Изба красна пирогами, а человек—добрыми делами

Лучшим медработникам—денежное вознаграждение

Я уже много лет посещаю городище Херсонес и, как правило, с площади 50-летия СССР добираюсь туда по ул. Ерошенко на «своих двоих».

 

Что значат для России археологическая доминанта Севастополя—Херсонес Таврический—и возведённый в честь 800-летия крещения Руси на месте крещения князя Владимира величественный собор,—общеизвестно. Сюда не зарастёт народная тропа. А вот самой главной достопримечательностью тропы—улицы, ведущей к «Херсонесу Таврическому»,—является 2-я городская больница. И дело не во внешнем облике типового здания больницы, к тому же «не страдающего» архитектурными излишествами, а в её значимости как лечебного заведения для Ленинского района и Севастополя.
Внешне больница смотрится лишь «пережитком прошлого». Прежде в Севастополе строили общественно значимые здания (больницы, школы, детские сады) в единстве с придаваемой им в комплексе внушительной парковой территорией. В единстве с таким парком в послевоенное время на месте прежней больницы, разрушенной при обороне Севастополя, была возведена 2-я городская больница. И именно содержание парка, превратившегося в пристанище бомжей, возмущало «гагаринцев» последние четверть века во внешнем облике больницы.
В летнее время даже местные жители сдавали приезжим отдыхающим своё жильё с привилегией использования ими в качестве пляжа побережья археологического заповедника «Херсонес Таврический», а сами переселялись в парк. И хотя всегда существовала и оплачивалась в больнице должность садовника, но, как сказывают очевидцы, это был лишь способ зарабатывать, не работая, для родни завхоза больницы. Поэтому регулярно перед праздниками в авральном режиме устраивались силами медперсонала спасительные для парка субботники.
Предпринимались так называемыми «друзьями народа» с тугими кошельками яростные атаки оттяпать у больницы половину территории парка под очередной нависающий над Херсонесом то ли небоскреб, то ли «хмарочос». Но каким-то чудом отбились.
И вот на днях как-то невзначай по пути в Херсонес я заглянул в больничный парк и… что за диво: всё прибрано, красиво здесь. Так я познакомился с реально исполняющим обязанности садовника и виновником воскрешения парка, который в этот момент копал очередную ямку для посадки саженца дерева в прежде заброшенном уголке парка на месте выкорчеванного им непроходимого чертополоха.
Андрей Валерьевич Миков, отслужив положенный срок на Черноморском флоте и уйдя в запас, после смены административного «караула» больницы устроился в должности уже не фиктивного, а реального садовника, к тому же увлечённого любимым делом. И с ходу заявил: «Не нужны мне в парке ни субботники, ни воскресники, сам справлюсь…»
Оказывается, всё решаемо и выполнимо, когда человек на своем месте и полон энтузиазма. Андрей Валерьевич всегда при деле, ведь надо не только поддерживать порядок и чистоту, но и заменять отжившие свой век деревья, украшать парк клумбами и беречь от вредителей. Дел у садовника хватает, тем более что посадку деревьев и кустарников он никому не доверяет, осуществляет все только сам лично. Главное—чтобы наряду с традиционным лечением больничный парк своим эстетическим обликом радовал не только глаз, но и душу, наполнял целебным ароматом воздух, служил скорейшему выздоровлению пациентов.

 

Н. СТРЕЛЕНЯ.

 

P.S. В парке встретил стайку юных девчат, как оказалось, это были студентки Севастопольского медицинского колледжа им. Жени Дерюгиной: прибыли в больницу на практику. Все выразили искреннее желание работать в Севастополе и только по своей будущей специальности. Будем надеяться, что севастопольские больницы ожидает достойное пополнение…

Другие статьи этого номера