«Мы попали под обаяние нечестных людей: уверена, они изначально не собирались покупать у нас недвижимость!»

"Мы попали под обаяние нечестных людей: уверена, они изначально не
собирались покупать у нас недвижимость!"

Третий год несостоявшиеся покупатели «загоняют в угол» семью с двумя
несовершеннолетними детьми: люди всего лишь хотели поправить свое
материальное положение, а оказались в долговой яме.ДОМ ЕЕ МЕЧТЫ

Любовь Ивановна Калашникова пришла в газету со своей бедой.

— Два последних года у нас сплошная нервотрепка, — рассказывает женщина. — А началось все с того, что я решила воплотить в жизнь свою давнюю мечту: построить собственный дом. По знаку зодиака я Лев, как-то прочла в гороскопе, что у Льва — удачное время для того, чтобы все мечты сбылись, и решила: или сейчас, или никогда. Говорю: «Сынок, давай продадим квартиру и построим дом! В марте уже можно жить на даче во времянке. Мы — строители, руки у нас «золотые», дом построим быстро!»

Сын Любови Ивановны согласился. Весной 2003 года Калашниковы продали свою «двушку», купили участок 6 соток на 5-м километре под индивидуальное строительство, завезли стройматериалы, и к новогоднему празднику их двухэтажный дом площадью 240 кв. м уже стоял под крышей.

— Чтобы завершить строительство, пришлось продать машину, дачу и все, что имело хоть какую-то ценность, — продолжает свой рассказ Любовь Ивановна. — Во имя будущего сын с невесткой пожертвовали обручальными кольцами, я рассталась с фамильной иконкой. Чтобы заработать деньги, хватались за любой труд. В 2005 году даже рискнули открыть свое дело: начала я с того, что купила 2 кг извести, побелила старое помещение, куда потом завезла мебель… Долго «раскручивались», но дело пошло. Однако в 2014 году бизнес рухнул (товар завозился из Украины). Я, сын, невестка и две малолетние внучки, которые родились в новом доме, остались без средств к существованию. Дом необходимо было достраивать, поэтому на семейном совете было решено половину недвижимости продать.

КРУШЕНИЕ НАДЕЖД

Сфотографировав земельный участок с половиной дома, Калашниковы выставили его на продажу в Интернете.

— Перед подачей объявления мы посетили БТИ и спросили, какие документы будут нужны, — продолжает свой рассказ Любовь Ивановна. — Нам ответили, что лучше продать 1/2 часть земли, на которой стоит половина недостроенного дома, а также что при отчуждении земельного участка одновременно отчуждается и расположенный на нем объект. Мы так и поступили.

По словам Любови Ивановны, покупатели нашлись быстро. Ведь дом строился с душой, для себя, и это было видно. Все, что необходимо для комфортной жизни, на участке есть. Даже подъездная дорога асфальтированная. Из потенциальных соседей хозяевам приглянулась молодая пара: супруги Марина и Максим были общительными, имели юридическое образование, и дети у них были такими же по возрасту, как внучки Любови Ивановны.

— Марине и Максиму понравилась продаваемая нами часть дома, они сказали, что будут приобретать у нас недвижимость, — рассказывает собеседница. — После этого мы все вместе поехали в агентство недвижимости, где, ознакомившись со всеми документами по выставленной на продажу части дома, покупатели передали нам предоплату в обмен на расписку.

Из расписки за 21 сентября 2014 года:

«Я, Калашникова Любовь Ивановна, настоящим подтверждаю, что мною получена сумма в размере 50000 (пятьдесят тысяч) рублей в счет задатка за продажу половины (1/2) земельного участка, расположенного по адресу: ул. Веерная… На участке находится недостроенный дом, который также будет разделен на две равные части. В будущую сумму договора купли-продажи указанной выше половины земельного участка входит также равная соответствующая часть дома.

Сумма задатка входит в стоимость участка и является первым платежом, гарантирующим намерения покупателя… Следующий платеж вносится покупателем в размере 10000 (десять тысяч) долларов США не позднее 15.10.2014 г. Окончательный расчет между сторонами будет осуществлен не позднее трех дней с момента получения свидетельства о праве собственности на 1/2 указанного выше участка».

В агентстве с нас тут же потребовали предоплату в долларах за их услуги — мой сын с работником агентства поехал в банк, обменял задаток на доллары и отдал $1300 агенту, после чего мы сняли недвижимость с продажи и стали ожидать завершения сделки.

Но данным ожиданиям сбыться было не суждено. Всё завершилось тем, что 7 октября 2014 года в агентстве был составлен предварительный договор купли-продажи, после чего покупатели передали Калашниковым предоплату в сумме 10 тысяч долларов США, из которых еще 1700 долларов были отданы агентству.

— Остальную сумму Марина и Максим обещали отдать после того, как они продадут квартиру в Сочи, — рассказывает Любовь Ивановна. — Однако через некоторое время они приехали к нам домой и пожаловались, что эта квартира не продается, попросили войти в их положение и предложили производить расчет в рассрочку. Сын хотел оформить письменно договор о рассрочке, но Марина сказала, что достаточно устной договоренности. Впрочем, очередной выплаты мы так и не дождались. На протяжении двух месяцев Марина и Максим постоянно обещали, что принесут деньги «на днях», а потом Марина потребовала переоформить на них нашу недвижимость без проведения оплаты с их стороны…

Слава богу, что мы этого не сделали! Иначе могли бы остаться и без недвижимости, и без денег. Это сейчас я уже понимаю, что они изначально не собирались у нас ничего покупать. Получив отказ, Марина тут же потребовала вернуть ей уже уплаченные ранее 10 тысяч долларов, заявив, что отказывается покупать данную недвижимость.

Полностью вернуть деньги мы не могли, так как 3 тысячи долларов были отданы агентству недвижимости, а частями брать деньги Марина отказывалась. В наш адрес начали поступать угрозы. Дважды Максим приезжал к нам домой, угрожал физической расправой, пугал своим положением и возможностями сотрудника внутренних дел РФ.

Тогда я предложила расторгнуть договор купли-продажи, выставить недвижимость заново на продажу и после реализации полностью расплатиться с ними. Марина согласилась, но как только участок был выставлен на продажу, сразу же подала заявление в полицию с требованием привлечь нас к уголовной ответственности за… мошенничество!

Когда меня вызвали в полицию и прочитали заявление, у меня началась истерика: как же так? Вроде обо всем договорились… Это сейчас я понимаю, что для них лучшей защитой было нападение. Марина — юрист по образованию, умело манипулирует правовыми нормами. К тому же недавно выяснилось, что Максим обвиняется в мошенничестве и служебном подлоге: будучи сотрудником наркоконтроля, он вместе с напарником, используя свое служебное положение, в октябре 2014 года украл часть денег, изъятых у задержанного. Обвинительное заключение по уголовному делу в отношении Максима и его напарника утвердил прокурор города Игорь Шевченко, о чем сообщалось 7 августа 2015 года на официальном сайте ведомства.

В общем, начались суды, объяснения. Целый год мы оправдывались, и делалось это для того, чтобы отвлечь нас от главного — несостоявшейся купли-продажи. Это сейчас мы уже знаем, что окончание срока действия договора не освобождает стороны от ответственности за его нарушение. И мы, в отличие от Марины и Максима, договор не нарушали.

Когда мы убедились в том, что купить у нас недвижимость они не смогут из-за того, что нет денег, то искренне хотели разойтись по-хорошему. Но какие бы варианты решения проблемы им ни предлагали, они от всех отказывались и игнорировали нас. В итоге дом в эксплуатацию нам пришлось вводить в экстренном порядке самостоятельно. Работали, брали кредиты, из кожи вон лезли, но довели недвижимость «до ума», чтобы внучки наконец-то смогли жить в нормальных условиях. А несостоявшиеся покупатели все таскали нас по судам.

ЗАЛОЖНИКИ СИТУАЦИИ

Любовь Ивановна считает, что ее семью намеренно загоняют в угол, пытаясь забрать весь дом целиком. За месяц до того, как предварительный договор купли-продажи утратил силу, несостоявшиеся покупатели прислали по почте претензию, после чего подали в суд иск о взыскании с Калашниковой Л.И. сумму аванса 740489 рублей, процентов за пользование чужими деньгами в размере 106739 рублей и компенсации морального вреда в размере 100 тыс. рублей. Суд удовлетворил иск частично, постановив взыскать с ответчика реальную (а не пересчитанную истцом по курсу доллара) сумму аванса 451796 рублей, проценты за пользование чужими деньгами в соответствии с произведенным судом расчетом (на основании средней ставки банковского процента по вкладам физических лиц) 27038 рублей и расходы по уплате госпошлины (6536 рублей). В удовлетворении исковых требований о компенсации морального вреда истцу было отказано.

— Мы готовы выплатить эту сумму, но для этого надо снять арест с дома, чтобы можно было взять кредит в банке под залог недвижимости. Иного выхода я не вижу, — говорит Любовь Ивановна. — Заявление в суд уже подали. Я за любую работу хватаюсь, дома практически не бываю, но столько мне не заработать. Мою машину 16 февраля конфисковали — сразу семь человек приехали к офису, где я работаю. Судебный пристав вместе с Мариной, Максим с другом, который вместе с ним под судом сейчас находится, у меня ключи и документы забрали, ничего не предъявив взамен. Пристав сказала, что забирает автомобиль за долги, и отдала его Марине на хранение. А ведь на этой машине я на несколько работ ездила, иначе везде мне не успеть. С зарплат и пенсии у меня по исполнительному листу 50% заработанных денег взыскивают, я ведь платить не отказываюсь! Можно было бы и автомобиль по-человечески изъять. Сказали бы куда, я и сама его привезла бы. А так оставили меня в легкой одежде без копейки денег на улице. Спасибо, нашлись добрые люди, до дома довезли. Но все равно простыла и две недели после этого дома пролежала.

Нас буквально по рукам и ногам связали. Мой адвокат пытался поговорить с Мариной, но она и слушать ничего не хочет. Говорит, что и машину, и холодильник у нас заберет, дом целиком продаст, и будем мы себе другую недвижимость покупать.

Моей маме 96 лет, она участник Великой Отечественной войны, старенькая, болеет. А я не могу к ней поехать, так как мне, по словам судебного пристава, запрещен выезд за пределы Крыма. Я ветеран труда, строитель БАМа, 48 лет стажа, имею правительственную награду, а из меня преступницу сделали! Не иначе как издевательством это не назовешь.

Что я сделала не так? Хотела часть недвижимости продать, чтобы поправить материальное положение, а угодила в долговую яму. Быть может, кто-то подскажет, как можно эту проблему решить? Да, у меня нет юридического образования, красиво говорить не умею. Но ведь я не мошенница, всю жизнь честно работала, выживала, как могла, и никого не обманывала.

* * *

ОТ РЕДАКЦИИ:

Ситуации, в которой оказалась Любовь Ивановна, действительно не позавидуешь. К сожалению, в операциях с недвижимостью практически всегда присутствует определенная доля риска, причем как со стороны покупателя, так и со стороны продавца. И даже юридически подкованные сотрудники агентства недвижимости, участвующие в сделках в качестве посредников, как видим, спасают не всегда. Что делать? Прежде всего соблюдать осторожность и не доверять всем подряд, какими бы милыми ни казались вам малознакомые люди.


На снимке: дом, ставший яблоком раздора.

Другие статьи этого номера