Корона для рыбы

Корона для рыбы

Прилегающие к Терновке земли начинаются одинаково. Как со стороны Севастополя, так и со стороны Бахчисарайского района у большака установлены информационные знаки: «Колхоз «Память Ленина». Если следовать требованиям грамматики, вернее было бы написать «Память о Ленине». Но назвали хозяйство так, как назвали. Ничего уже не изменить. Давно колхоза, по существу, нет, а информационные знаки на месте. Мало того, ежегодно их подновляют. Профиль вождя, кусок поля, фрукты на них сияют красками, как не сияли и 30, и 40 лет назад. За что нынче бывшие колхозники привечают «Память…»? Видимо, потому, что «большое видится на расстоянии». В лучшие годы колхоз выращивал и зерновые культуры, и овощи, и виноград, и табак, и фрукты, и даже садовый кизил… Одних яблок в благоприятные годы имел свыше десяти тысяч тонн. Колхоз владел также молочно-товарной, свиноводческой, звероводческой фермами, крупной пасекой, консервным заводом, вместительными холодильниками. Всех богатств, как ни старайся перечислить, не упомнишь. Колхоз-миллионер не знал, как накопленными на счетах деньгами распорядиться. По большим праздникам, говорят в Терновке, оставляли на производственных объектах дежурных смены и всем колхозом вылетали на самолете «Аэрофлота» в Москву, на ВДНХ, «погудеть». Потрясающий был колхоз—самый зажиточный на полуострове, если давать ему оценку по размерам прибыли на каждого труженика. Сегодня заглохшая было в Терновке производственная деятельность мало-помалу возрождается. В одном месте запустили мельницу, в другом—зацвели персиковые сады, в третьем—обитает табун лошадей для любителей верховых прогулок, в четвертом—заложен виноградник европейского типа… Терновцы вспомнили свое прошлое ремесло, откорректировав его в соответствии со спросом современников.
Разведением же осетров и стерляди в Терновке не занимались никогда. С 2014 года здесь возник и крепнет Севастопольский осетровый завод. Его владелец, Михаил Бушмакин,—собеседник корреспондента «Славы Севастополя».

 

—Михаил Иванович, полагаю, рыба—ваша страсть.
—Ошибаетесь. В недавнем прошлом я морской офицер, служил в Севастополе.
—Даже никогда удочку в руках не держали?
—Не увлекался.
—В таком случае как родилась идея основать осетровый завод?
—Во всем мире они существуют, а у нас днем с огнем не сыщешь. Справедливо?
—Логично. Полагаю, прежде чем взяться за дело, приходилось изучать спрос на осетрину…
—Не без этого. Но маркетинга мало. Еще сели за изучение опыта стран, где отлажена система УЗВ…
—У нас не забыта расшифровка КПСС, а вот УЗВ…
—УЗВ—это установка замкнутого водоснабжения.
—Как все просто, если знаешь.Корона для рыбы
—В пересушенном Крыму замкнутое водоснабжение—важное условие, хотя достаточно дорогостоящее. Требуются еще надежное энергообеспечение, такая же безотказная система очистки и обеззараживания воды, насыщение ее кислородом. При заданной его норме рыба полнее усваивает корм, быстро набирает в весе.
—Что предпочитает царь-рыба на завтрак, обед и ужин?
—Осетры и стерлядь предпочитают употреблять в пищу восемь раз в сутки одно и то же: корм, закупленный в Дании. Он изготовлен из компонентов, в число которых входят рыбья мука, рыбий жир и прочие ингредиенты.
—Сколько требуется привозного, думаю, дорогого корма, чтобы рыбешка в отмерянные ей…
—…полгода…
—…нагуляла килограмм веса?

—Полтора-два килограмма, естественно, при неукоснительном соблюдении строгих правил технологии. Датский корм, например, ложится на дно бассейна. Осетр и стерлядь питаются только с пола, на что им отводится всего четверть часа. На флоте, как говорится, бабочек не ловят. Успевай, если хочешь выжить и быть сытым.
—Сергей Брилев—популярный ведущий субботней новостной программы на телеканале «Россия 1». Он выполняет ответственные задания редакции. Так, ему поручают брать интервью у государственных руководителей первейшего ряда. В самом конце минувшей недели мой московский коллега рассказал о праздниках и буднях севастопольцев, в том числе о вашем осетровом заводе. Вы, Михаил Иванович, вместе со своими единомышленниками сотворили сенсацию всероссийского уровня. Нетрудно догадаться, что в беседе со столичной знаменитостью вы коснулись многих тем, но в эфир отобрали ваши оценки кредитования развития аграрного сектора экономики…Корона для рыбы
—Это самая острая проблема.
—В чем она состоит? Вы переступаете порог банка: «Дайте, пожалуйста, кредит». Там вам якобы отвечают: «Не дадим». Вы спрашиваете: «Почему?» Как в банках объясняют свой отказ?
—В Крыму и Севастополе работают два банка (Михаил Бушмакин назвал их.—Авт.), которые могли бы оформлением кредита способствовать реализации у нас программы развития аквакультуры. Но банкирами выдвигаются неподъемные и, как представляется, странные требования. Приходилось слышать: «Вы год поработайте, покажите достойный результат своей производственной деятельности, тогда и поговорим о кредитовании». То есть лошадь запрягают позади телеги.
—Вы на это отвечаете…
—Возьмите под залог наше имущество, а оно, представьте, уже немаленькое: это и обновленный бывший бычатник, и десятки сверхвместительных бассейнов, и различное другое высокотехнологичное оборудование. Отказываются, не берут. При этом заставляют серьезно задуматься. Хорошо, кредитную линию могут запустить, но под 20 процентов годовых. Ставка если и подошла бы, то для возделывания наркотиков, но не для выращивания рыбы. Даже царской.
—Но вы не были оставлены один на один со своими трудностями.
—Если, по существу, отсутствует кредитование, правительство Севастополя в лице своего департамента сельского хозяйства ввело систему компенсации затрат по некоторым статьям произведенных нами расходов. Из городского бюджета нам выдали шесть миллионов рублей, тем самым частично восполнили наши расходы, понесенные при закупке посадочного материала и кормов для рыбы. В остальном же мы сами ищем источники финансирования, а это, как должно быть известно, очень непросто. Но, согласитесь, шесть миллионов рублей—хорошее подспорье. Есть уверенность, что программу содействия развитию в городе аквакультуры на этом не закроют.
—В дни работы в первой половине февраля 1945 года Крымской (Ялтинской) конференции «Большой тройки» в районе нашего Родниковского ловили форель к столу Уинстона Черчилля. В честь своих высоких гостей отец народов Иосиф Сталин дал обед. В меню преобладали блюда русской кухни, в том числе икра и осетрина. Михаил Иванович, для кого вы стараетесь?
—Для людей, для кого же еще?
—Но ведь основная масса людей ограничена материально, чтобы стать покупателями продукции вашего предприятия.
—В прошлом году мы продали в родном городе, а также в Симферополе 3,5 тонны рыбы. Мы на пороге времени, когда ее производство доведем до 20 тонн. Проектная же мощность предприятия—годовые 30 тонн рыбы. Но уже до достижения заветного рубежа мы несколько снизили цену на нее. Слышал, медленными темпами, но растут доходы граждан. Есть предпосылки к тому, что потребителей нашей продукции будет больше.
—В кругу политиков идут разговоры о «Ялте-2». Вы сможете выполнить возможные заказы на осетрину, как это сделали ваши предшественники 70 с лишним лет назад?
—Только бы дело дошло до проведения «Ялты-2», пусть даже не у нас, но под этим счастливым для мира брендом хочется прочного мира на Земле на долгие годы, чтобы спокойно трудиться. Мы ставим перед собой крупные амбициозные задачи. Видите эту развалюху рядом с нашим главным цехом? На ее месте мы поставим икорный цех. Намереваемся довести производство осетровой икры до 300-500 килограммов. Найдем место под коптильню, что означает—будем с балычком. Создадим также условия для приема желающих продегустировать весь набор нашей продукции, не только рыбной. Продукты жизнедеятельности осетров и стерляди—очень хорошее удобрение. Мы уже кое-что приобрели для строительства теплицы. Не упускать же возможность возделывать овощи. Максимум через год пойдет прибыль от реализации рыбы, что позволит шаг за шагом осуществлять задуманное. Случись «Ялта-2»—найдем чем потчевать гостей.
—Михаил Иванович, успехов вам во всех начинаниях.

 

Интервью провел А. КАЛЬКО.
На снимках: М.И. Бушмакин; бассейны и их обитатели.
Фото автора.

Другие статьи этого номера