«За неустрашимую храбрость»

«За неустрашимую храбрость»

С такой формулировкой ровно 210 лет назад российский император Александр I учредил знаменитый знак отличия—военный орден для нижних чинов. В народе он и поныне именуется «солдатским Егорием».

 

Одна из статей императорского манифеста, изданного по этому поводу, указывала: носить знак отличия на ленте тех же цветов, что и офицерский орден Святого Георгия.
Солдатский Георгиевский орден был самой «растиражированной» наградой в царской России. Счет награжденных крестами всех четырех степеней за более чем вековую историю существования этого знака отличия идет на сотни тысяч. Есть среди них и уникальные кавалеры. Например, такой награды (чисто солдатской) был удостоен генерал М.А. Милорадович, который в знаменитом сражении под Лейпцигом бился с французами, встав в строй, как простой рядовой,—чтобы подать пример стойкости солдатам. Тот Георгиевский крест ему вручил лично император Александр I.
Эти ордена символически несли на георгиевских лентах цвет победы. На колодке—сочетание двух красок: желто-оранжевой и черной. В этом символе ратного подвига отмечены: черным—пороховой дым и желто-оранжевым—пламя. Впрочем, существует и иное толкование «георгиевского» набора из пяти чередующихся полос двух цветов: черный—смерть, огненный—воскресение. В таком комплекте якобы зашифрована «биография» великомученика Георгия Победоносца, который, согласно описаниям в Житиях святых, трижды принял смерть, но по воле Бога два раза был воскрешаем.
Черно-оранжевая лента в некоторых случаях получала и самостоятельные функции. Было предусмотрено, например, что если воин, ставший кавалером этого ордена, по какой-либо причине не может получить сам орденский знак (такие технические нестыковки возникали, например, во время осады Севастополя в 1854-1855 гг.), то ему надлежит носить на военной форме георгиевскую ленту. Во время зимних кампаний Первой мировой войны подобным образом решалась проблема идентификации орденоносцев, одетых в зимнюю форму: георгиевский биколор украшал борт шинели. В контексте этой публикации следует отметить, что всего за Крымскую кампанию одностепенным «солдатским Егорием» были отмечены 24150 человек—невиданное число таких наград за всю историю царской России.
Особая функция была доверена черно-оранжевой ленте для награждения отличившихся воинских частей русской армии. В 1806 г. появились наградные георгиевские знамена: в навершии такого знамени помещался Георгиевский крест, а под навершием повязывалась георгиевская лента. Подобную же наградную роль для героических полков и батарей имели и так называемые георгиевские трубы.
5 июня 1819 г. для награждения кораблей русского флота, команды которых комплектовались из матросов и офицеров Морского гвардейского экипажа, были учреждены особые георгиевские флаги и вымпелы. После вручения их кораблю такой награды матросы получали право вместо обычной черной ленты носить на бескозырке георгиевскую (в числе таких «особливо отмеченных» были и моряки с мятежного броненосца «Потемкин»). Кроме того, в русском флоте было два эксклюзивных корабля, отмеченных георгиевскими флагами за свои боевые подвиги. Линейный корабль «Азов», успешно сражавшийся во время Наваринского боя, сразу был награжден таким флагом в декабре 1827 г. А летом 1829-го такой же награды император Николай I удостоил бриг «Меркурий» за победу в неравном бою с двумя турецкими кораблями.
После Октябрьской революции ленты, как и прочие атрибуты «проклятого царизма», попали в разряд враждебной символики.
В СССР георгиевские ленточки вернулись из небытия после начала Великой Отечественной. В Красную Армию стало приходить по мобилизации немало людей старшего возраста, среди которых были и участники Первой мировой войны, награжденные Георгиевскими крестами. Некоторые из таких «старослужащих» теперь, оказавшись на фронте, вновь надели (на собственный страх и риск, ведь никаких официальных распоряжений на сей счет не было) свои, прежде тщательно скрываемые царские боевые награды (тоже ведь полученные в боях с немцами!). Ну а официальное возвращение георгиевской ленты произошло в ноябре 1943 г., когда был опубликован Указ ВС СССР об учреждении ордена Славы, для которого была предусмотрена орденская лента с теми самыми пятью черными и желто-оранжевыми полосками.
Примечательно, что вскоре после «рождения» ордена Славы появились предложения о том, чтобы узаконить ношение дореволюционных Георгиевских крестов. В апреле 1944 г. был даже подготовлен такой проект постановления Совнаркома СССР: «В целях создания преемственности боевых традиций русских воинов и воздаяния должного уважения героям, громившим немецких империалистов в войну 1914-1917 гг., СНК СССР постановляет: приравнять бывших Георгиевских кавалеров, получивших Георгиевские кресты за боевые подвиги, совершенные в боях против немцев в войну 1914-1917 гг., к кавалерам ордена Славы со всеми вытекающими из этого льготами».
Однако всё это осталось на бумаге.
Лишь в наше, новое российское время замечательная награда вновь обрела официальный статус. Указом Президиума Верховного Совета РФ от 2 марта 1992 г. «О государственных наградах Российской Федерации» было установлено: «…восстановить российский военный орден Святого Георгия и знак «Георгиевский крест»…» Первые после этого массовые награждения военнослужащих российской армии состоялись в 2008 г., когда за мужество, проявленное в ходе миротворческой операции в Южной Осетии, было награждено «Георгием» более 250 человек.
Появилась теперь у черно-огненного биколора и новая, уже не наградная функция. В преддверии Дня Победы георгиевская ленточка становится одним из самых заметных атрибутов этого великого праздника. Миллионы черно-оранжевых ленточек добровольцы раздают на улицах российских городов всем желающим—как символ народной памяти, признательности тем, кто подарил нам мир в далеком уже 1945-м.
Публикацию подготовил Леонид СОМОВ.

Леонид Сомов

Заместитель редактора ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера