Храм-памятник

Храм-памятник

Памятником—символом победы добра над злом, жизни над смертью назвал обитель Святого апостола и евангелиста Луки в Лаках его настоятель, благочинный Симферопольской и Крымской епархии по делам монастырей архимандрит Каллиник (Чернышёв).
Древнегреческое село в небольшой долине в верхнем течении реки Качи стало крымской Хатынью: в годы Великой Отечественной войны за поддержку партизанского отряда его жители—женщины, дети и старики—были сожжены в своих домах. 23 марта исполняется 75 лет со дня этой трагедии.

 

—О трагедии, которая произошла здесь, забывать нельзя, её должен знать каждый,—считает архимандрит Калинник.—Это было величайшим зверством: на глазах у матерей бросать грудных детей в огонь… От матерей требовали одного: выдать партизан, назвать места, где они находятся. Они этого не сделали, ни один из жителей Лак не стал предателем, хорошо зная партизанские стоянки и тропы к ним. Это поступок людей не просто героических—святых, которые не отрекаются (даже под угрозой смерти) ни от себя, ни от жизни, ни от будущего страны, нашего с вами.
Сегодня мало кто знает, что в XVIII веке в Лаках проживали 412 греков, в храме служили шесть священников. До 1778 года, когда вместе с другими христианами они были переселены в Приазовье для ослабления Крымского ханства, что историки до сих пор считают ошибкой. Возможность вернуться в Лаки появилась только через сто лет, но вернулось чуть больше 200 человек. Село заново обустроили, в 1904 году на средства бахчисарайского купца Дмитрия Почаджи взамен обветшалого построили новый каменный храм. Перед войной здесь были магазин, клуб, греческая школа. Была мирная дружная жизнь, сохранялись народные традиции.
Когда на нашу землю пришла беда, оставшиеся в селе старики, женщины и дети как могли поддерживали ушедших на фронт земляков: оказывали помощь партизанским отрядам Михаила Македонского и Христофора Чуси. За это и были зверски умерщвлены, а село—стёрто с лица земли. Даже фундаментов домов не осталось. И только на пригорке без окон, без дверей, с разбитым куполом и колокольней уцелел храм. Израненный, но выживший, может быть, для того, чтобы нашли приют души убиенных во имя победы над фашизмом. Сюда каждый год 23 марта и в храмовый праздник 31 октября (ещё задолго до восстановления церкви) приезжали люди, священники из разных приходов, благочинный Бахчисарайского района протоиерей Сергий (Халюта). На литургии в холодном, насквозь продуваемом храме, иногда даже под дождём, люди молились за упокой погибших праведников.
В 2004 году митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь принял решение об открытии здесь нового мужского монастыря Святого апостола и евангелиста Луки. Это было закономерным: вся долина с первых веков нашей эры была заселена, и в округе обнаружено 14 храмов, действовавших ещё в I веке. На вершине горы Илия, которая возвышается над Лаками, находятся руины часовни Святого пророка Илии IX века.
Первым настоятелем обители стал архимандрит Калинник. Много трудностей и препятствий было на пути восстановления храма и становления монастыря. Не было спонсоров, не хватало средств, трудно было по бездорожью доставлять стройматериалы и строительную технику. В 2016 году наступил долгожданный день завершения реконструкции храма. Белоснежный, словно сошедший с небес, он открыл свои врата, чтобы каждый мог помолиться за себя, за родных и за тех, кто нуждается и надеется на память о себе,—за сож-жённых жителей села Лаки. Ибо самое страшное на земле—людское забвение.
—Господь послал нам людей, без которых было бы намного труднее справиться с поставленной задачей, дело могло затянуться,—отмечает архимандрит Калинник.—Главный из них—Игорь Васильевич Лели, семья которого раньше проживала в селе Лаки. С его помощью были выполнены все основные работы по восстановлению храма. Игорь Васильевич успел увидеть восстановленный храм, иконы в храме, иконостас. По благословению митрополита Лазаря он похоронен у стен возрожденного храма. Часто в монастырь приезжают его братья и мама. Я думаю, что мы выполнили задачу истории. Храм уникален, мы не испортили его архитектуру, не нарушили его воздушность. Он гармонирует с окружающей природой, является главной доминантой пейзажа, словно парит над возвышением горы. В ежедневной молитве утреннего и вечернего правила, на каждой божественной литургии мы произносим моление об убиенных жителях Лаки и о здравии их уцелевших наследников.
Вдали от дорог, от жилья, среди бескрайних лесов и синих гор, на холме стоит белоснежный храм с колокольней, устремлённый в небесную синь. Каждый день звон колокола над притихшими долинами оповещает о начале службы. Добраться сюда в хорошую погоду несложно: надо свернуть от трассы Бахчисарай—Синапное на указателе «Лаки—8 км». Зимой, когда выпадает обильный снег, обитель на несколько месяцев бывает полностью отрезана от остального мира. Но насельники монастыря не сетуют: «Нам нельзя жаловаться—мы с Богом. Одиноким человек чаще бывает в многолюдной толпе, окружённый людьми».
В дивном месте, в храме в византийском стиле, в пронзительной тишине и покое забываешь о быстротечности земной жизни. Монахи молятся здесь о нас с вами, о благополучии и благоденствии мира сего. Горящие лампады в монастырях, звучащая днем и ночью неусыпаемая псалтырь дают нам надежду на возрождение души нашей. Как говорят священники, «история мира рождается не в кабинетах высоких небоскрёбов, а в убогих монашеских кельях. И как только погаснет свет в последнем монашеском окне, мир подпишет себе приговор».
Часто бывая здесь ещё до возрождения храма, всегда видела под разрушенным куполом гнездившихся ласточек. Кто знает, сколько лет, сменяя одно поколение за другим, прилетают они сюда, потому что здесь их родина. И ничто—ни война, ни ураганы над морем, которое нужно перелететь, не останавливают их. Лишь только зазвенит в их крохотной душе сигнал весны, они устремляются в путь домой—на родину. Учёные считают, что домой они летят в два раза быстрее, чем в тёплые края. Летят днем и ночью. На чужбине, вдали от родных мест, они гнёзд не вьют и песен не поют. Возвращающиеся каждую весну ласточки, их гнёзда на белоснежной колонне храма—символ генетической памяти, которую не стереть никаким обновлениям.
У каждого из нас есть храм, который мы считаем своим, куда мы ходим, кто чаще, кто реже, где молимся, просим прощения у Бога, каемся в грехах и снова грешим, но всегда радуемся, что дано великое чудо верующему человеку—дерзновенно обращаться к Богу с надеждой и верой, просить и быть услышанным…
Создание монастыря в Лаках, подаренная храму новая жизнь вселяют надежду на возвращение сюда людей. На то, что возродится село и над долиной вновь поплывут мелодичные греческие песни, а храм обретёт постоянную верную паству православных людей, преданных вере, Родине, готовых исполнить свой долг перед Отечеством.

 

Лариса КОПАЕНКО.
Фото монаха Игнатия Алексеева.

Другие статьи этого номера