Философия георгиевской ленты

…Спешите в этот день к Мемориалу

На днях стартовала всероссийская акция «Георгиевская ленточка». Происходит она уже в 13-й раз («премьера» состоялась в 2005 году), вовлекая в свои ряды все новых сторонников. В рамках акции всем желающим бесплатно раздается символ воинской доблести—георгиевская ленточка. У севастопольских волонтеров таких ленточек в текущем году припасено аж 100000 штук. Цифру обнародовали во время патриотической акции на пл. Нахимова, состоявшейся 22 апреля. Там же и началась раздача ленточек сезона-2017. Читательская почта откликнулась на это событие всего несколькими письмами, которые, тем не менее, подсказали тему, как нам кажется, для серьезного разговора.

 

Начну, пожалуй, с письма Светланы Викторовны Сухомлиновой, которая была на пл. Нахимова 22 апреля. И у нее, как она написала, «осталось неоднозначное послевкусие от мероприятия. В субботний день это событие должно было собрать в Севастополе гораздо больше людей. Но его практически не анонсировали. Я, например, попала туда совершенно случайно. И без внуков. А именно для подрастающего поколения это сейчас особенно важно. Не знаю, кто как, но я очень болезненно переживала этот период межвременья, когда отказ от исторической памяти был возведен в ранг государственной политики. Причем не только на Украине, которая переживает сейчас апофеоз беспамятства, но и в России тоже.
У меня дочь в Ростове-на-Дону живет, так что имела возможность наблюдать и за российской действительностью. Я человек не очень старый, но и не очень уже и молодой. В том смысле, что кардинально не поменяюсь… В условиях тотальной толерантности чувствую себя некомфортно. На мой взгляд, та толерантность, которую в нашем обществе пытались культивировать,—синоним беспринципности. Для меня—это то же самое, что и отсутствие знаковых морально-нравственных ориентиров. А без них не будет и России. Наш исторический опыт об этом прежде всего и напоминает.
На мой взгляд, в последние годы почти синхронно произошло два знаковых события, работающих на консолидацию российского общества на единой идеологической основе: акции «Бессмертный полк» и «Георгиевская ленточка». Лично меня никто не убедит, что и они—«хитрый план Путина» по отвлечению народа от насущных проблем. Я живу в Севастополе и точно знаю, что мы надевали георгиевскую ленточку в знак протеста против бандеровской пропаганды без всякой команды из Кремля… А «Бессмертный полк» для меня родился не в Томске или Тюмени, а в Севастополе. Потому что именно в родном городе на параде победителей я очень давно, в самом начале нынешнего тысячелетия, увидела человека явно не фронтового возраста, который в единственном числе представлял на параде полк, в котором живых фронтовиков уже не осталось. («Слава Севастополя» два года назад тоже писала об этом человеке—Анатолии Алексеевиче Ефимове, произведенном уже после войны в сыновья 17-го Севастопольского Краснознаменного орденов Суворова и Кутузова III степени отдельного артдивизиона особой мощности резерва ставки Верховного главнокомандования, который ежегодно участвует в параде победителей в Севастополе.—ред.).
Впрочем, даже не столь важно, кто это придумал. Важно, что идеи нашли столь мощную социальную базу. Да и могло ли быть иначе, учитывая то особое отношение к георгиевской ленте в России?! Это, как говорится, наше родное, ни у кого не заимствованное. Но это, наверное, все-таки, во-вторых. А главное, что награду с георгиевской лентой можно было добыть только в битве за Отечество, проявив героизм действительно высшей пробы. И орден Святого Георгия, которым награждались только офицеры, и солдатский Георгиевский крест (по-свойски и любовно называвшийся в простом народе «Егорием»), и орден Славы (фактически советский аналог Георгиевского креста), наверное, самые незаангажированные награды в истории России. А значит, за ними—все подлинное: и любовь к Родине, и гордость за Отечество, и высочайшая ответственность за будущее народа и страны.
Вот потому и осталось послевкусие от малочисленного мероприятия на пл. Нахимова. Почему нас не пригласили? А если приглашали, то почему как-то робко? Боялись, не придем? Или боялись, что придем? Мы понемногу вспоминаем, что значит жить в великой стране и быть гражданами великой страны. Бояться этого не надо. Пусть другие боятся (что они и делают!), запрещая шествие наших Бессмертных полков и отбирая на границах георгиевские ленточки. Это уже их проблемы. А мы со своими потихоньку разбираемся, а уж всенародно точно разберемся».
Другое письмо—на ту же тему, тоже сердитое. Автор— Николай Хлебников (больше о себе он на электронный адрес редакции ничего не сообщил, но, судя по стилистике документа, человек достаточно молодой). Он тоже побывал на пл. Нахимова во время старта севастопольского этапа всероссийской акции «Георгиевская ленточка» и поделился по поводу некоторыми «своевременными», как сам выразился, мыслями. «Георгиевская лента—не бижутерия, не шнурок и уж тем более—не собачий ошейник. В Севастополе это надлежит знать каждому! В период первой обороны, когда подвиг стал массовым явлением, а с доставкой наград в осажденный город были очевидные проблемы, георгиевская лента стала полноценной заменой Георгиевскому кресту. Я к тому, что чести его ношения удостоены были единицы.
Нам, потомкам тех по-настоящему великих героев, такая честь дана. Пусть это памятная, патриотическая акция. Но лента-то настоящая! На «пятую точку» её навешивать уж точно не стоит: нельзя! (я такое видел: навесила, надо полагать, вместо хвоста). Очень понравилась идея организаторов акции в этом году: прежде чем вручить ленту, проводить экспресс-опрос на знание истории георгиевской ленты. Невеждам выдавать памятку с короткой историографией. Думаю, что хоть чуть-чуть знающий историю своей страны молодой человек никогда не повяжет георгиевскую ленту на собачий ошейник или на другие позорные для этого символа нашей государственности места. На пл. Нахимова 22 апреля ленты выдавать начали. Но без экзамена! На мой взгляд, это неправильно. Ещё есть время исправить».
«Акция «Георгиевская ленточка», безусловно, несет консолидирующий момент в наше общество,—считает Александр Кравченко.—Но одними периодическими акциями ситуацию уже не поправить. Я приехал в Севастополь с «материка», из Сибири, если кому требуется уточнить. И я вам скажу, что проблема патриотического воспитания молодежи здесь ощущается не так остро, как в большой России: сказывается специфика города, которую севастопольцы не просто бережно хранят, я бы сказал, пестуют. Имперская школа воспитывала патриотов под девизом: «За Бога, царя и Отечество». Советская школа растила строителей коммунизма. Об истинности целей—другой разговор, но очевидно то, что и при царе, и при Советах школа не дистанцировалась от воспитания подрастающего поколения. И это в итоге обеспечивало величие страны. Современная школа учит, но не воспитывает. В итоге имеем то, что имеем. У Д. Менделеева, великого химика и педагога, есть такая мысль: давать современные знания необлагороженному человеку—это все равно что вручить саблю сумасшедшему. Не этим ли мы занимаемся? А потом удивляемся: как это студентка философского факультета главного вуза страны Варвара Караулова сбежала к террористам в ИГИЛ (организация в РФ объявлена террористической.—ред.)?!»
Вот, собственно, и все: читатели сделали за меня всю работу. Потому что к рассказанному и в самом деле добавить нечего. Разве что почти анекдот. Было это или не было на самом деле—не знаю. Но у студентов-философов, с одним из которых я приятельствовал, когда учился в университете, весьма популярной была история об одной отличнице, которая на пятерку сдала госэкзамен, но при этом пятерка чуть было не превратилась в «неуд». На заднем кармане ее джинсов (представляете, где конкретно) особо бдительный профессор обнаружил фирменный лэйбл со стилизованным флагом Великобритании. Девушка на возмущенный вопрос так и ответила: «Флаг Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии,—и тут же добавила:—А что, разве не на том месте?» Пятерка с триумфом была спасена.
Так я это к чему… Не стоит отвергать блага, которые нам предлагает мировая цивилизация. Президент страны В. Путин говорит то же самое постоянно. Просто у всего этого должно быть соответствующее в жизни место. А вот наши особые ценности правильнее всего держать где? У самого сердца. И все тогда точно приложится.

 

Александр СКРИПНИЧЕНКО.

Александр Скрипниченко

Обозреватель ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера