Вселенная Станислава Чижа

Вселенная Станислава Чижа

Севастополь—особенный город. В нем только памятников насчитывается более 2 тысяч. Огромный вклад в «каменную летопись» региона внес наш замечательный скульптор Станислав Чиж. Многие его работы создавались в маленькой мастерской на улице Володарского. Еще при жизни мастера ему поступали всевозможные «выгодные» предложения от коммерсантов. Недавно снова прозвучала тревожная новость о сносе музея под строительство гостиницы. Но надежда на то, что вскоре в трудной борьбе за домик-музей будет поставлена финальная точка, все-таки есть.

 

Батарейный «бартер»

…В мастерской Станислава Чижа особая атмосфера. Время в ней словно остановилось. Даже творческий беспорядок как будто сохранен: так и ждешь, когда зайдет сам великий скульптор и начнется привычная для художника жизнь. В небольшой домик-музей на улице Володарского дочери мастера перенесли семейный архив, дореволюционные фотографии, письма, дневники, рассказывающие историю семьи. Историю хранят и старые стены.
После войны на месте дома-музея размещалась небольшая кондитерская фабрика. А в 1963 году горсовет и Черноморский флот решили безвозмездно передать это помещение скульптору. Командование флота высоко ценило его работы, посвященные морякам, но своей постоянной мастерской у Мастера не было—он трудился где придется, даже в подвалах.
—Отец был абсолютным бессребреником,—говорит дочь скульптора, художница Яна Чиж.—В 70-е годы он сам решил вопрос с отоплением—договорился о «бартере», и в мастерской наконец-то стало тепло. Он, безусловно, себя недооценивал. Отец любил свою мастерскую, это был его дом. Сколько себя помню, его жизнь проходила на улице Володарского: и творчество, и тяжелый труд скульптора, и встречи с достойнейшими людьми того времени, и яркие праздники.
Станислав Чиж и его коллеги-художники сами провели водопровод, самостоятельно делали в домике текущий ремонт. Но еще при жизни скульптора земля в центре города привлекала «коммерсантов». Мастерская мешала. Станиславу Чижу поступали разные «выгодные» предложения; активные «переговоры» начались, когда домик на ул. Володарского перешел на баланс отделения Союза художников Украины. Ему даже как-то предложили на месте мастерской построить дом и выделить в нем квартиру для семьи, но он отказался, сказал: «А что обо мне скажут люди?»

 

Вместо музея—гостиница?

Просьбы, обращенные Вселенная Станислава Чижасегодня к Союзу художников посодействовать с ремонтом музея, не привели к успеху, поэтому сейчас семья Станислава Чижа ремонтирует домик самостоятельно. Недавно собрали деньги и частично перекрыли текущую крышу: «Я, конечно, понимаю, что здание требует серьезного ремонта, как-то во время экскурсии на пол упал большой кусок штукатурки,—говорит Яна Чиж.—Но в моем сердце огромно дочернее желание сохранить память об отце. Если просто перенести работы в другие, пусть новые стены, это уже будет совсем не то. Существуют ведь музеи Чехова, других писателей и художников, и их главная прелесть как раз и заключается в стенах, атмосфере. Никому не приходит в голову их сносить».
Новые опасения, что музей могут снести, появились не на пустом месте. В эфире городского телеканала НТС от 30 марта с.г. председатель Севастопольского отделения Союза художников России Владимир Ольхов высказал свою точку зрения: «Что касается этой земли, у меня есть виды, как это использовать, как сделать так, чтобы Союз художников получил какую-то помощь и поддержку, используя эту землю. Потому что на сегодняшний день здесь—разруха, вокруг плачевное состояние, мастерская разваливается. Есть надежда, что нам удастся всё-таки построить там некое сооружение, из которого часть получим мы. У нас средств на сегодня нет. Мы нашли людей, которые готовы нам помочь. Говорят: «Давайте мы построим себе и вам». Нам—за то, что мы предоставляем эту землю, этот участок. Это наш вклад. А у них там будет гостиница».
Ольхов призвал думать не только о музее, но и о Союзе художников: «Нужно все сделать объективно и правильно, чтобы были учтены и интересы художников»,—говорит он. Владимир Николаевич пообещал встретиться с корреспондентом «Славы Севастополя» и рассказать о своем видении ситуации.
У Яны Чиж тоже есть своя позиция: музей нужно сохранить, для чего он должен получить статус памятника культурного наследия. Щитовой старенький домик, конечно, нужно укреплять, ремонтировать с помощью современных технологий. На базе мастерской можно построить художественную школу и передать ей творческое наследие музея или один из отделов современного искусства Художественного музея имени М.П. Крошицкого.
Надежда на получение музеем статуса памятника культурного наследия появилась на прошлой неделе: «Комитет по социально-гуманитарным вопросам законодательного собрания пригласил Яну Чиж на пленарное заседание. Депутаты пообещали свою поддержку.

 

«За всех жителей улицы Володарского скульптор Чиж»

Скульптор Станислав Чиж властью был любим, но не избалован. Работы его, безусловно, ценились очень высоко, но осыпать его всевозможными подарками и создавать художнику комфорт никто не спешил. Любовь и бизнес—понятия, как правило, несовместимые. Скульптор-бессребреник особых льгот для себя никогда и не просил. А вот за справедливость всегда боролся. В архиве семьи сохранилось его заявление, адресованное председателю правления Худфонда УССР Мягкову. Это уже исторический документ, и хочется опубликовать его в нашей газете полностью.
«Прошу разобраться в правильности действий администрации СХПМ в отношении художников, занимающих мастерскую по адресу: Володарского, 21. В 1963 году после сооружения мною памятника комсомольцам руководство города выделило мне под мастерскую бесхозный домик. Сперва в нем поселились члены СХ: я, скульптор Чиж и художник Озерников. Затем по мере отселения случайных жильцов в нем трудились еще многие художники: Филимонов, Кобыленков, Арефьев и последние пять лет—художник Брусенцов. За прошедшие 15 лет мы, работающие в нем художники, отдали много сил и собственных средств для поддержания домика в надлежащем состоянии. Капитально спланировали домик, сделали подсобные строения, провели водопровод. Худфонд УССР выделил для ремонта около 2,5 тыс. рублей. Этих средств хватило на разборку лишних перегородок в помещениях и общий косметический ремонт. После этого ремонта по решению пожарной инспекции мы перешли на электрическое отопление вместо печного. Расход энергии за год около 300-400 рублей. Очевидно, возросли расходы СХПМ. Директор СХПМ мастерскую решил объявить творческой, поселить там только членов СХ и взвалить все расходы на самих художников. Доказать же нашу рентабельность даже без глубокого анализа очень легко.
Вот контингент мастерской: скульптор Чиж выполнил за эти 15 лет большое количество монументальных работ и все, как правило, с переводом в мрамор, гранит, камень. Это памятники Музыке, Октябрьскому, П. Осипенко, Ковалевскому, бюсты для Панорамы и мн. др. И всё—в этой мастерской, и всё—во дворе мастерской. Художник Озерников выполнил за это время много росписей, мозаик и др. Заказных работ резчик Степанов, кстати, единственный дипломированный мастер, не только выполнял перевод вышеперечисленных работ, но и оборудовал мастерскую собственным инструментарием, какой нет у СХПМ.
Четвертый «жилец» в самой маленькой комнатке—выпускник института, график Проценко. Тоже труженик и участник многих выставок. Эта мастерская—наш родной дом, где мы честно зарабатываем хлеб насущный. Отсюда вышло немало наших работ, представлявших наше лицо на различных худвыставках. И прямая обязанность нашего руководства—подумать, как улучшить наше положение; провести паровое отопление, что будет дешевле электрического, перекрыть крышу—и этот домик долго послужит и фонду (тем более бесплатно доставшись), и художникам.
За всех жителей улицы Володарского скульптор Чиж».
Мастерская скульптора Станислава Чижа—это целая вселенная. Именно здесь им было создано огромное количество работ, которые стали значительной частью «каменной летописи» нашего города.
—Отец был верным своему делу. Многих удивляло, а у некоторых вызывало зависть то, что он работал как-то легко, никогда нельзя было его застать испытывающим муки творчества,—вспоминает Яна Чиж.—И это при том, что в его мастерской всегда было людно. Он имел дар особенной сосредоточенности, так что мог одновременно и работать, и уделять внимание своим посетителям, всегда был с ними неизменно приветливым и гостеприимным. Не только его профессиональные качества и талант скульптора, но и внутреннее благородство притягивали и обогащали всех, кто переступал порог мастерской.

 

Анна БРЫГИНА.
Фото В. Докина.

Анна Брыгина

Корреспондент ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера