Свидания с «интеллигентами» моря

Такие тетради или книги принято называть амбарными. Вероятно, это дань непроглядному прошлому. Но они пробились и в наши дни. В Севастопольском дельфинарии, что в Артиллерийской бухте, в такой тетради зрители под впечатлением от представлений оставляют свои отклики. Многие—стандартные, на одно лицо, тем не менее от души: «Большое спасибо тренерам, «артистам»! Всем здоровья и успехов». Но есть строки, которые побуждают оглянуться в прошлое, окинуть взором настоящее и заглянуть в будущее.

 

«Когда гостим в Севастополе, обязательно посещаем местный Дельфинарий, чтобы опять окунуться в сказку, наполненную добротой и теплом не только южного солнца, но и ваших щедрых сердец».
Вместо подписей авторы этой записи Свидания с «интеллигентами» морянарисовали два сердечка и указали город—Санкт-Петербург.
Старожилы наверняка помнят, что в этом месте Артиллерийской бухты размещался плавательный бассейн спортбазы «Нептун». В 1993 году сюда пришла группа энтузиастов во главе с Б.А. Журидом, капитаном 1 ранга запаса, кандидатом наук в одной области знаний и доктором наук—в другой. В предыдущие годы Борис Александрович и его единомышленники достаточно результативно потрудились в Океанариуме Военно-Морского Флота СССР. В 90-е годы, которые часто называют лихими, их по тому времени редкое умение обращаться с морскими животными и накопленный опыт оказались невостребованными. Впрочем, как и сами животные.
В течение шести лет коллектив, возглавляемый Б.А. Журидом, давал представления в бывшем плавательном бассейне. Перебивались с хлеба на воду, терпели нужду, как и все вокруг. До представлений ли было людям в полные испытаний 90-е?
В конце концов Борис Александрович со своими людьми уехал в дальнее зарубежье. Простенькие, дальше некуда, помещения, мосточки, другое недвижимое имущество за определённую плату «Аквамарин», как называлось учреждённое Б.А. Журидом и его товарищами предприятие, уступил частному предприятию «Биологическая станция». Его руководитель капитан 1 ранга в отставке А.В. Жбанов со своей командой тоже прошёл строгую школу флотского Океанариума.
Кто-то из новых людей в Артиллерийской бухте, видимо, справедливо считал, что их предшественники надорвались, располагая завидной (самой крупной в Украине) коллекцией морских животных: дельфины, «коты»—морские котики, белухи, нерпы… Новые хозяева бывшего плавательного бассейна имели пару-тройку дельфинов и столько же «котов». И дело пошло, чему, к слову будет сказано, способствовали перемены к лучшему в условиях жизни людей. Удавалось сводить концы с концами, то есть обеспечивать содержание животных, платить заработную плату обслуживающему персоналу, вносить арендную плату, рассчитываться по обязательным платежам с фискальными органами.
«Интеллигентам» моря—дельфинам—необходимы не только полноценный корм и в случае необходимости лечение, но и здоровая среда обитания. По качественным показаниям вода в бассейне должна соответствовать питьевой. А где её взять в Артиллерийской бухте, пожалуй, самой грязной в черте Севастополя? Приходилось выкраивать средства на выполнение непростых гидротехнических работ. По их завершении бассейны, где содержат животных, надёжно защищены от губительного воздействия штормовых волн и грязи Артиллерийской бухты. Круглосуточно в работе сложные многопрофильные фильтры воды. Подумали и об удобстве зрителей. На месте простеньких скамеек появились трибуны, оснащенные более комфортными сиденьями.
С мая до октябрь тренеры и их питомцы интенсивно выступали перед заполненными зрителями трибунами. Заработанные средства покрывали нужды межсезонья. Если же выпадало безденежье, выручали состоятельные друзья-товарищи. Так складывались праздники и будни в течение свыше десяти лет.
«Аналогичные шоу смотрели в других городах и странах, в том числе в Турции. Вы, севастопольцы,—лучшие».
Отзыв без подписи.
«Купание с дельфинами—моя давняя мечта. Такое счастье, что она в Севастополе осуществилась».
Оля.
Однажды один из сотрудников Дельфинария пришёл в поликлинику на приём к врачу. Не мне вам говорить, сколько сегодня там писанины. «Назовите, пожалуйста, место работы»,—предложили пациенту. «В Дельфинарии»,—последовал его ответ. При этом врач даже ручку выронил: «Так это от вас к нам поступают страждущие с запущенными болезнями?» «Вы нас с кем-то путаете,—отвечал пришедший.—Мы никого и никогда не обещаем поставить на ноги. У нас—аттракцион».
Врач и занемогший сотрудник Дельфинария, сколько позволило время, обменялись фразой-другой. Возможно, морские млекопитающие благотворно воздействуют на страждущих. Но учёным и практикам ещё предстоит это выяснить. Пока же общение с дельфином в среде его обитания, купание с ним—аттракцион, не более того. Приписывать аттракциону лечебный эффект—значит сознательно обманывать людей, взимать при этом дополнительную плату—безнравственно.
Доктор и невольный гость остались довольны друг другом.
Здесь будет уместно сказать, что в Севастопольском дельфинарии не довольствуются лишь аттракционами. Его сотрудники с готовностью откликнулись на предложение учёных и специалистов геофизической обсерватории Таврического национального университета имени Вернадского, Международной лаборатории гидробионики и некоторых других научных учреждений осуществлять постоянные наблюдения за поведением дельфинов и других морских животных, которые, как уже установлено, заблаговременно реагируют на приближающиеся землетрясения, цунами и другие разрушительные природные явления. Ещё в 2007 году Севастопольский дельфинарий был включён в состав исполнителей Международной межакадемической программы ООН по борьбе с последствиями природных катастроф.
Специально заведённая в Дельфинарии папка пухнет от накопленных почти в течение последнего десятилетия документов о результатах постоянно осуществляемого мониторинга. Как эпиграф на её обложке помещена газетная вырезка со словами: «В прошлом году (в 2012-м.—Авт.) в Крыму сетью сейсмических станций зарегистрировано 263 местных и близких землетрясения». В папке помещены документы со свидетельствами о том, что и в предыдущие, и в последующие годы их было не намного меньше. Известный факт: Севастополь находится в зоне, где актуальность сейсмических прогнозов очевидна.
В декабре 2007 года постоянная комиссия в то время Севастопольского городского совета по вопросам окружающей природной среды, экологической безопасности и агропромышленного комплекса поддержала создание на базе Севастопольского дельфинария в Артиллерийской бухте (ЧП «Биологическая станция») лаборатории по круглосуточному наблюдению за дельфинами и морскими котиками с целью установления функциональной зависимости их поведения от воздействия катаклизмов—природных и техногенных, а также таких природных явлений, как молния, дождь, град, экстремальные перепады температуры и атмосферного давления. С ходатайством по данному вопросу к городским властям обратился академик Е.И. Боровков—президент действовавшей в то время в Санкт-Петербурге МАИСУ—международной академии «Информация, связь, управление в технике, природе, обществе». В этом году исполнится десять лет со времени подписания договора «О научно-техническом сотрудничестве МАИСУ и ЧП «Биологическая станция».
Коллектив Дельфинария ведёт научно-практическую работу по некоторым другим направлениям. Им, например, близка проблема сохранения генофонда черноморских дельфинов. В рамках этих усилий с участием общественности спасено более 60 дельфинов. В течение десятилетия Дельфинарием издано по своей тематике десять книг. Наиболее «урожайным» выдался 2013 год: три книги. По ним проведены читательские конференции. Часть их тиража определена в городские библиотеки.
«Огромное спасибо организаторам, тренерам и морским «артистам» за такой прекрасный праздник и незабываемые впечатления. Сказка!»
Таня, г. Казань.
У истоков создания ЧП «Биологическая станция» стоял капитан 1 ранга в отставке А.В. Жбанов—в настоящее время научный руководитель предприятия. Послужной список Александра Васильевича—это организация и непосредственное участие в спасательных работах в операционных зонах Тихоокеанского, Балтийского и Черноморского флотов. Например, высокой государственной наградой отмечены его находчивость и профессионализм в ходе поиска и подъёма приводнившихся в заданных районах Мирового океана космических объектов. Редкий случай: в течение почти полутора десятков лет А.В. Жбанов стоял во главе очень сложной и ответственной поисково-спасательной службы Черноморского флота. Не должность, а раскалённая сковородка. Тридцать лет назад в этой должности капитан 1 ранга возглавил государственную комиссию по приёмке от Океанариума Военно-Морского Флота СССР результатов реализованных тем—биологических систем поисково-спасательного назначения.
Впервые Александр Васильевич ехал на место с мыслями: спасательный корабль, водолазы—это то, что надо, дельфины—цирк, забавы. Председатель государственной комиссии предполагал, что он поставит в затруднительное положение тренеров млекопитающих вопросом: «Способны ли дельфины выполнять команды постороннего для них человека, например, его, Жбанова?» «Почему бы и нет»,—спокойно прозвучал ответ, что удивило Александра Васильевича. «В таком случае,—сказал он,—на глубину с дельфином придётся отправляться мне». В Океанариуме нашлось нужное подводное снаряжение. «Возьмите с собой пяток рыбёшек,—посоветовал тренер,—вас, товарищ капитан 1 ранга, самого посетит желание поощрить животное за хорошую работу».
Так и вышло. Без лишних хлопот дельфин вышел на цель—присыпанную песком учебную мину. Она была спрятана так, что вряд ли бы водолаз обнаружил её. Оказавшись на суше, А.В. Жбанов без разговоров поставил свою размашистую подпись под текстом документа. Далее он убедился, что водолазная станция способна обследовать два квадратных километра, а дельфин за тот же отрезок времени—все 20 квадратных километров.
С 1986-го по 1990 год капитан 1 ранга А.В. Жбанов руководил Океанариумом Военно-Морского Флота СССР. Александр Васильевич—пожалуй, единственный в стране человек, которому пришлось как принимать, так и сдавать флоту для применения биотехнические системы поискового, противодиверсионного и поисково-спасательного назначения.
Тренеры—супруги Вера и Степан Оськины, Анна и Богдан Долгих, Галина Родичкина—ученики и коллеги А.В. Жбанова. Они трудятся рядом не один год.
«Желаю достаточного финансирования и всех благ…»
Без подписи. Москва.
«Спасибо большое! Дай вам Бог здоровья и хороших спонсоров».
Без подписи. Ровно. Украина.
«Без Дельфинария Севастополь явно обеднеет. Хорошо, что из года в год вы дарите людям радость, любовь и веру в добро».
Без подписи. Москва.
В дни, когда бушует шторм разрушительной силы, в Артиллерийскую бухту из-за мола врываются гигантские волны. Наиболее ощутимые удары приходятся на защитные сооружения Дельфинария. На их пути встали забитые в дно стальные ребристые сваи, названные по фамилии их создателя—Ларсена. Если со стороны взбесившегося вдруг моря Дельфинарий надёжно защищён, то житейские бури представляют реальную угрозу. Не далее как в 2013 году к нам прикатил автобус с братвой. Её нанял одесский депутат. Он задумал рейдерский захват Дельфинария. На своём пути бандиты крушили всё. А.В. Жбанов и его команда взывали о помощи. Удивительно, но на их призывы не откликнулись ни городские власти, ни силовики того времени. Выручили севастопольцы—стар и млад. Их собралось столько, что непрошеные гости с позором ретировались.
Сегодня наглая попытка рейдерского захвата, предпринятая одесситами, вспоминается в связи с тем, что явно затянулось окончательное оформление деятельности предприятия по российскому законодательству, в связи с частично сорванным сезоном минувшего года, в связи с появившимися дополнительными посредниками—алчными прилипалами, в связи… в связи… в связи…
Приходится лишь удивляться, как зритель улавливает тени сгущающихся над головой возможных новых житейских бурь. Хоть он и мог заметить исчезновение белухи, проданной сочинцам. В трудную минуту потребовались средства на покупку корма дельфинам и «котам».
За 16 лет существования Дельфинария его представления посетил (округляем) миллион зрителей, в том числе сто тысяч человек бесплатно как граждане льготных категорий.
Восхитительны записи в книге отзывов. Невольно обращаешь внимание на города, откуда приехали в Севастополь их авторы: Москва, Санкт-Петербург, Рязань, Владивосток, Свердловск, Казань, Пермь, Щёлково, Петропавловск-Камчатский, Магадан, Нововоронеж… внимание, уважаемый читатель: Таллинн, Луганск, Ровно, Киев… Есть тексты, которые написаны то ли по-немецки, то ли по-английски. Как же мы должны дорожить теми, кто служит реальному сближению городов и народов, теми, кто создает имя Белокаменному.

 

А. КАЛЬКО.
На снимке: питомцы Дельфинария.

Другие статьи этого номера