Мгновения севастопольской весны

Пофигизм.  Как с этим бороться?

Севастополь посетила группа старшеклассников московской 1285-й средней школы. Они осмотрели музейные комплексы на Сапун-горе, на мысе Херсонес, а также в Балаклаве. Гости встретились с активистами некоторых ветеранских организаций и поисковых отрядов. По пунктам программы поездки ребят в наш город можно судить о содержании состоявшегося общения.

 

Делегацию столичных школьников возглавила О.С. Деева—в прошлом учитель начальных классов со стажем три десятка лет, а в настоящее время—заведующая школьным музеем военно-патриотического направления.
—Мы готовимся отметить очередную годовщину Победы нашей Родины над поработившими всю Европу немецко-фашистскими варварами,—сказала Ольга Сергеевна.—Мы поставили перед собой задачу побывать во всех городах-героях. В эти поездки вовлекаются учащиеся как младших, так и старших классов. Об увиденном они пишут очерки, рассказы.
Десятилетия назад в педагогический коллектив школы влился в прошлом вожатый и учитель истории знаменитого крымского южнобережного «Артека» Б.С. Павленко. Он и выступил в качестве основателя детского движения «Солдатский платок».
Это было отнюдь не продолжение любимого песенного «синенького скромного платочка». Детскому «Солдатскому платочку», это сейчас видно, стал прообразом «Бессмертный полк». Борис Семенович попросил своих учеников записывать воспоминания отцов и дедов о Великой Отечественной, собирать военные реликвии. Со времени, когда почин получил размах, учащиеся 1285-й московской средней школы опубликовали в «Учительской газете» обращение к сверстникам с предложением приобщиться к начатому ими благородному делу.
Их начинание поддержали в 67 регионах в то время СССР. Росла подборка солдатских мемуаров. Портреты героев с предельно лаконичным описанием их подвигов наносились на ткань в технике вышивки, типографской печати. Их украшали бисером. К 60-летию нашей Победы в Великой Отечественной войне платков хватило, чтобы сшить в четыре ряда ленту длиной 2,5 километра. Ее пронесли по Кутузовскому проспекту до Поклонной горы с Музеем Великой Отечественной войны на ее вершине.
К сожалению, Б.С. Павленко рано ушел из жизни. Начатое дело взвалила на свои плечи его вдова, Наталья Васильевна. Ей помогали сын и внуки. Но настал день, когда музей, кстати, под ожидаемым названием «Музей истории детского движения «Солдатский платок», был передан в управление О.С. Деевой. С новым поколением учащихся Ольга
Сергеевна продолжает следовать курсом, проложенным славными предшественниками. Педагог по праву гордится своими питомцами. Например, приехавшие вместе с О.С. Деевой в Севастополь старшеклассницы в качестве знаменосцев участвуют в ежегодных акциях и церемониях городского уровня 5 декабря, когда москвичи отмечают годовщину битвы за столицу, 7 ноября, когда людские потоки стекаются на Красную площадь, где в этот день в 1941 году состоялся легендарный военный парад, участники которого с центра города направились прямиком на передовую.
Сын Саша, студент, сопровождал Ольгу Сергеевну в этой поездке. Будучи школьником, он написал очерк о прадеде. В 17 лет тот получил под Смоленском боевое крещение. С боями дошел до Праги и Берлина. Саше присудили второе место на городском конкурсе.
Поисковая работа свела вместе О.С. Дееву и многих энтузиастов, патриотов и подружила ее с К.Г. Киселевой и ее племянницей Е.А. Ивановой.
А.Г. Киселев—брат Конкордии Григорьевны, по ее данным, пропал без вести в последние дни героической обороны Севастополя. В течение двух десятков лет Конкордия Григорьевна и Евгения Андреевна прилагали немало усилий, чтобы пролить свет на обстоятельства гибели близкого человека. Но старания и упорство женщин не дали желаемого результата. Им на глаза попалась «Комсомольская правда» с заметкой о масштабной поисковой работе в Севастополе объединения, возглавляемого В.Е. Сергиенко. Конкордия Григорьевна и Евгения Андреевна обратились к Владимиру Емельяновичу с письмом. В нем содержалась просьба о помощи. Позже К.Г. Киселева с мужем приезжала в Оборонное, где В.Е. Сергиенко заведовал клубом-музеем Приморской армии. Работая в столичных архивах, Владимир Емельянович посещал своих новых знакомых.
Племянница героя Е.А. Иванова сама добилась успехов в поисковой работе в Москве и столичной области, но терпела неудачи в стремлении прояснить судьбу дяди.
…Алексей Киселев встретил Мгновения севастопольской веснынападение немецко-фашистских войск на западе страны. В составе 88-го зенитно-артиллерийского полка противовоздушной обороны Приморской армии оборонял Одессу, затем—Севастополь. У этого соединения—трудная судьба, уверен В.Е. Сергиенко, так как оно защищало небо Севастополя, полк не подлежал эвакуации. Под защитой сержанта Алексея Киселева и его товарищей до возможного конца шла отправка на Большую землю мирных жителей и раненых бойцов. Фашистские стервятники совершали яростные налеты на отчаливающие от севастопольских берегов переполненные выше всех мер корабли. После очередной атаки командиру полка Кухаренко оторвало ноги. К нему в укрытие явился с докладом начальник штаба в момент, когда командир поднес к виску пистолет. «Товарищ командир,—сказал начальник штаба,—Родине нужны живые защитники». «Какой я защитник, лишенный ног?»—с трудом возразил командир, но пистолет вернул в кобуру.
Прорвавшиеся на позицию фашисты раненых в плен не брали… В большинстве своем воины отдали свою жизнь в боях на мысе Херсонес и на подступах к нему. Уцелевшие единицы прошли ад фашистского плена. Подключившемуся к поиску В.Е. Сергиенко, а также К.Г. Киселевой и Е.А. Ивановой повезло все же найти два десятка однополчан сержанта-зенитчика А.Н. Киселева. Не один, а несколько его побратимов, разбросанные по городам и селам необъятной страны, в один голос в установленном в военкоматах порядке письменно сообщили одно и то же. 3 июля 1942 года в районе Камышовой бухты Алексей Киселев последним залпом подбил вражеский танк, но сам получил осколочное ранение. Оно оказалось смертельным. Герой умер на руках санинструктора. «Мы имели все основания,—сказал В.Е. Сергиенко,—занести в третий том «Книги памяти города-героя Севастополя» имя Киселева Алексея Григорьевича не как пропавшего без вести, а как геройски принявшего смерть в бою в районе бухты Камышовой». Об этом с облегчением Конкордия Григорьевна при жизни успела узнать и о последнем дне брата, и о книге.
О.С. Деева выполнила просьбу Е.А. Ивановой—племянницы павшего бойца. От ее имени Ольга Сергеевна вручила Владимиру Емельяновичу заключенные в рамки фотографию сержанта Алексея Киселева и семейный портрет К.Г. Киселевой, а также именной платок. Со своей стороны В.Е. Сергиенко просил передать Евгении Андреевне третий том «Книги памяти города-героя Севастополя» со светлым именем сержанта, навеки оставшегося молодым: 23-летнего Алексея Киселева.
Владимир Емельянович готовился к приезду москвичей. Для них он подготовил список павших в боях за Севастополь героев, призванных в столице: А.С. Батин, С.С. Николаев, А.В. Семенов, В.М. Фурсов, В.И. Егоров… В списке указаны не только имена, но и адреса, по которым шли повестки. Возможно, они пригодятся юным москвичам для продолжения поиска.
Не скрывая любопытства, приезжие ребята внимали каждому слову, рассказанному с условной трибуны. С интересом, например, слушали, считай, своего сверстника—командира поискового отряда Илью Кухтяка. В середине февраля он и его ребята получили сообщение о вскрытых дождями и ветрами боеприпасах на склоне Сапун-горы. Ребята копнули глубже и на трехметровой глубине обнаружили советский военный самолет. Враг сбил его в период освобождения Севастополя от немецко-фашистских захватчиков. Потребовался трактор, и не один, чтобы извлечь из земли обломки боевой машины. По номеру, выбитому на ее двигателе, удалось установить имена пилота и воздушного стрелка—это замкомандира эскадрильи одного из авиационных соединений гвардии капитан Яков Васильевич Шкреба и гвардии сержант Иван Сазонович Замай. Удалось найти родственников гвардии капитана. Они прислали фотографии отважного пилота. Поиск близких Ивана Замая продолжается. Значит, у нас будет повод подробнее рассказать о разгаданной 72 лет спустя тайне без вести пропавшего экипажа. Продолжения рассказа будут ждать и юные москвичи, которые лишь немного прикоснулись к открывшейся неизвестности.
Как один час промелькнули для О.С. Деевой и ее спутников дни, проведенные в Севастополе. Они оставили им столько впечатлений, что хватит еще надолго.

 

А. КАЛЬКО.
На снимках: О.С. Деева и В.Е. Сергиенко; А.Г. Киселев.
Фото автора.

Другие статьи этого номера