Пора продавать козу*

Пора продавать козу*

«Станете ли вы обращаться для решения вопросов в органы государственной власти Севастополя? Если обращались ранее, довольны ли вы результатом?» Так мы сформулировали для наших читателей в минувший четверг «Вопрос в лоб». «Некорректно сформулировали»,—заявил первый из позвонивших—Евгений Силин. И тут же начал пояснять: мол, некорректно потому… Впрочем, это не то чтобы совсем другая история. Скорей уж, конец той же самой… А с конца начинать как-то неправильно. Потому зафиксируем пальму первенства за Евгением Силиным (к его философским сентенциям мы еще обратимся). А пока поговорим о странностях чиновничьей любви.

 

Знаете ли, навеяло как-то после звонка Татьяны Петровны, которая обратила внимание, на то, что наши чиновники уж очень любят принародно клясться в огромной любви к Севастополю и севастопольцам. «Опасная тенденция,—считает Татьяна Петровна,—ведь настоящая, искренняя любовь подразумевает акцентированное внимание на объекте чувства, не протекает без стремления делать для предмета воздыхания что-то очень хорошее, пытаться оградить его от всевозможных проблем…
А что на деле? Взять хотя бы мой случай. Когда-то угораздило внести коммунальный платеж через печально известные «Городские кассы». Так мне его и доселе считают в задолженность, хотя ответственные чиновники в свое время публично пообещали, что это не превратится в проблему добросовестных плательщиков. Куда я только не писала. Иван кивает на Петра, а Петр грешит на Никанора. Руки опускаются, а в душе что-то нехорошее закипает. Неужели наши чиновники не ведают, что от любви до… В общем, знаете, до чего,—всего один шаг. Голословными признаниями в любви именно этого и можно добиться».
«Знаете, сколько мне лет?—начала с вопроса наш телефонный разговор Кира Борисовна Анисимова.—89. Из них 60 лет живу в Севастополе. И за это время, так уж получилось, ни разу не была на ул. Бутакова. Совсем недавно вот пришлось. Сложное такое послевкусие осталось. Расскажу по порядку. До недавнего времени я никогда не пользовалась услугами бесплатной стоматологии. Но цены выросли, а тут потребовалось удалить зуб. Когда назвали цену—охнула и поняла, что уже не потяну. Не хватит денег. Врач в платной поликлинике и посоветовала обратиться на ул. Бутакова, куда перенесли все местные бюджетные зубные поликлиники. Перенести-то перенесли, но туда ничего (в смысле транспорта) не ходит… И нигде ни вывески, ни указателя! Пока дошла, пока нашла, было уже 11 часов. В регистратуре—три «амбразуры». И ни души. Пробегающая медсестра пояснила, что запись—с 7.30. «И как мне с конца пр. Генерала Острякова к вам добраться вовремя?»—спрашиваю. Только когда сказала, что я—участник Великой Отечественной войны, записали на следующий день. А если бы не была…
Качеством обслуживания, кстати, осталась довольна: очередей нет, врачи внимательные и профессиональные. Но (и это уже по вашему «вопросу в лоб») в органы государственной власти, если у меня возникнут проблемы, обращаться, наверное, не буду. Если там о тысячах стариков не подумали, то кто станет заниматься проблемами одной-единственной пенсионерки? Думаю, мои проблемы никого, кроме меня, сейчас волновать не станут».
К сожалению, не менее пессимистично настроены и многие другие наши респонденты, отозвавшиеся на предложенные редакцией вопросы. Среди них и пережившая «страстную неделю» читательница, которая наотрез отказалась представиться. Она напомнила о недавней акции, проведенной городским правительством под условным названием «Услышим каждого». «Так вот, я к этой категории и отношусь,—пояснила собеседница.—Потому что живу в Севастополе 59 лет и право голоса в решении вопросов благоустройства севастопольских дворов, думаю, заслужила (в ходе правительственной акции именно по этой теме рассчитывали услышать мнение севастопольцев.—Ред.). Я живу на ул. Коломийца, 13. У нас аВтомагистраль проходит уже практически через двор. С этим надо что-то решать. Вот мы и захотели попасть в число каждого, кого услышат. И что же? Чтобы узнать, где получить анкету, позвонила по телефону 1563. Оттуда отправили в отдел обращений граждан. Там сказали, что по домам будут разносить анкеты. Жду—не несут. Обращаюсь снова—отсылают на сайт правительства. Говорю, что это очень далеко для нас: я не знаю, с какой стороны к этому компьютеру подходят! Отправляют на пр. Октябрьской революции (в муниципалитет Гагаринского района). Да мы же в Ленинском живем! Все равно идите, там объяснят, говорят. Там отсылают в Ленинский муниципальный совет на ул. Пушкина к господину Тицкому. На ул. Пушкина Тицкого нет… Снова отправили в отдел обращений граждан. А там сообщили: «А все уже завершено, но вы попробуйте позвонить» (назвали номер телефона). Пробую. «Суд слушает»… Теперь вот думаю: это был намек или предупреждение? А 7 февраля высокие чиновники доложили об успешной реализации акции по подготовке реставрации дворов на 200 млн рублей. И как вы думаете, стану я после этой «страстной недели» еще по какому-то вопросу обращаться в правительство?»
А вот и пришло время обещанного Силина. Дело в том, что Евгений тоже пытался принять участие в хорошо разрекламированном анкетировании. Сюжет получился практически идентичным. Но для собеседника не неожиданным. С севастопольскими чиновниками он сталкивается не впервые, не во второй и даже не в третий раз. В одной из веток его переписки оказались вовлеченными 10 министерств и 30 фигурантов. Пересылают обращение друг другу и сообщают (с задержками, разумеется) о движении корреспонденции заявителю.
«И знаете, почему так происходит?—поделился наблюдениями Евгений Силин.—Потому что чиновники имитируют вроде бы ответы нам и совсем не отвечают себе. Жалоба гуляет по департаментам, но решение самой проблемы никто на контроль не ставит. Никто ничего не проверяет и ответственности за нерешенную проблему не несет. Кстати, вы вопрос сформулировали неправильно. Надо было спросить: «Обращались ли вы со своими проблемами в органы государственной власти Севастополя? Остались ли довольны?» И тогда первая часть поставленного вами вопроса вообще теряет смысл. Кто ж после всего этого станет обращаться еще? Выход—в самоорганизации населения. Только через институты гражданского общества можно заставить «слуг народа» вспомнить о своем истинном предназначении».
С этим выводом спорить трудно. Но и на пессимистичной ноте завершать не хотелось бы. И не придется, за что огромное спасибо Лилии Яковлевне Михальченко, которая поведала почти сказочную, но (не поверите!) все-таки реальную историю. В их доме на ул. Мельника, 1-б, крыша текла с 2004 года. Куда только не обращались… Последним стало, как рассказала сама Лилия Яковлевна, «совершенно грубое, даже хамское письмо на имя врио губернатора Д. Овсянникова. Сегодня мне стыдно за все обидные слова, которые я там написала. Хочу даже извиниться через газету. Дело в том, что через две недели мы получили ответ, а на следующий день пришли ремонтники и все сделали. Наша оценка—отлично. Спасибо губернатору от всего нашего дома. Именно за него и будем голосовать!»
Ну до выборов еще далековато, но сама ситуация действительно наводит на размышления. Много ли надо, чтобы злых, разуверившихся людей сделать практически счастливыми? Иногда для этого нужно их просто услышать.
А сама ситуация с этим счастливым домом лично мне напомнила анекдот, где сначала купили козу, а потом ее продали и поняли, что жизнь налаживается. Так вот, во взаимоотношениях севастопольских чиновников и горожан коза давным-давно уже куплена. Пора ее продавать.

 

Александр СКРИПНИЧЕНКО.

 

* * * * *

Предлагаем нашим читателям очередной «Вопрос в лоб»: «Реально ли для вас приобрести квартиру в Севастополе? На ваш взгляд, как можно решить жилищную проблему?»
Ответ на него можно дать в пятницу, 17 февраля, с 13 до 14 часов по телефону 54-31-95 или прислать на электронный адрес редакции (slavasev@mail.ru) не позднее понедельника, 20 февраля.

Александр Скрипниченко

Обозреватель ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера