Дважды непризнанный

Дважды непризнанный

В Институте военной истории Министерства обороны Российской Федерации содержатся подробные сведения о тринадцати Героях Советского Союза греческой национальности. Не берусь судить, много это или мало относительно общего количества воевавших на передовой греков, но точно знаю, что список мог быть и должен был быть более объемным. В подтверждение такого вывода расскажу об одной неординарной фронтовой судьбе своего земляка.

 

Всемирно известный писатель и публицист Илья Эренбург в одной из своих военных корреспонденций с фронта писал: «Мы знаем грозу фрицев, бесстрашного разведчика Фисатиди, он умеет посыпать фашисту соли под хвост. Он уже привел полтораста немцев. Кто знает, не поймает ли он на аркан самого фюрера?»
Это о легендарном разведчике Василии Дмитриевиче Фисатиди. О таких, как Василий Фисатиди, говорят, что они рождаются с уже готовой судьбой: или грудь в крестах, или голова в кустах. Пока мальчишка рос, мать наверняка не раз хваталась за сердце и часто благодарила Бога за то, что в очередной раз уберег чадо от неминуемой, казалось, беды. В мальчишеских играх первый: хоть в лазании по деревьям, хоть в штурме рискованных горных подъемов, хоть в морских заплывах на спор: кто дальше? Море любил до самозабвения. Такое сильное, непредсказуемое и всегда пронзительно созвучное его душевному настрою. Море пробудило еще одну страсть. Живопись.
В 1938 году семья переезжает из Анапы в Азербайджан, и 17-летний Василий поступает в художественную школу (г. Ханлар), в 1940 году успешно ее оканчивает. В этом же году его призывают в Красную Армию и отправляют в разведшколу. Действительно, куда ж еще?! Спортивный, с молниеносной реакцией и фотографической памятью на детали. Прирожденный разведчик!
Война экзаменовала на профпригодность жестко, сурово, давая на то, чтобы выживать, всего по одной попытке. Всю ее он прошагал в 69-й отдельной разведроте 140-й стрелковой, дважды Краснознаменной, орденов Ленина и Кутузова дивизии. Вернее, так: прополз, прогрыз, проплыл метр за метром, на каждом из которых поджидали пуля, мина, растяжка. Сколько было проведено рейдов в тыл противника за время пребывания В.Д. Фисатиди на фронте—не сосчитать. А вот сколько он захватил в плен «языков»—известно доподлинно: 156 гитлеровских солдат и офицеров!
Об этом беспримерном факте рассказал в своем очерке известный писатель-исследователь Сергей Смирнов, автор эпопеи «Брестская крепость».
Подвиги разведчика капитана Фисатиди сделали его личным врагом фюрера. Немецкое военное командование объявляло о награде за поимку «аса разведки», «грозы фрицев», «Коршуна»—так называли Василия Фисатиди советские журналисты и его боевые товарищи. «50 тысяч марок за живого, 25 тысяч за мертвого, орден Железного креста и отпуск в Германию» (газета «Красная звезда» за 16 июня 1944 года) обещал Гитлер за неуловимого разведчика.
Успех многих боевых действий дивизии, по свидетельствам ее командования, зависел от умелых и оперативных вылазок группы В.Д. Фисатиди.
О том, что они были действительно результативными, говорят правительственные награды отважного разведчика: три ордена Отечественной войны, ордена Александра Невского, Красного Знамени, Красной Звезды, 16 различных медалей.
К званию Героя Советского Союза капитана представляли дважды. Но не наградили ни разу.
Именно в то время, когда Василий совершал свои дерзкие вылазки в тыл противника, родные и близкие его были депортированы как «враги народа», обвиненные в пособничестве немецким оккупантам, к чему они никакого отношения не имели. Но еще шла война, и разбираться было некогда. Вот так и оказался «гроза фрицев» легендарный разведчик Фисатиди в небольшом казахском городке Кентау, куда приехал в 1949 году на воссоединение с семьей. Ему настоятельно рекомендовали изменить фамилию Фисатиди на Фисатова, отказаться от «опасной» национальности, предать, по сути, свой род, но гордый грек решил разделить судьбу 30 тысяч соплеменников, оказавшихся в тяжелейших условиях депортации. Легендарный фронтовой разведчик и на этот раз не изменил своим жизненным принципам.
Работал шофером на местной автобазе. Хрущевская «оттепель» внесла изменения, скорее, в жизнь небольшого, затерявшегося в казахской глуши городка, а не в жизнь самого Василия Фисатиди. Благодаря очерку С. Смирнова о подвигах фронтового разведчика узнала вся страна, и Кентау стал Меккой для журналистов всех рангов.
В 1968 году вышла книга Николая Наумова «Позывные разведчика «Коршун», а в 1971-м—книга писателя и друга Василия Фисатиди, Эмиля Кадрина, «Открытый фронт».
Василий Дмитриевич на этой волне даже стал инженером по эксплуатации, его избрали парторгом автобазы, руководители города организовывали встречи человека-легенды с трудовыми коллективами и общественностью. Но в Анапу, древнюю греческую Горгипию, он вернуться тогда так и не смог.
Отважного разведчика, дважды непризнанного Героя Советского Союза не стало 7 ноября 1984 года. Похоронен в г. Кентау Чикментской области, где его именем названа одна из улиц.
Дочь героя Елена и сын Никас живут в настоящее время в Греции и, как и все греки нашего севастопольскго общеста «Херсонес», надеются, что теперь, после указа президента РФ Владимира Путина № 268 от 14.04.2014 года «О мерах по реабилитации депортированных народов», пришло время вернуться к наградным документам дважды ненагражденного, но настоящего, безупречной пробы Героя. Справедливость должна хоть и с опозданием, но восторжествовать. Капитану Фисатиди это уже не нужно. Но для того чтобы у страны появлялись новые герои, это жизненно необходимо.

 

А. КРЫВА-АПАЗИДИ, председатель Севастопольского греческого общества «Херсонес».
На снимках: гвардии капитан В.Д. Фисатиди.

 

P.S. Автор благодарит писателя Анатолия Кацониса (г. Москва) и краснодарских греков за предоставленные материалы и фотографии.

Другие статьи этого номера