Оползни и обвалы. Реальность и перспективы

Оползни и обвалы. Реальность и перспективы

Три зимы в Крыму были относительно теплыми и малоснежными. Нынешняя же на снег была щедра, и в горах до сих пор лежит снежный покров. Заполнение Чернореченского водохранилища тревогу не вызывает. Но климатический фактор с переходом температуры воздуха вокруг нулевой отметки в течение суток влияет на состояние горных склонов и непрочно лежащих камней. В такие периоды активизируются оползни и обвалы. Вода, накопившаяся в трещинах, при замерзании работает как мощный клин, раздвигая породу. В следующий цикл талой водой заполняется уже расширенная трещина, и клин льда при её замерзании становится толще. Скальные блоки приходят в движение. В Крыму геологам доводилось наблюдать за активным образованием трещин до 13 метров глубиной. В такие годы интенсивность обвалов по объемам в три-четыре раза превышает среднестатистическую.

 

Севастопольцы и гости города могут воочию убедиться в справедливости вышепрочитанных строк. На автотрассе Севастополь—Ялта в районе 17-21-го км на дороге присутствует россыпь камней, по обочинам лежат валуны до двух метров в диаметре. Камни, разогнавшись с вершины склона, перепрыгивают через подпорную стену и выкатываются на противоположную сторону.
Наиболее опасными в этом году стали склоны автодороги Севастополь—Ялта, обрывы мыса Феолент, борта Чернореченского каньона, побережье Балаклавы, тропа на Ближний пляж. Геолог первой категории Сергей Стрельцов настоятельно рекомендует дорожникам связаться с промышленными альпинистами Севастополя и Крыма. Они имеют огромный опыт зачистки и укрепления камнеопасных участков склонов над дорогами.
А для того чтобы правительство Севастополя знало о грозящей опасности, нужна служба мониторинга оползневой ситуации, в которую вошли бы опытные специалисты, разбирающиеся в ситуации и отвечающие за свои слова. Севастопольский геолог Сергей Стрельцов считает, что до развала Союза крымская оползневая служба «Крымгеология» входила в четверку лучших в мире!
В 1984 году международный геологический конгресс сделал такое признание. При Украине служба переживала деградацию. А уж при президенте Ющенко нищенское финансирование оползневиков вынудило многих уволиться в поисках средств к существованию. И такая судьба постигла всех геологов Украины.
Увы, пока и Севастополь как субъект Российской Федерации не восстановил оползневую службу. Если Крым имеет университет, выпускающий географов (которых можно на специальных курсах доучить и переучить в оползневиков), работает над этой темой, то Севастополь пока отстает. Сергей Стрельцов считает, что «Сев-природнадзор» готов сотрудничать с «Крымгеологией», но это сотрудничество должно быть более тесным. Но складывается парадоксальная ситуация, когда приезжают в Севастополь специалисты из дальних регионов России и пытаются свой опыт применить на условиях геологии Крыма. Они, наверное, хорошие специалисты, но особенностей местной геологии не знают. И в то же время наши специалисты остаются невостребованными.
Если вернуться к наиболее опасным участкам Севастополя, то нельзя не вспомнить о районе Василевой балки. Когда-то там из-за нарушения технологии складирования вскрышной породы Псилерахского карьера был спровоцирован гигантский оползень, вывалившийся в море на сотню метров и снесший стальную лестницу. Постепенно море размыло это новообразование, и лестницу строители восстановили. Но склон Василевой балки сильно обводнен грунтовыми водами и продолжает ползти. Зимние шторма размыли нижнюю часть отвала, намыли даже небольшой пляжик под ним и подготовили следующий этап обрушения именно на этот соблазнительный пляж. Если в прошлом году над линией прибоя вертикальная часть оползня возвышалась на 2-3 метра, то сегодня—на 10-15 метров.
Но есть и другая проблема. Шламовые воды после промывки щебня сбрасывались в море на пляж «Васили». Стальная труба давно пропилена песком, и вода сейчас сочится по дороге и рельефу местности, смачивая склон. Над восточным участком пляжа уже раньше обрушалась порода. Сейчас же образовалась новая щель. Пласт горной породы постепенно отходит от монолита. А под ним—песчаный пляж. Как раз над местом подхода к берегу катеров и яликов. Породы глинистые, очень пластичные и неустойчивые. Когда обрушится пласт, сказать никто не берется. Да никто за ним и не наблюдает. Увы, сейчас об обвалах и оползнях мы узнаем из средств массовой информации по факту события. Прогнозы строить просто некому.

 

В. ИЛЛАРИОНОВ.
Фото автора.

Другие статьи этого номера