Возвращение к «Старшему сыну»

Возвращение к «Старшему сыну»

Как же мы легко и даже как-то задорно отказались от нашего прошлого, от идеалов, которыми жили наши родители, как всегда, надеясь на светлое будущее, которое на поверку оказалось блестящей побрякушкой в руках жестоких конкистадоров. И вот теперь мы стоим в растерянности, и совесть наша неспокойна. Как видно, настало время переоценки ценностей, а ответы нам стоит искать у хороших советских писателей.

 

…В августе нынешнего года исполнилось бы 80 лет Александру Вампилову, писателю и драматургу, которого называют современным Чеховым. В сентябре в Иркутске будет проходить традиционный Вампиловский фестиваль современной драматургии, на который приглашен и наш театр им. А.В. Луначарского.
Имя Александра Валентиновича Вампилова нечасто появляется на театральных афишах Севастополя. «Утиная охота», «Прошлым летом в Чулимске», «Прощание в июне», «Старший сын», «Провинциальные анекдоты»… Каждая из этих пьес, написанных в советское время,—пытливый взгляд поверх привычной рутины, позволяющий нам взглянуть на вещи иначе, и вот мы уже не можем скрыть улыбки узнавания, но порой возникает беспокойное чувство утраты чего-то очень важного, без чего жизнь теряет смысл и краски.
Для репертуарных театров эти пьесы можно считать обязательной программой. Их импульсивные, даже эксцентричные герои пережили свое время и не перестали волновать нашего современника.
Недавно в театре началась работа над созданием спектакля по пьесе Александра Вампилова «Старший сын». На постановку был приглашен главный режиссер Псковского академического театра драмы им. А.С. Пушкина Александр Кладько. Он любезно согласился ответить на наши вопросы.
—Александр Иванович, прошли первые репетиции, и, наверное, у вас сложилось какое-то мнение об артистах, с которыми вы работаете. Главную роль—Сарафанова—будет исполнять Анатолий Бобер, в спектакле также заняты Николай Филиппов, Наталья Романычева, Александр Аккуратов, Евгений Чернорай, Ольга Лукашевич, Александр Порываев.
—У меня хорошее ощущение от ваших артистов, в них совершенно нет провинциальности, а есть свобода в общении, в освоении текста. Они не зажаты, и в них есть хорошая профессиональная самодостаточность. Нет неприятия человеческого и профессионального.
—Вы—один из лауреатов Вампиловского фестиваля. Спектакль «Утиная охота», который вы поставили в петербургском Театре Малыщицкого, был особо отмечен жюри. Вы ставили пьесы Вампилова в Таллинне, Нижнем Новгороде. Вампилов—один из любимых вами авторов?
—Я поставил практически все пьесы Вампилова и даже его рассказы-анекдоты. Люблю этого автора. Считаю, что он до сих пор актуален. Решение о постановке «Старшего сына» приняло руководство вашего театра. У Анатолия Бобра недавно был юбилей, и в «Старшем сыне» у него будет бенефисная роль.
—Вампилов писал свои пьесы довольно молодым человеком. Ему не исполнилось и 35, когда он трагически погиб…
—Понимаете, физический и психологический возраст не всегда тождествен. В той же «Утиной охоте» есть куски очень зрелые, в том числе стилистически, много цитат, ведущих нас к Чехову. Я думаю, внутренне он был гораздо старше своего возраста. Откуда, например, у него чутье на такие тонкие отношения родителей и детей? Это качество страждущей души, которое уже есть на генном уровне. Недаром есть такая поговорка: «Чтобы сыграть Шопенгауэра, необязательно быть Спинозой». Это вопрос духовного опыта. Так же было с Высоцким. Все знают, что он не прошел ни войну, ни зону, но все безоговорочно верили, что он там был. «Божья дудка»—свойство одаренных людей.
—Давайте поговорим о будущем спектакле. У Вампилова жанр пьесы определен как комедия. Но очевидно, что это не совсем так. Каков будет жанр спектакля?
—На самом деле сколько людей, столько и жанров. Люди, как и спектакль, не вписываются в эти известные четыре жанра: комедия, трагедия, мелодрама, драма. В современном театре этих жанров тысячи. У меня есть ощущение, что Вампилов—человек, не принадлежащий какому-то одному жанру, ему как раз нравились пограничные жанры, такие, как трагикомедия. Если говорить об этой пьесе, то начинается она, как бытовой анекдот, а заканчивается, как философская притча. Всем руководит господин Случай. Совершенно неправдоподобная ситуация, когда ночью в дом впускают незнакомых людей и верят тому, что они говорят.
Но дальше этот фарс перерастает в абсолютно драматическую ситуацию, шагая от одного случая к другому. Вампилов чувствовал, что жизнь полна сложных взаимопроникновений. Не зря есть поговорка о том, что грустное и смешное—рядом. Никогда не знаешь, отчего ты будешь плакать и отчего смеяться. Этот жанр очень сложно обозначить на афише. Иногда я специально даю сложные формулировки жанра не для того, чтобы зрителя запутать, а для того, чтобы оставить ему территорию для размышлений. Я считаю, что со зрителем нужно быть честным. Если вы один раз его обманули, то второй раз он может к вам не прийти.
—Вы пригласили Бориса Вадимовича Шлямина—художника из Нижнего Новгорода.
—Мы с Борисом работаем давно, и не только в Нижнем Новгороде. Мы ставили спектакли и в Таллинне, и Петербурге, и в других городах России. Недавно в Петербурге в мастерской моего мастера Григория Козлова мы поставили большой спектакль «Носороги» Эжена Ионеско. Второй год он идет с аншлагом, чему я очень рад. Это пьеса для театра абсурда. Но «Старший сын» будет классическим, добрым, надеюсь, живым спектаклем про людей. Меня учили тому, что нужно всегда стремиться к автору. У хорошего драматурга есть все, что нужно, и всегда можно научиться новому, что-то открыть еще более глубокое, чем кажется сначала. А Вампилов—это как раз такой драматург.
Найти потаенные нотки, второй смысл, контексты, созвучные с сегодняшним временем, чтобы всё, что происходит на сцене, волновало и тревожило зрителя, чтобы зазвенела вольтова дуга между сценой и залом, при этом не переиначивая, не переписывая автора,—это достойная задача для режиссера.
—Вы уже два года работаете в Псковском театре им. А.С. Пушкина. Как вы строите свой театр?
—Мне немного неловко хвалить свой театр. Я не хочу выглядеть мессией, мол, пришел, все изменил, и начался рассвет. Я могу сказать только, что там живой театр: хорошие артисты, замечательная команда, которая сложилась до меня. Мне там очень комфортно. Я родом из Одессы, поэтому здесь, в Севастополе, я чувствую себя, как дома: пейзаж, запахи, деревья—все это мне очень понятно. Жизнь сложилась так: я уехал из Одессы, поступил в Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии (ГИТМИК), около 30 лет жил и работал в Петербурге, а теперь меня пригласили в Псковский театр.
Это пушкинские места, недалеко—Музей-усадьба Михайловское. Очень красивые места, прекрасная природа, хорошая экология. Псков—старинный, культурный город со своей атмосферой. Кроме драматического театра есть Театр кукол и филармония. На базе театра им. А.С. Пушкина проходит Пушкинский фестиваль. У вас в репертуаре, я видел, есть Пушкин. Приезжайте. Во время фестивалей город буквально кипит: приезжают критики, философы, интересные люди. Вокруг фигуры Пушкина всегда идет бурная жизнь.
Премьера «Старшего сына» намечена на начало июня. Новая работа театра им. А.В. Луначарского не поразит вас грандиозностью замыслов, не будет шокировать новаторством оформления, но в ней определенно будет жить душа удивительного писателя Александра Валентиновича Вампилова, и замечательные артисты театра им. А.В. Луначарского расскажут невероятную, но такую правдивую историю музыканта по имени Андрей Григорьевич Сарафанов—человека с большим открытым сердцем.

 

Т. ДОВГАНЬ.

Другие статьи этого номера