Балаклава: знакомая и незнакомая

Балаклава:  знакомая и незнакомая

Прогулка вдоль моря—всегда удовольствие, не зря практически у самой кромки воды установлены лавочки для тех, кто хочет присесть и полюбоваться красавицей-бухтой. Традиция эта не нова—в начале XX века, после того как городской староста Гинали завершил реконструкцию набережной, также поставили для отдыхающих скамейки, которые очень хорошо видны на фотографиях того времени. Прогуливаясь вдоль кромки воды, главное—не пропустить момент, когда к берегу подбегает волна от проходящих катеров, выплескивающаяся на асфальт. Но напротив дома Христопуло набережная стремительно «вырастает» (вернее, «выросла» на полтора метра с подачи военнослужащих еще в 60-е годы), так что можно остаться внизу, прогуливаясь вдоль домов, или подняться повыше, чтобы окинуть взглядом морскую гладь.
«Высокий» причал сейчас используют для швартовки понтонов, предназначенных для маломерных прогулочных катерков. Казалось бы, эта часть должна быть мелководной с хорошо просматривающимся дном, однако это не так, глубина превышает 6 метров. Это напоминание о том, что когда-то здесь стояли серьезные корабли с большой осадкой, поэтому бухту в этом месте специально углубили.
В начале 80-х годов большую часть этого причала периодически занимала плавбаза «Волга» (длина судна 144,8 м, осадка
6,5 м), запечатленная на редкой фотографии на этой стоянке в сентябре 1984-го. Построенная на Черноморском ССЗ в Николаеве, плавучая база была дизель-электрической, имела 4 дизельных двигателя, 2 винта и развивала мощность до 4000 л.с. Экипаж, который обслуживал судно, рассчитанное на дальность плавания в 5000 миль при 12 узлах, состоял из 220 человек. В строй плавбаза вступила в 1968-м.
Кто-то может возразить, что еще в 50-е годы видел «Волгу» в Балаклаве. Спорить не буду, но это была другая «Волга», отвечавшая за обеспечение 153-й гвардейской бригады подводных лодок, которая как раз была списана в 1968-м. Изначально она была трансатлантическим испанским лайнером Juan Sebastian Elkano, рассчитанным на 773 пассажира и с экипажем 260 человек.
Первая «Волга» была несколько длиннее (145,13 м) и с большей осадкой (9,79). В 1937 году во время рейса из Барселоны в Одессу судно было интернировано и включено в состав Черноморского флота. Пару лет спустя его переоборудовали под учебный корабль, а в 1941-м—под плавбазу. В военные годы эта «Волга» использовалась для эвакуации людей и оборудования из Одессы и Севастополя, а также применялась для размещения личного состава сначала 1-й бригады подводных лодок ЧФ, затем 1-го дивизиона бригады. Ремонтом заниматься плавбаза не могла, так как не имела соответствующего оборудования. В 1947-м снова поменяла назначение, став учебным кораблем.
Вторая, построенная в Николаеве, «Волга» успела побывать в водах Индийского, Атлантического и Северного Ледовитого океанов, принять участие в боевых действиях в Красном море в 1973 году, обеспечивая подводные лодки, находящиеся на плаву, запасами продовольствия, боеприпасами, водой и топливом. В отличие от предшественницы эта плавбаза имела небольшую ремонтную мастерскую, а также зарядную станцию. Также «Волге» не раз приходилось выполнять роль флагманского корабля для соединений подводных лодок. Пройдя более 200000 миль, судно было списано в 2002 году.
После демилитаризации Балаклавской бухты у «высокого» причала стояли разные суда. Одно из них даже служило сценической площадкой для участников фестиваля бардовской песни «Балаклавские каникулы», а зрительным залом были сам причал и вся набережная за ним. Впервые барды собрались здесь в августе 1999-го, с каждым годом участников и зрителей становилось все больше. Правда, к сожалению, через несколько лет набережную Назукина перестали использовать в качестве сцены, перенеся выступления в Херсонес и другие уголки Севастополя, а в Балаклаве проходили лишь встречи с бардами на сцене в парке около Дома культуры рудоуправления.
Многие балаклавцы до сих пор вспоминают о том, как в 1998 году причалы были заняты 36 яхтами из 19 стран мира международной регаты «Кайра», которая впервые получила разрешение на заход в бывшую секретную гавань. Сейчас регаты уже не вызывают подобного ажиотажа, так как ежегодно в июне сюда заходит «Морское перо», да и в течение лета периодически бухта становится местом отдыха для яхт, участвующих в различных соревнованиях.
Серьезная реставрация «высокого» причала происходила в 2003 году, когда город готовился отметить 2500-летие Балаклавы. Именно тогда его выложили плиткой, установили кованый забор и скамейки. В начале сентября 2004-го торжества развернулись в том числе и здесь. На воде на некотором отдалении от берега установили сцену-понтон, где выступали творческие коллективы Балаклавы и Севастополя, а также приезжие знаменитости. Курьезный случай произошел при завершении торжеств: во время выступления Олега Газманова старая проводка, оставшаяся на причале с 60-х годов, не выдержала и перегорела. В результате последние номера концерта увидеть не удалось, а роскошным праздничным салютом балаклавцы и гости любовались в темноте, потому что отключились еще и фонари, и даже погас свет в домах на набережной. Проводку после праздников пришлось менять.
«Высокий» причал за последние 10-15 лет не раз становился съемочной площадкой для художественных фильмов и сериалов. По нему бежали на борт яхты герои «Солнечного удара», на нем встречались в фильмах «Бухта пропавших дайверов», «Тайна волчьей пасти», «Не было бы счастья», «Муж на час», фигурирует он в фильмах «Под ливнем пуль», «Танкер «Танго», «Хозяйка тайги-2», «Поворот наоборот» и некоторых других. Так что, возможно, во время просмотра очередной мелодрамы или боевика вы узнаете знакомые места.
Примерно посередине с «высокой» части набережной можно спуститься по лестнице. Справа от нее 2 мая 2009 года установили памятник Александру Ивановичу Куприну. Даже сильный ливень не мог распугать всех, кто собрался на открытие. На набережной звучали отрывки из произведений Александра Ивановича, обыграли даже сцену прибытия писателя в Балаклаву, причем его роль исполнил балаклавский бард Сергей Курочкин.
Проектов для создания памятника было предложено несколько, но выбрали этот—севастопольского скульптора Станислава Чижа (макеты нескольких других сейчас можно увидеть в балаклавской библиотеке на ул. Назукина, 27). По авторской задумке, писатель остановился, опираясь на кованый забор, задумчиво глядя в направлении выхода из бухты. Фигура выполнена в полный рост, вместо постамента под ногами у писателя—булыжная мостовая, которая должна символизировать набережную начала XX века. На стилизованных бронзовых листах бумаги у подножия—имя писателя и первые строки из его сборника «Листригоны», посвященного балаклавским рыбакам. За несколько лет любители «загадать желание на удачу» отполировали до блеска ручку прогулочной трости, которую писатель вместе со шляпой держит в левой руке.
Если верить фотографиям начала XX века, то примерно на этом месте, но когда вся набережная была еще вровень с водой, на специальной подставке была закреплена икона Николая Чудотворца (она очень хорошо видна на старых снимках). Балаклавские греки относились к этому святому с особым почтением, о чем Куприн написал в «Листригонах»: «Набожный рыбак Федор из Олеиза задолго до белужьей ловли теплит в своем шалаше перед образом Николая Угодника, Мир Ликийских чудотворца и покровителя всех моряков, восковые свечи и лампадки с лучшим оливковым маслом. Когда он поедет в море со своей артелью, состоящей из татар, морской святитель будет прибит на корме как руководитель и податель счастья. Об этом знают все крымские рыбаки, потому что это повторяется из года в год и потому еще, что за Федором установилась слава очень смелого и удачливого рыбалки».
С Куприным же связана история нескольких зданий на набережной, правда, памятник поставили не напротив «Гранд-отеля», где писатель когда-то останавливался, а чуть правее (если стоять спиной к морю), поэтому позади Александра Ивановича возвышается современная бетонная постройка, мало вписывающаяся в исторический облик города.

 

Н. ЗАВОЛОКИНА (НОВОЖИЛОВА).

Другие статьи этого номера