Гостеприимный Домжур

Гостеприимный Домжур

13 января отмечается День российской печати. Истоки профессионального
праздника берут начало в эпоху правления Петра I, когда по указу царя в
январе 1703 года вышел первый номер русскоязычной газеты
«Ведомости». Известно, что Пётр I рассматривал газету как важное
средство борьбы за проведение реформ и утверждения могущества
Российской империи. В современной России начиная с 1997 года 13
января проходит вручение премии президента РФ в области СМИ и
грантов для поддержки проектов молодых журналистов. После
воссоединения Крыма и Севастополя с Российской Федерацией
торжественные мероприятия в этот день проводятся и в нашем городе.Для журналистского сообщества это хороший повод собраться вместе, подвести итоги, почувствовать дружеское плечо коллег, обозначить новые планы. Медийная жизнь, как правило, всегда очень активная. По роду деятельности журналисты считаются первыми, кто чувствует приближение социально значимых перемен, воспринимает и отображает общественные настроения, анализирует факты и обозначает тенденции. Все эти функции, свойственные «древнейшей профессии», не возникли случайно. Теория и практика журналистики имеют богатую предысторию, за которой стоят имена реальных людей, не вымышленных персоналий.

В каждом деле есть свои мастера. Для новичков, только начинающих постигать ремесленные азы, они служат своеобразными маяками. Никогда нелишне, прежде чем ступить на неизведанный путь, обратиться к имеющемуся (пусть и чужому) опыту. Соизмеряясь с кем-либо, мы получаем возможность лучше познать себя. Какие-то высоты покоряются легко. Какие-то так и останутся недосягаемыми… Впрочем, достаточно лирики (или, как говорят, «воды»). Пользуясь случаем, хочется рассказать о знакомстве с одним из «культовых» мест большого российского медиа-сообщества, — Центральным Домом журналиста в Москве, Домжуром.

«Вы можете приходить туда в любое время, как к себе домой», — эти слова председателя Союза журналистов России В. Богданова, сказанные на публичном мероприятии, были восприняты автором статьи буквально. Деловая часть командировки подошла к концу. Авиарейс выпадал ночью. Оставалось свободное время. Перевесив дорожную сумку с плеча на плечо, решительно устремляюсь к метро. Понимаю, Домжур как учреждение уже мог и закрыться. Была не была!

И вот на Никитском бульваре за литой чугунной оградой знаменитый фасад старинного здания. Небольшой ухоженный двор, при входе в который взгляд сразу выхватывает памятник журналистам-фронтовикам. Отсюда в 1941 году уходила на фронт пишущая братия. На другой стороне двора — несколько столиков открытого кафе.

«Вам к кому?» — недовольно спрашивает вахтер, когда захожу внутрь помещения. «Все разошлись. Нет никого», — говорит она. Я же прошу позволить побыть хоть чуть-чуть. Невольная пауза расценивается как разрешение.

В правом крыле Домжура — выставка потрясающих фоторабот «Молодая Арктика». Тут же, за стеклянной витриной, музейные, судя по всему, вещи… Вот, например, печатная машинка Артема Боровика. Есть фонд имени погибшего журналиста, ежегодно премирующий лучшие работы в области журналистских расследований. На память тут же приходят другие имена: Александр Каверзнев, Дмитрий Холодов, Юрий Щекочихин…

— Вам к кому? — снова раздался вопрос. Старший администратор Центрального Дома журналистов Г.П. Басова в этот день уходила домой последней. Уже был погашен свет практически во всем здании, спрятана в сумку связка ключей. Но тут — как условный пароль: «Вы из Севастополя? Расскажите, как там?»

Встретить Галину Петровну оказалось самой настоящей удачей. В руках администратора снова появилась заветная связка ключей. Со словами «Я не отпущу вас так просто!» она провела настоящую экспромт-экскурсию, запомнившуюся особым дружелюбием.

Итак, собственно, что же представляет собой Домжур? Небольшое пояснение сделать надо, чтобы лучше понять его неповторимую атмосферу. В XVIII веке здание принадлежало князьям Гагариным. Каменная постройка (флигель усадьбы) сохранилась чудом во время пожара 1812 года. В 20-30-е годы XIX в. домом владела Анастасия Михайловна Щербинина — дочь княгини Екатерины Романовны Дашковой, сподвижницы Екатерины II, долгое время занимавшей пост директора Петербургской академии наук и бывшей первым председателем Императорской Российской академии. Предание гласит, что здесь, в доме Щербининой, 20 февраля 1831 года на балу со своей молодой женой танцевал Пушкин. Это был их первый после венчания совместный выход в свет. В 1836 году владельцами особняка стали графы Головкины. В 1872 г. на смену дворянству в усадьбу пришло купечество: она перешла к «ситцевым королям» — купцам Прибыловым. Спустя пять лет дом перестроили по проекту архитектора Александра Вивьена. Особняк получил изящный декор фасада, дошедший до нашего времени. С XIX века сохранилась и нарядная литая чугунная ограда по красной линии Никитского бульвара.

После революции в особняке разместился Дом печати. Здесь читали свои стихи Есенин и Маяковский, Шершеневич и Мариенгоф, Брюсов и Блок. 30 декабря 1925 г. в этих стенах москвичи возлагали цветы на гроб Есенина. На фасаде Дома печати висел большой плакат «Умер великий русский поэт»…

В 30-е годы здесь проходили концерты Л. Оборина и Д. Ойстраха, действовал Театр обозрений Дома печати. С 1938 г. особняк на Никитском бульваре известен как Дом журналиста, Домжур, принявший столько творческих знаменитостей, что и не перечислить всех.

Удивительно, но залы Домжура (архитектурные особенности, внутренняя отделка помещений) дошли до нас в их практически «дореволюционном» виде. В особняке сохранились прекрасные интерьеры первой половины XIX века: потолки украшены изысканной лепниной, «родные», из натурального дерева двери с вензелями, стены облицованы под мрамор, парадная мраморная лестница. Есть бальная зала, ставшая концертным залом, каминный зал, розовая и голубая гостиные, являющиеся функциональными по сей день. В наши дни в Домжуре ежедневно проводятся многочисленные пресс-конференции, устраиваются международные «круглые столы», диспуты, творческие встречи, семинары, художественные выставки. Проходят фестивали, творческие вечера и концерты. Действует музей журналистики, работает кинозал.

…Еще несколько лет назад, как рассказала Г.П. Басова, над Домжуром нависала реальная угроза. Новоявленные купцы, сбившие наскоро многомиллионные капиталы на волне девяностых, положили завистливый глаз на особняк. Не дожидаясь, как водится, официальных разрешений, развернули поблизости масштабную стройку. Здание Домжура хотели отобрать у общественной организации «Союз журналистов России» и сделать частной собственностью. Да ничего не вышло. Рейдерский захват журналистами был остановлен, а сама незаконная стройка — закрыта.

— А в Севастополе есть Домжур? — поинтересовалась в свою очередь Галина Петровна Басова. Пришлось признаться, что нет. Пока еще нет.

На снимке: здание Центрального Дома журналиста в Москве.

Другие статьи этого номера