На Феоленте возможно обрушение грунта

Исключительно ради профессионального интереса и в силу привычки обходит ведущий геолог Алексей Федоров берега и горы Севастополя с целью наблюдения за потенциальными оползнями и обвалами. Когда-то он с точностью до нескольких месяцев спрогнозировал сроки и места всех крупнейших за последние 30-40 лет обрушений на мысе Феолент.

 

После ноябрьского обвала породыНа Феоленте возможно обрушение грунта в прошлом году Алексей Павлович обнаружил новые трещины чуть восточнее мыса Лермонтова. Обвал, по его мнению, может затронуть не такой уж и большой объем грунта. Но этих камней хватит, чтобы надолго засыпать автодорогу, прорезанную дачниками почти к линии прибоя. Тропа надолго скроется с глаз долой. Но самая большая угроза нависла в прямом смысле слова над небольшим уютным пляжем, расположенным под точкой отрыва. Он будет погребен на много метров под толщей обвальной массы по всей своей ширине и на всей глубине. Если на пляже в момент обвала будут находиться люди, то трагедии избежать не удастся. Кстати, на пути оползня к пляжу висит огромный осколок скалы, который в случае начала процесса в стороне от него не останется. С его участием степень поражения пляжа усилится.
Так бы и продолжал геолог прогуливаться по берегу моря, любуясь красотами. Севастополь, по злой иронии судьбы, сейчас не является его зоной ответственности. Федоров работает в симферопольской организации (государственное унитарное предприятие Республики Крым «Крымгеология»), которая мониторить Севастополь не обязана. Но профессиональный опыт подсказал Алексею Павловичу, что вызревает совсем не ординарный обвал.
Рядом с январскими трещинами не так давно появились две новые. Они располагаются на тропе у самого забора дачного кооператива. Заколы продолжают расти и в глубину, и в ширину. После обрушения этого ожившего склона тропа, которую пытаются громко называть экологической тропой Феолента, исчезнет. Во всяком случае, она прервется на протяжении 100-150 метров. Линия обрыва пройдет или с внешней стороны забора дачи, или с внутренней. Пока точно указать невозможно. И никакие колючки спирали Бруно и камеры наружного наблюдения, щедро установленные на заборах домовладения, в этом случае помочь не смогут.
Есть ли способ активного противостояния оползням на Феоленте? Может быть, и есть. Но какова цена вопроса? В мировой практике борьбу с оползнями считают нерентабельной, малоэффективной. Нужно прогнозировать их активизацию, предусматривать превентивные меры по эвакуации людей и объектов или даже по локализации оползня. В случае с Феолентом реальных путей решения задачи спасения склона нет.
Сразу возникают вопросы: кто виноват и что делать? Виноватых сегодня искать—дело неблагодарное. Имеют места два фактора. Первый—природный. Море ежегодно уносит от одного до двух метров берега западного побережья Севастополя. Да и в Николаевке набережной практически не осталось. Основание мыса Феолент сложено относительно прочными породами. Море довольствуется сантиметром в год. Но вот грунтовые воды Гераклейского полуострова разгружаются на южной кромке, снося к морю все новые и новые участки верхних рыхлых известняков.
Процесс этот резко ускорился после начала интенсивной застройки прибрежной черты.
второй фактор—техногенный, порожденный человеком. Орошение садов и огородов есть, бытовое использование воды есть. Канализования нет. Вся влага фильтруется в грунт и выходит на южном склоне. Четкая картина наблюдается в районе базы «Каравелла», где в ноябре 2016-го часть дороги и забора ушла вниз. Даже в сухую зимнюю погоду, в отсутствие атмосферных осадков по склону журчат ручьи. Склон предельно увлажнен. Вода уносит известняк, подмывает следующую порцию дачного «пирога». При штилевой погоде на глади бухты можно наблюдать известковый шлейф белого цвета—грунт активно поступает в море вместе с грунтовой водой.
Вопрос: что делать?. Чтобы на него ответить, нужно уточнить правила игры. Кому делать, с чем делать, когда делать, за какие деньги делать, ради чего делать? Если мы хотим знать, что нам угрожает, то необходимо вести круглогодичные наблюдения за оползнями. В городе сегодня нет специалистов с опытом такой работы. Ради чего стараться? Если ради спасения дач, то это одна тема. Если ради спасения отдыхающих—совершенно другая. Придется признать печальную информацию за истину: от Голубой до Балаклавской бухты нет ни одного совершенно безопасного места для купания и отдыха на берегу. Вся романтика отдыха на Феолентовском побережье—игра в русскую рулетку: авось пронесет! Увы, проносит далеко не всех и не так, как хотелось бы.
Итак, кадры решают всё. Специалисты, которых пока нет, должны четко описать угрозу, которая уже есть. Другие специалисты должны разработать комплекс мер для предотвращения или хотя бы минимизации угрозы жизни людей. Часть дач первой линии уже в ближайшее время может оказаться непригодной для жилья. И это тоже проблема. Но данная тема выходит за рамки этой публикации.
Предупрежден—значит вооружен. Алексей Павлович Федоров предупредил. Имеющие уши да услышат. Имеющие глаза да прочитают и увидят. Пора принимать решения. Конкретные и эффективные.

 

В. ИЛЛАРИОНОВ.
Фото автора.

Другие статьи этого номера