Планета Федора Конюхова

Планета Федора Конюхова

Федор Конюхов… У каждого, кто вслед за написанным произнесет имя этого славного, необыкновенного человека, вспыхнет на лице улыбка, теплее станет на душе. Кто не знает Федора Филипповича—писателя, автора десятка увлекательных книг, художника, кисти которого принадлежат три тысячи картин! А еще наш герой—мастер по четырем видам спорта, исследователь.
Но громкую славу протоиерей Русской православной церкви Федор Конюхов стяжал как неутомимый путешественник. Огромные пространства планеты он пересекал (чаще в одиночку) на яхтах, на гребной лодке, на собачьей упряжке, на плоту, на полярном буере (тримаран на лыжах под парусом), просто на лыжах, на велосипеде, на верблюдах, на автомобиле (повышенной проходимости), на тепловом аэростате, на воздушном шаре, наконец, на своих двоих, то есть пешком. Неугомонный покоритель расстояний, единственный на земном шаре человек, который поднялся на самые высокие пики всех континентов: Эльбрус—в Европе, Эверест (и не единожды)—в Азии, Аконкагуа—в Южной Америке, Килиманджаро—в Африке, Мак-Кинли—в Северной Америке, Косцюшко—в Австралии, Винсон—в Антарктиде. Федор Конюхов оставил следы своих горных ботинок на девяти самых высоких вершинах Эфиопии.
Огромен Атлантический океан! Федором Филипповичем совершено путешествие по его периметру. Прошел он и вокруг Антарктиды. Первым в мире наш отважный земляк достиг пяти полюсов планеты: помимо Северного и Южного географических это полюс относительной недоступности в Северном Ледовитом океане, Джомолунгма—полюс высоты и вечно бурлящий штормами пролив у мыса Горн—полюс самых отважных яхтсменов. Список его дальних странствий не вмещается на четырех страницах офисного формата. Требуется пятая.

 

Протеже Виктора Астафьева

…Федору Конюхову—65 лет. И когда же он успевает и расстояния покорять, и книги писать, и картины рисовать, и науку двигать вперед, и Богу служить? Изыскал Федор Филиппович окошко в своем распорядке, чтобы день-два провести в Севастополе и Симферополе. У нас знаменитого гостя принимали в кинопавильоне Музея героической обороны и освобождения Севастополя.
Везение, когда видишь этого человека на телевизионном экране. Какая же радость внимать рассказам великого подвижника вживую, а то и ненароком коснуться его видавшей виды рясы, получить благословение отца Федора.
Для вступления в члены Союза писателей Российской Федерации одну из рекомендаций Федору Конюхову дал не нуждающийся в особом представлении в среде любителей подлинной литературы Виктор Астафьев. Надо думать, таким поступком мастер выразил поддержку Федору Филипповичу в его творческих устремлениях. Будь Виктор Астафьев сегодня среди нас, он одобрил бы стремление своего неординарного протеже написать серию книг для детей о выдающихся российских полководцах и флотоводцах.
Первой была документальная повесть о генералиссимусе Александре Суворове, который со своими витязями не знал поражений на суше. Третью книгу задуманной серии Федор Конюхов решил посвятить своему тезке—Федору Ушакову. Прославленный адмирал ни разу не уступил своим противникам на воде. Со второй книгой, пахнувшей типографской краской, Федор Филиппович приехал в наш город. Он должен был сюда явиться, так как его новый литературный труд вышел под названием «Крымская война. Оборона Севастополя».
—Мне очень приятно,—признался Федор Конюхов,—что первое представление «Крымской войны…» проходит на земле, на которой проистекали описанные в книге героические события.
…Морская тематика близка сердцу Федора Конюхова. Он появился на свет на берегу седого Азова. В 15 лет им совершено первое дальнее путешествие по воде. На весельной лодке парнишка пересек Азовское море. Срочную военную службу Федор проходил на кораблях Балтийского флота. Не на палубе, овеваемой свежим ветерком, а в пышущих жаром машинных отделениях. Еще одно признание писателя, путешественника и прочая, прочая, прочая:
—Когда приезжаю в Севастополь, море ощущаю с особой силой.
В работе над новой книгой Федора Конюхова не охватывало чувство одиночества. О Крымской (Восточной) войне 1853-1856 гг. предшественниками написано столько, что за всю жизнь не перечесть имеющиеся фундаментальные исследования, воспоминания, письма, массивы документов. Но одно дело—писать для взрослого читателя, иное—для детей.
—Издатели,—посетовал Федор Филиппович,—выдвигают требование: дескать, надо щадить души подрастающего поколения. Описание военных действий—не для мальчишек и девчонок.
Когда гость об этом говорил, случилось не запланированное никем совпадение. На экране демонстрировался знаменитый фильм Ханжонкова «Оборона Севастополя». В то мгновение не без труда стайка мальчишек катила на укрепление бастионов ядра. И в Великую Отечественную мужество и отвагу проявляли сыны полков и юнги. Зачем на рассказы об этом придумывать ограничения? Вернее было бы оградить ребят от мути, часто и густо источаемой в социальных сетях. Может, автор этих строк излишне подозрителен: видимо, кому-то решительно не по нутру детские произведения патриотической направленности. Вот такая дискуссия невольно произошла во время встречи Федора Конюхова с севастопольцами.
Готовую рукопись «Крымской войны…» Федор Филиппович передал для прочтения севастопольскому историку В.В. Крестьянникову.
—Как у консультанта у меня не было серьезных замечаний к тексту писателя,—сказал Валерий Васильевич.—Приятно было работать с Федором Конюховым, посильно помогать ему, пусть даже в минимальном объеме.
Еще севастопольские музейщики дали «добро» на то, чтобы в качестве иллюстрации книги поместить фрагменты живописного полотна Панорамы.
Микрофон брали в руки и другие участники встречи. Они были единодушны: верно, о первой обороне Севастополя написано много, но явно недостаточно книг, адресованных непосредственно юному читателю. Труд Федора Филипповича актуален и ценен.

 

Его след на балаклавской земле

Представление «Крымской войны…» оказалось не единственным делом, которое привело Федора Конюхова в Севастополь. Вместе со своими немногочисленными спутниками Федор Филиппович посетил Балаклаву, где в сопровождении представителей местных властей прошел на знаменитый балаклавский утес. На нем сохранились руины православного храма, некогда освященного именем святителя Николая Мирликийского. Отец Федор предложил своим спутникам установить в непосредственной близости от намоленных каменей созданный в Москве шестиметровый бронзовый памятник особо почитаемому верующими Николаю Чудотворцу—покровителю моряков.
—Саму статую святителя мы принесем в дар севастопольцам,—сказал гость.—От местных властей мы ожидаем одного: выделения площадки под памятник.
Федор Конюхов также вел в Севастополе предварительные переговоры о строительстве в той же Балаклаве часовни в честь святого праведного Федора Ушакова—адмирала флота российского. О месте возможного строительства храма речь шла как о Балаклаве, так и о местах, примыкающих к площади Ушакова. Предложенные Федором Конюховым проекты сразу нашли поддержку многих севастопольцев. Почему бы и нет. Дело благое.
Визит Федора Филипповича совпал с посещением нашего города большой группой московских кадетов и юных моряков—победителей конкурсов по отечественной истории и морскому делу. В первой половине дня ребят сердечно принимали сотрудники музейного комплекса «35-я береговая батарея», в послеобеденное время состоялась, несомненно, памятная встреча ребят с Федором Конюховым Залу, но прежде всего кадетам и юным морякам Федор Филиппович сообщил о близких к реализации планах строительства огромного, быстроходного, длиною 75 метров научно-учебного парусника (предположительно—«Федор Ушаков») с постоянной пропиской в Севастополе. На корабле будут проходить учебную практику курсанты. «Готовьтесь, ребята, к 80-дневным кругосветкам»,—призвал знаменитый путешественник будущих 15-16-летних капитанов.
Те засыпали почетного гостя многочисленными вопросами. Отвечая на один из них, Федор Конюхов заметил: «Путешествовать—не значит бесцельно болтаться по миру. Пройденные дальние дороги хорошо заканчивать тем, что обогатит человечество: написанными стихами, картинами, сделанными научными открытиями».

 

Его новые «вершины»

Прежде чем отправиться в путь, Федор Филиппович, годами верша иные дела, старательно готовился, постигая новые и новые знания. Сошлемся на показательный пример совершенного с 12 по 23 июля 2016 года в течение 11 суток четырех часов и 20 минут кругосветного полета на воздушном шаре. На нем отважным путешественником пройдено 35,2 тысячи километров на высоте 11 километров над землей при предельно низких температурах. Воздушный шар—капризная, своенравная штука. Воздухоплаватель может влиять лишь на высоту полета. Все. Если подняться выше 11 тысяч метров над поверхностью планеты—трагедия неизбежна, ниже тоже нельзя. Идти все же по заданному курсу можно. Но для этого надо крепко знать направления движения воздушных потоков. На различных «этажах» атмосферы они перемещаются в разных направлениях. Федор Конюхов спал урывками минут по 30, больше никак нельзя было. Зная досконально природу воздушных потоков, россиянин финишировал… на месте старта в Австралии.
«Невероятно,—галдели скептики.—Этого быть не может! Случилось счастливое совпадение».
Федор Филиппович смеется в бороду: «Непременно я облечу земной шар, и не единожды, а минимум дважды, чтобы доказать: ничего случайного нет, если вооружен знаниями». Федор Конюхов укрепляется в планах нырнуть на полную глубину в овеянную легендами океаническую Марианскую впадину, а это тоже одиннадцать тысяч метров, только не ввысь, а в противоположную сторону, в мир жесточайшего давления. Выдержал бы только специальный спускаемый аппарат. Есть еще желание, используя специальное снаряжение, покорить малый космос—стратосферу.
Общаясь с залом, страстный путешественник не без горечи вздохнул: «Экология сегодня—та же война. Земля-матушка предельно замусорена. Она страдает».
Федор Филиппович активно трудится в общественной организации под доступным для понимания названием «Очистим планету от полиэтилена». Далеко не все, что служит для удобства человека, переносимо природой.
Неоднократно россиянин попадал в нешуточные переделки. Всякий раз его выручали молитва и знания. Но однажды и Федор Конюхов дрогнул. Об этом он поведал в интервью «Российской газете»: «Однажды я вынужден был спуститься (на воздушном шаре.—Авт.) к Антарктиде. Это произошло на 60-м градусе южной широты. В тот момент я почувствовал себя, как астронавт на Луне: если что-то случится—мне никто не поможет и никто не спасет. В южном полушарии—зима, я—в тысяче километров от побережья Антарктиды, а до Австралии—три тысячи. Было очень одиноко».
Реальная опасность подстерегала его и после укуса энцефалитного клеща. Спасение от гибели Конюхов, собрав силы, нашел на святом Афоне.
Невероятно весомо звучат слова этого удивительного человека: «Люблю жизнь, люблю планету, маленькую, красивую и в чем-то беззащитную. Я—русский, православный верующий, живу в России. Людей люблю. Я их не разделяю по признакам какой-либо нации. Все создано Богом. Как все это не любить?»

 

А. КАЛЬКО.
Фото В. Докина.

Другие статьи этого номера