Елена МИТИНА: «Работаем на острие конфликта»

Елена МИТИНА: "Работаем на острие конфликта"

Постоянные конфликты, разборки и скандалы тесно переплетены с нашей
жизнью. Выяснять отношения на повышенных тонах для многих людей —
норма. Умение «поставить на место» оппонента — чуть ли не предмет
гордости. Бывшие супруги, соседи никак не могут договориться между
собой без помощи суда. А ведь мирное урегулирование конфликтов — это
шаг на пути к по-настоящему цивилизованному обществу и к более
высокому качеству жизни.В Севастополе несколько месяцев работает ассоциация медиаторов «Центр медиации и стратегических альтернатив». Слово «медиация» для нас новое и совсем непривычное. Означает оно «альтернативная процедура урегулирования споров с участием посредника». При Севастопольской ассоциации работают десять специалистов. Ими рассмотрено пока только 12 случаев: широкого распространения эта практика среди севастопольцев еще не получила, скорее всего, из-за неосведомленности горожан. Работа медиаторов регулируется федеральным законом ФЗ N 193.

— Медиатор — это профессия, ей обучаются специально. Есть институты в Москве, Петербурге, Кирове, — говорит руководитель Севастопольской ассоциации медиаторов Елена Митина. — Одним из требований для обучения профессии является наличие базового высшего образования: наши медиаторы имеют дипломы юристов и психологов. Существует возрастной ценз — не младше 25 лет.

Медиация — процедура урегулирования споров, в том числе в судах. Стороны могут заключить мировое соглашение еще до суда или на любой стадии процесса. Закон об альтернативном урегулировании споров вступил в силу в 2011 году, он только приживается. Севастопольские медиаторы уже принимали участие в разрешении корпоративных конфликтов, в экономических и гражданских делах. Поле деятельности медиаторов: семейные, наследственные споры, административные (например, между органами государства и каким-то физическим лицом), конфликты соседей, неприятные ситуации в образовательной сфере.

— Это новая культура общения, новое отношение к праву, это целая философия, — говорит Елена Митина. — У меня первое высшее образование — юридическое, больше 20 лет практики, но мне всегда были очень интересны межличностные отношения. Медиация — уникальный институт. Многие споры лежат в психологической плоскости, люди элементарно не умеют договариваться. Когда стороны начинают говорить друг с другом, очень часто правовые вопросы уходят на второй план.

Например, недавно медиаторов привлекли к разрешению конфликта учредителей одной из компаний с их сотрудниками. Проблему самостоятельно внутри организации решить не смогли, но и «сор из избы» выносить не хотелось. Из рассмотренных дел Елена Митина назвала спор об определении места жительства ребенка и алиментных обязательствах. Раскрывать детали руководитель ассоциации не стала: медиаторы на это права не имеют, они обязаны сохранять полную конфиденциальность. Это, кстати, большое преимущество перед слушанием дела в суде, где фамилии участников и предмет рассмотрения все-таки становятся известными, а информация о процессе может публиковаться и в СМИ. Мировое соглашение утверждается судом, оно заключается на основе волеизъявления двух сторон и обязательно для выполнения.

— К нам может обратиться любая из сторон конфликта, а когда хотя бы одна сторона привлекает медиатора, значит, она уж готова к мировому соглашению, это очень важный момент, — пояснила Елена Митина. — А уже медиатор либо по звонку, либо письменно приглашает вторую сторону. Назначаем место и время. Наша главная задача — создать коммуникативную среду, доверительное пространство, где можно договориться.

Как правило, медиативное соглашение выполняется сторонами добровольно. Договоренность чаще проходит без вмешательства еще одного ведомства — судебных приставов. Ведь даже имея на руках решение суда, его бывает трудно исполнить. Еще одно важное преимущество — сроки рассмотрения спора. В судах существует несколько инстанций, до принятия решения может пройти немало времени, а здесь все определяется за короткий срок. В Севастополе медиаторы работают еще и при Торгово-промышленной палате. У специалистов появилась своя профессиональная среда, при коллегии проводятся «круглые столы» и семинары.

— Самое важное, что люди начинают слышать друг друга и договариваться, — говорит руководитель ассоциации. — Это всегда работа на острие конфликта, а медиатор должен управлять конфликтом профессионально. Для профессионала обязательно быть стрессоустойчивым, иметь правовые навыки, психологические. В целом для человека очень важен процесс саморазвития. Нужно учиться взаимодействовать с людьми, не просто создавать конфликт, а уметь его разрешать. Это цивилизованный способ решения проблем. Медиация — новая коммуникативная структура.

Медиаторы — все-таки не психологи. Они не начинают «копаться в прошлом» и не выясняют, как спорщики «дошли до жизни такой». Медиация — это «здесь и сейчас». Специалист обязан быть беспристрастным, никак не показывать ни симпатии, ни антипатии к участникам «процесса» и не может действовать в интересах ни одной из сторон.

По словам Елены Митиной, профессиональный медиатор должен сразу увидеть конфликт. И его задача — развернуть стороны к диалогу. Перед проведением процедуры медиации устанавливаются определенные правила: нельзя кричать, оскорблять друг друга. При этом у медиаторов нет задачи обязательно примирить стороны. Главное — заключить мировое соглашение.

— Часто бывает, что стороны во время процедуры медиации сразу не пришли к единому решению, но спустя какое-то время они обдумывают все заново и предлагают совершенно новое решение проблемы, — комментирует Елена Митина. — Медиация — это искусство. Самое важное — диалог.

На снимке: руководитель Севастопольской ассоциации медиаторов Елена Митина.

Фото Д. Метелкина.

Другие статьи этого номера