Севастополь революционный: февральский «котёл» забурлил

Севастополь революционный: февральский "котёл" забурлил

ПЕТРОГРАДСКИЙ «ЯЩИК ПАНДОРЫ»

Вчера в России отмечалось 100-летие со дня начала Февральской революции 1917 года. Она довершила дело, начатое ниспровергателями «мира насилья» в начале ХХ века, к которому, закипая, постепенно готовилось русское общество. Речь идет о революции 1905-1907 годов. Ее корни следует искать в движениях русской интеллигенции, в частности, в деятельности народовольцев, которые шли в народ, стремясь пробудить в нем сознание необходимости решительной борьбы за лучшую жизнь.

Однако революция 1905-1907 годов не устранила коллапса экономической политики в стране, а тем паче — классовых противоречий. А посему разразившаяся через несколько лет Первая мировая война вскрыла абсолютную экономическую инфантильность России, обреченной на поражение вследствие краха Столыпинских реформ. Как следствие, уже в самом начале военных действий многие российские заводы остановились, в армии хронически стала ощущаться нехватка снарядов, вооружения, продовольствия. На железных дорогах воцарился транспортный хаос, внешний государственный долг превысил все мыслимые планки…

В августе 1915 года русская оппозиционная буржуазия, создав либеральный «Прогрессивный блок», стала давить на царствующего монарха с тем, чтобы Николай II отрекся от престола в пользу брата Михаила. Что, разумеется, сохранило бы монархию и поставило бы шлагбаум на пути демократических преобразований.

Главные причины второй, февральской волны русских революций таятся в неприятии войны, в тяжелейшем материальном положении рабочих и крестьян, в принципиальном отказе существующей власти идти на кардинальные реформы…

В этой публикации нас, конечно, будут интересовать в первую очередь все знаковые события февраля-октября 1917 года, которые в контексте тогдашних революционных всероссийских коллизий имели место в Крыму и, в частности, в Севастополе, который традиционно всегда выступал и выступает геоцентрическим фактором в крымских реалиях.

До недавнего времени этот исторический пласт был, если позволительно будет так выразиться, «возделан» скудно. Заслуживает внимания, конечно, вышедшая отдельной книгой около 50 лет назад «Хроника революционных событий в Крыму». Но в ней севастопольские эпизоды особо не выделялись.

Посему объемистый труд видного севастопольского историка-архивиста В.В. Крестьянникова «Хроника революций и Гражданской войны 1917-1920 годов», увидевший свет десять лет назад, конечно же, восполнил этот досадный пробел. Мы же постараемся в сжатом варианте изложить в пошаговой последовательности все «приливы и отливы» революционных событий в Севастополе, начиная с 27 февраля (по старому стилю). С того самого дня, когда в Петрограде учебная команда Волынского полка отказалась стрелять по митингующим рабочим на Знаменской площади, пригрозив расстрелом своих же командиров…

Далее в Питере последовали крупные забастовки на заводах Выборгской стороны, захват Финляндского вокзала, знаменитой тюрьмы «Кресты», Таврического дворца, Петропавловской крепости. А затем в городе на Неве объявляется осадное положение.

«НА ШИПКЕ ВСЁ СПОКОЙНО!»?

Как же на всё это отреагировал Севастополь? Из Батуми командующий ЧФ вице-адмирал А.В. Колчак дает следующую телеграмму коменданту Севастопольской крепости: «Прекратить почтовое и телефонное сообщение Крымского полуострова с остальной Россией и передавать телеграммы и почту только на мое имя».

Прекрасно понимая роль и потенциал такого бурлящего «котла», каким гипотетически может оказаться революционный Севастополь, адмирал Колчак, разумеется, постарался принять все меры к тому, чтобы «пожар с суши не перекинулся на море». Приказ N 1 Петроградского Совета о передаче власти солдатским комитетам и Советам держится в тайне.

После того, как 2 марта российский император Николай II отрекся от престола, адмирал Колчак срочно запрашивает штаб: «Кого считать законной властью в стране и кто сейчас Верховный Главнокомандующий?» И в то же время заверяет Морское ведомство, что «в подчиненных мне флоте, войсках, портах и среди населения настроение спокойное».

3 марта адмирал Колчак доводит до всех воинских подразделений текст телеграммы Председателя Госдумы М.В. Родзянко о февральском перевороте в стране и призывает «крепить дисциплину и порядок на местах как залог успешных преобразований Новой Сильной Правительственной власти».

Однако Севастополь уже, как некогда говорил князь Горчаков, «сосредоточился». В Лазаревских казармах создается инициативная группа по формированию Временного военного исполнительного комитета. Колчак не приветствует эту инициативу матросов и унтер-офицеров.

Далее следует знаковый инцидент на линкоре «Императрица Екатерина II». Среди уже настроенного «по-боевому» экипажа возникает мысль убрать всех офицеров с немецкими фамилиями. Мичмана Фока матросы заподозрили в тайном намерении взорвать пороховые погреба, чтобы якобы отвлечь команду от участия в революционных событиях. В итоге мичман Фок пустил пулю в сердце в своей каюте…

Все новые и новые события свидетельствуют о возрастающем накале революционных настроений. Из Севастопольской тюрьмы освобождаются политические преступники. В адрес председателя Госдумы строители Морского кадетского корпуса посылают 646 рублей для нужд семей рабочих и солдат, погибших на баррикадах Петрограда, явно «левеют» матросские массы.

ПЕРВЫЕ ТОЛЧКИ

5 марта адмирал Колчак отказывается списать с флота офицеров с «не той» фамилией. А для демонстрации благополучия в Севастополе на Нахимовской площади организуется парад морских частей и войск гарнизона. Епископ Сильверст провозглашает молебствие в честь Народного правительства и Верховного Главнокомандующего.

В то же время во флотских экипажах ежедневно возникают митинги с призывом к Колчаку признать прилюдно Временное правительство, которое было сформировано Временным комитетом Госдумы. У здания городской думы на Историческом бульваре не перестают собираться рабочие заводов и порта, местное население. Участники сходок требуют разоружения полиции и создания милиции.

6 марта в Народном доме на Базарной площади происходят выборы в городской исполнительный комитет, всего делегировано 19 человек. Больший процент в нем (6 человек) — от рабочих…

Тем временем в Севастополе революционно еще заметнее накаляется матросская среда. Из штаба Верховного Главнокомандования пришел отказ в удовлетворении требований матросов иметь в экипажах и на кораблях свое постоянное собрание выборщиков — для обсуждения нужд и чаяний нижних чинов.

Между тем во Временном правительстве наконец понимают, что «спокойствию» в Крыму, о котором докладывал адмирал Колчак, явно приходит конец. В Севастополь с широкими полномочиями прибывает группа «важняков» из числа эсеров и меньшевиков во главе с И. Туляковым. Они участвуют в митингах, выступают на собраниях, способствуют созданию в Севастополе 10 марта Совета солдатских и рабочих депутатов, приведению к присяге Временному правительству войск ЧФ и гарнизона. Это произошло 18 марта на Куликовом поле.

«НЕ ПУЩАТЬ ЛЕНИНА В СЕВАСТОПОЛЬ!»

С начала весны до недавних пор весьма немногочисленная в Севастополе организация большевиков начинает демонстрировать свою решимость возглавить революционный процесс в городе русской славы. Их лозунги торпедировать активизацию военных действий на фронтах Первой мировой войны и отдать всю власть народу находят живой отклик и в рабочих массах, и среди крестьянства, из среды которого в основном и формировалась царская армия. И вот итог: в Севастополе 28 марта легализировала свою работу РСДРП (объединенная), правда, пока в ней главенствовали меньшевики.

Из Петрограда большевики налаживают постоянный приток в Крым т.н. «пораженческой» литературы. Вот яркие образчики протестного призыва: «Враг у нас не только Вильгельм, но еще помещики и капиталисты, а также офицеры», «Долой войну!», «Вся власть — Советам!»

Революционные преобразования «наступают друг другу на пятки». 31 марта по приказу морского министра происходит массовое переименование боевых кораблей. Возвращаются прежние имена «мятежным» линкорам: «Потемкин Таврический», «Очаков». Появляются новые: «Демократия», «Воля», «Свободная Россия»… Изменяется форма морских офицеров: отменяются погоны, кокарды на фуражках, вводятся нарукавные нашивки.

20 апреля на улице Казачьей организационно оформляется самостоятельная большевистская организация во главе с социал-демократом Иваном Ржанниковым.

К началу мая функционеры Временного правительства ведут на местах усиленную контр-

пропаганду, цель которой — свести к нулю намерение В.И. Ленина приехать в Севастополь якобы в целях «разложить ЧФ». В адрес Колчака из Петрограда поступает тревожная телеграмма о принятии строгих мер к недопущению Ленина в Севастопольский крепостной район.

Наконец, А.Ф. Керенский, глава Временного правительства, учитывая пограничный с паникой тон телеграмм и донесений из Севастополя, на линкоре лично прибывает 17 мая 1917 года в наш город и принимает участие в торжественном заседании Севастопольского Совета рабочих и солдатских депутатов. Однако на митинге на Приморском бульваре происходит нелицеприятный для первого и последнего президента так и не провозглашенной Советской республики инцидент. Представители большевиков прорываются к трибуне и протягивают выступающему с пламенной речью Керенскому шинель и винтовку со словами «Идём же воевать вместе с нами!» Керенский, замешкавшись, молча делает отстраняющий жест, после чего сотни матросов внаглую освистывают главу Новой государственной власти.

АРГУМЕНТЫ «АПРЕЛЬСКИХ ТЕЗИСОВ»

24 мая делегаты Балтфлота в цирке Труцци при большом стечении народа, где явно уже преобладают большевики, зачитывают знаменитые «Апрельские тезисы» В.И. Ленина. Большинство собравшихся многократно аплодируют питерцам, выражая свое одобрение позиции большевиков.

6 июня в цирке Труцци состоялось делегатское собрание матросов, солдат, офицеров и рабочих. На нем была принята резолюция об отстранении адмирала Колчака и начальника штаба ЧФ капитана 1 ранга Смирнова от должностей «как возбудивших своими действиями матросские массы…»

Вопрос об их аресте, как гласит резолюция, следует передать на экстренное рассмотрение судовых и полковых комитетов. Решено также обезоружить офицеров армии и флота.

В целях охраны жизни и здоровья старших офицеров Колчак отправляет их в Петроград.

7 июня насильственное требование делегатского собрания было выполнено — офицеров младшего комсостава разоружили… Адмирал Колчак демонстративно выбрасывает золотую георгиевскую саблю — знак отличия за Порт-Артур — в море со словами «Оно мне её дало, ему её и отдаю». А через 2,5 месяца Колчак уходит с флота и направляется в Лондон под вымышленным именем, выполняя военно-морскую миссию Временного правительства.

В начале июля впервые в городскую думу прошел голосованием список с впечатляющим количеством большевиков — кандидатов в гласные.

…В августе, после роспуска в Петрограде Государственной Думы и Госсовета, на волне протестов против практики смертной казни на фронте и на флоте и.о. Генерального комиссара Временного правительства на ЧФ Борисов срочно телеграфирует в Морской генштаб: «За короткое время Севастополь стал городом большевиков. У них появились хорошие агитаторы. Решительных мер против агитации большевиков и против митингов принять нельзя, т.к. не на кого положиться…»

1 октября в Севастополь по поручению ЦК РСДРП(б) прибывают Ю. Гавен и Н. Пожаров. Цель их визита — решительная борьба с социал-соглашателями. Пропаганда и агитация ведутся под лозунгами: созыв Учредительного собрания, немедленная отмена смертной казни, заключение демократического мира, вся власть — народу. Почву к их приезду уже подготовила большевичка Надежда Островская, с августа возглавлявшая в Севастополе ячейку РСДРП, избранная в Совет. Перед отъездом в Севастополь Ю. Гавена лично напутствовал председатель ВЦИК Я. Свердлов: «Ваша задача N 1: Севастополь должен стать Кронштадтом юга».

Как итог: в Севастопольском регионе происходит повсеместная передача власти в руки Советов. В части же незамедлительных первоочередных действий всех, кто сочувствует большевикам, — передача власти Учредительному собранию, пресечение попыток Керенского восстановить диктат Временного правительства, поставить заслон походу черноморцев на Петроград.

15 ноября генерал Врангель отдает приказ об эвакуации войск из портов Крыма. А 20 ноября в восемь часов утра корабли Черноморского флота по церемониалу поднимают красные флаги, приспустив Андреевские…

«БИКФОРДОВ ШНУР» ЦЕНТРОФЛОТА

…Такова пошаговая картина Февральской (1917 года) революции в некогда «спокойном» Севастополе. В нем, как в капле воды, отразилось всё, что принесла нашей стране Февральская революция, «подняв на дыбы» всю страну. Россия с устранением самодержавия превратилась в одну из наиболее демократичных стран среди воюющих держав Европы. На заводах и фабриках развернули свою деятельность профсоюзы, возникли новые общественные организации (Советы рабочих, солдатских, крестьянских депутатов), в армии стали функционировать солдатские комитеты…

Новая власть провозгласила принцип своей преемственности и непрерывности права, главным из которых было обозначено гражданское. Наконец, претерпела изменения геополитическая карта Европы, был заложен фундамент Октябрьской революции.

…Утверждать, что с самых первых февральских дней в нашем городе забурлил революционный «котел», нельзя. До середины лета и меньшевики, и эсеры, сохраняющие большинство во всех эшелонах гражданской и военной власти, исправно выполняли постулаты своих партий и, в принципе, довольно мирно уживались с адмиралом Колчаком. И все же когда Временное правительство пало, когда представители властных структур Севастополя с большевистским ядром стали выступать в роли «смотрящих» на всем Черноморском флоте и по военной линии береговой полосы от Дуная до Трапезунда, именно тогда высветилась роль Севастопольского Совета и Центрофлота как южных «бикфордовых шнуров», заложенных в основание «зарядного ящика» революционной России. И эту свою, как правило, знаковую роль наш город неизменно играл во все времена побед и бед народных.

На снимке: митинг представителей флота и гарнизона на Приморском бульваре в Севастополе (апрель 1917 года).

Фото из Интернета.

Другие статьи этого номера