и в Севастополе: что при СССР, что в составе независимой Украины, что в настоящее время, после возвращения Крыма и Севастополя в состав Российской Федерации.

Авторы масштабного проекта желали, чтобы экземпляры изданных в регионах Книги памяти поступили к 50-летию Великой Победы на вечное хранение в фонды воинских мемориалов, воздвигнутых в Москве, на Поклонной горе. Есть сведения, что там уже собрано свыше 1200 томов с именами героев. Необходимо и восьмой том представить в столицу, считает Майя Петровна.

ИЗ ВСЕХ ИСТОЧНИКОВ

В зале было оглашено впечатляющее число — 116879. Оно также внесено в предисловие, помещенное в восьмом томе под заглавием «От редакционной коллегии». 116879 — столько имен воинов, отдавших свою жизнь при исполнении воинского долга, содержат все восемь томов севастопольской Книги памяти. В первом томе это имена 16455 человек — воинов, призванных военкоматами Севастополя, офицеров-кадровиков и сверхсрочников, проходивших службу в Севастопольском гарнизоне, бойцов и командиров Севастопольского и Балаклавского партизанских отрядов, участников местного коммунистического подполья и содействовавших им лиц, вольнонаемных воинских частей, рабочих и служащих предприятий, организаций и учреждений, жителей города, а также воинов с неустановленным местом призыва.

В увидевший свет позже шестой том включены также списки севастопольцев, павших в боях в Афганистане в составе ограниченного контингента советских войск, моряков-черноморцев, погибших в результате взрыва на линкоре «Новороссийск» 29 октября 1955 года, а также жертв трагедии на большом противолодочном корабле «Отважный», моряков-подводников — севастопольцев, погибших на разных флотах.

Избрана лаконичная форма подачи сведений о каждом из погибших героев: фамилия, имя, отчество; год и место рождения; место призыва; воинское звание; дата гибели; место захоронения, особые заслуги (Герой Советского Союза, кавалер ордена Славы трех степеней).

При работе над последующими томами Книги памяти города-героя Севастополя редколлегия посчитала, что этих сведений мало. Например, в восьмом томе даны еще источники информации о тех или иных героях. Сошлемся на конкретный случай с уроженцем Севастополя, летчиком-истребителем Алексеем Белостоцким. В первом томе Книги памяти приведена информация о нем как о без вести пропавшем. Но в прошлом году в Музей героической обороны и освобождения Севастополя поступило сообщение о том, что поисковики общественной организации «Кубанский плацдарм» в районе Абинска Краснодарского края на глубине четырех метров земной суши обнаружили разрушенный самолет с останками пилота. С полной достоверностью было установлено его имя: Алексей Белостоцкий. Останки отважного воздушного витязя были доставлены в родной Севастополь, где 17 декабря 2015 года с отданием всех воинских почестей они были преданы земле в поселке Дергачи на Мемориальном кладбище воинов Великой Отечественной. А в восьмом томе Книги памяти на 349-й странице об Алексее Белостоцком дана уточненная информация со ссылками на источники, в том числе и на публикацию «Славы Севастополя» в номере за 22 декабря 2015 года.

Кстати, об источниках, которыми пользуются составители Книги памяти. Классика — это архивные материалы, воспоминания участников Великой Отечественной… Источники материалов могут пробиться в самых неожиданных местах. Пути дальнейших поисков могут подсказать найденные в ходе раскопок котелки, фляги, ложки с нанесенными на их поверхность фамилиями владельцев. Большая удача, когда из-под лопаты подаст голос металл не поддающихся коррозии номерных государственных наград.

ОСТАНОВИСЬ, МГНОВЕНЬЕ!

Вышедший в настоящее время восьмой том Книги памяти отличается от предыдущих вкраплениями страниц мелованной бумаги. На них воспроизведены фотографии моментов знаковых событий 2016 года — церемоний перезахоронений в Оборонном 4 мая 41 воина, в том числе И.И. Маги и Н.А. Збруева, 101 воина в пос. Дергачи, в том числе Ефимова, Урузбая Шалкара 5 мая, эпизодов праздничных мероприятий на Сапун-горе 7 и 8 мая…

Сотрудник газеты «Красный черноморец» Константин Дорохов побывал в Севастополе и в период его обороны в 1941 году, и в первые дни после освобождения города в 1944-м. До глубины души волнуют выразительные наброски карандашом поврежденных войной набережной у памятника Затопленным кораблям, института имени Сеченова (в настоящее время Дворец детского и юношеского творчества), здания Художественного музея и других культовых мест Севастополя — тех, которые увидели воины-освободители.

Но наибольшую ценность представляют дошедшие до наших дней портреты защитников города. В дневнике военной поры Константин Дорохов отметил: «Рисую начисто, по возможности без поправок… частые бомбежки вынуждают прерываться по многу раз». Особо дороги портреты с указанием фамилий воинов: «Орденоносец Каиров», «Краснофлотец Яцук», «Краснофлотец Сова на вахте», «Краснофлотец Павленко. Зенитная точка N 1″… Чем не отправные точки для проведения дальнейшего поиска!

Он сразу дал результат, когда в руках исследователей оказался отчет о боевой деятельности команды базового (быстроходного) тральщика «Искатель» за 1942 год. В документе прояснена трагическая судьба команды транспорта «Коммунист». 19 февраля он вышел из Новороссийска. В Севастополе его ожидали 23 февраля. Но корабль исчез бесследно. 25 февраля тральщик «Искатель» обнаружил в море дрейфовавшую полузатопленную шлюпку с окоченевшими телами, как свидетельствовали документы при них, матросов Бровченко, Слюсарева и боцмана Бойцука. Они были захоронены по морскому обычаю.

Самые свежие, самые последние новости газетчики сопровождают рубрикой «Когда верстался номер», заключительные четыре страницы в восьмом томе севастопольской Книги памяти отведены Бровченко, Слюсареву, Бойцуку и другим воинам, чья трагическая участь была установлена «в ходе работы над рукописью 8-го тома». Трогает душу списочек из трех имен «погибших в боях за Севастополь, фамилии которых установить не удалось: …баев (Бертимбаев?), Ахмедкали, … Григорий Александрович — краснофлотец, … Ипполит Пэгларович — рядовой, плененный немцами 17 июля 1942 года.

Директор музея Н.И. Мусиенко вручал восьмой том Книги памяти города-героя Севастополя не только представителям заинтересованных организаций и учреждений, но и почетным гостям, в том числе родственникам воинов, павших в период Великой Отечественной на полях сражений. С алой книгой в руках к установленным на трибуне микрофонам подошла Л.С. Коковина. Ее дядя, Степан Зеленый, — участник освобождения Севастополя, о чем говорится на 94-й странице Книги памяти. Он был сражен пулей врага едва ли не в день полного освобождения города от захватчиков. Это случилось свыше 70 лет назад. Но боль в сердце Людмилы Сергеевны такова, словно дядю навсегда потеряли вчера. Племянница отошла от микрофона, не закончив выступления. Продолжать его не позволили выступившие на глазах слезы.

Демьяна Демьяновича Приходько призвали в ряды защитников Родины 19-летним пареньком. С боями он дошел до польского городка Пененжно. К сожалению, сегодня в этой стране уничтожают мемориалы на захоронениях воинов-освободителей. В Книгу памяти города-героя Севастополя имя Д.Д. Приходько как освободителя города занесено по просьбе проживающих у нас его родственников. Это, например, В.В. Приходько — племянник Демьяна Демьяновича, который тоже подошел к микрофонам, установленным в зале.

Несколько слов еще об одном ораторе — студенте Севастопольского государственного университета, поисковике отряда «Обелиск» (объединение поисковых отрядов «Долг») Льве Астафьеве. Имя его прадеда Владимира Бутенко, стрелка-радиста разведывательного авиационного полка, погибшего в период Великой Отечественной, занесено в первый том Книги памяти города-героя Севастополя. Краткая запись в ней, а также рассказы бабушки Л.В. Цыкаловой подвигли парня глубже вникнуть в короткую биографию прадедушки. Результаты поиска легли в основу очерка. Его Лев Астафьев представил на проводившемся в Москве Всероссийском конкурсе исследователь-ских краеведческих работ учащихся «Отечество». Требовательное жюри присудило нашему земляку третье место.

— Этот год ознаменован для меня еще одним событием, — сообщил собравшимся в зале Лев Астафьев, — имя моего прадедушки занесено на стенд пантеона музейного комплекса «35-я береговая батарея». Так совпало.

Один из руководителей «Долга», А.П. Запорожко, с большой похвалой отзывается об активном студенте. И у нас был вопрос, который мы задали Александру Павловичу, ведь «Долг» и он лично оказались в перечне организаций, учреждений и отдельных граждан, которым составители восьмого тома Книги памяти выразили огромную благодарность за содействие в их труде над подготовкой материалов. В чем выразилось это содействие?

Так мы коснулись широкой темы участия севастопольских поисковых организаций по установлению имен забытых, трагически погибших защитников и освободителей главной базы Черноморского флота, уточнению данных их биографий.

— Совсем недавно, — заявил А.П. Запорожко, — мы установили имена трех воинов. Но это уже, очевидно, для девятого тома Книги памяти…

Список со своими открытиями директору музея Н.И. Мусиенко передал также лидер «Подвига» В.Е. Сергиенко. Николай Иванович поделился планами второго издания предыдущих томов Книги памяти.

Время, отведенное для представления печатной новинки, давно истекло, но к микрофонам подходили все новые выступающие с поздравлениями, предложениями, пожеланиями. В частности, с выходом очередного тома Книги памяти коллектив музея и его актив поздравили начальник управления культурной политики и развития искусств Севастополя Татьяна Андреева и заместитель председателя общественной палаты города Олег Гасанов.

Вернусь к выступлению М.П. Апошанской. Ей принадлежит запоминающаяся фраза о том, что долгие годы работы над составлением Книги памяти города-героя Севастополя сделали всех членов редакционной группы лучше. Таково воздействие прикосновения умом и сердцем к подвигу отцов, дедов и прадедов. Мощный его заряд составителям удалось навсегда придать и книге-памятнику. Это ощутит каждый, кто с открытой душой обратится к ней.

На снимках: восьмой том Книги памяти; Н.И. Мусиенко с руководителем объединения поисковых отрядов «Долг» М.Н. Гавриленко.

Фото автора.

Другие статьи этого номера