От руки ближнего своего

От руки ближнего своего

Президент подписал Федеральный закон «О внесении изменений в статью 116 Уголовного кодекса Российской Федерации».

 

На этой неделе Уголовный кодекс РФ окончательно обрел изменения, которые еще на стадии подготовки вызывали критические оценки со стороны некоторой части российского общества относительно правовых отношений в семье. Отныне федеральный закон исключает уголовную ответственность за нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших причинение вреда здоровью, в отношении близких лиц. Ответственность за это правонарушение будет наступать в соответствии со статьёй 6.1.1 «Побои» Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
Уголовная ответственность за так называемое семейное насилие в соответствии со статьей 116 Уголовного кодекса Российской Федерации будет возможна только в отношении лица, подвергнутого административному наказанию за аналогичное деяние. То есть поднявшего на близких руку во второй раз.
Напомним: федеральный закон был принят Государственной Думой 27 января 2017 года и одобрен Советом Федерации 1 февраля 2017 года.
Одним из соавторов законопроекта о декриминализации побоев в семье выступал и депутат Госдумы от Севастополя Дмитрий Белик. Свою позицию относительно семейных взаимоотношений по типу «Бьет—значит любит?» Дмитрий Белик пояснил «Славе Севастополя» на одном из примеров российской уголовной практики.
«Уставшая мать-одиночка пришла с работы и нашла наркотики в тумбочке у дочери-подростка. В сердцах подняла на нее руку. Дочь пожаловалась. Далее: дочь изымают из семьи, мать судят, семья разрушена. Так вот, принятые нами поправки—это не «добро» избивать всех. Это изменение наказания с уголовного на административное, если такое в семье произошло впервые. К семье нужно относиться очень аккуратно»,—рассказал Дмитрий Белик.
Во время самого обсуждения законопроекта Дмитрий Белик заявил: «Я неоднократно слышал вопрос от севастопольцев: как отношусь к ювенальной юстиции, к тому, что извращенные западные ценности плодят в нашем обществе новых Павликов Морозовых? Вы знаете, мы, севастопольцы,—люди достаточно резкие, когда речь идет о подмене понятий, о навязывании нам западных идеологий, в городе-герое неприязнь к подобным вещам чувствуется особенно сильно.
На такие вопросы я всегда отвечал достаточно просто: родители воспитывали меня в любви, но в строгости. Сегодня я понимаю: если бы не те рамки, которые очерчивали мне, я бы не стал тем, кем стал сегодня. И так же я воспитываю своих детей: в рамках любви, но в строгости, послушании, уважении к старшим, понимании, что такое обязанности». Кроме того, Дмитрия Белик подчеркнул, что законы, затрагивающие вопросы семьи, необходимо «пропускать через сердце, а к их разработке привлекать Русскую православную церковь и структуры уполномоченного по правам детей».
Кроме того, после принятия и подписания закона по ст. 116 УК «Побои» будут наказывать лишь за нетяжкие побои по мотивам политической, расовой, религиозной или социальной ненависти. Ранее за «семейные ссоры», согласно Уголовному кодексу (ст. 116), можно было получить до двух лет лишения свободы.
Ирина КАРАТАЕВА.

 

В тему

За две недели—десять изъятий детей из семей

Около десятка обращений по изъятию детей из семей поступило на «горячую линию» Общественной палаты РФ менее чем за две недели работы.
Все обращения на «горячую линию» ОП РФ по необоснованному изъятию детей из семей уже отрабатываются региональными общественными палатами и местными органами опеки.
Приемные родители из Ханты-Мансийского автономного округа, например, сообщают, что четверых приемных детей изъяли органы опеки и попечительства из-за плохой характеристики социального педагога из школы.
В некоторых обращениях говорится, что детей изымают по причине несоответствующих условий для проживания. Поступали жалобы, когда в опеке было отказано из-за отсутствия постоянной регистрации.
Также есть сообщения, что органы опеки и попечительства настаивают на проживании ребенка с одним из родителей, не учитывая мнение самого ребенка.
«Мы анализируем все обращения и отправляем их в местные общественные палаты, региональным уполномоченным по правам ребенка, в органы опеки и МВД, чтобы они на местах также разбирались в этих ситуациях. Все обращения остаются и на контроле в ОП РФ»,—отметила инициатор «горячей линии», член ОП РФ Юлия Зимова.
При 40 региональных палатах уже созданы специальные рабочие группы, которые также будут проводить мониторинг ситуации с изъятием детей из семей.
«Задача экспертов на местах—рассказать о том, какие существуют механизмы и некоммерческие организации, которые также занимаются этой проблемой»,—подчеркнула Юлия Зимова.

 

Пресс-служба Общественной палаты РФ.

Другие статьи этого номера