Выше всех благородных металлов

Выше всех  благородных металлов

Ушедший в историю 2016 год—год 130-летия со дня рождения Николая Гумилева. На 2016-й пришлось 50-летие со времени кончины Анны Ахматовой. На 2018 год выпадает 80-летие со дня ухода в вечность Осипа Мандельштама. Урожайный на круглые даты и нынешний год. 2017-й—год 125-летия со дня рождения Марины Цветаевой, 130-летия Игоря Северянина и 150-летия Константина Бальмонта. Их век в русской литературе назван серебряным, видимо, потому, что золото потребовалось чуть раньше. В его отсутствие без риска ошибиться можно было использовать платину. Но под рукой оказалось серебро. Чудо, если учесть, что многие из нас серебро ставят выше остальных благородных металлов. Творческий состав Культурно-информационного центра так и назвал подготовленную им театрализованную постановку: «Серебряный век русской поэзии».

 

На премьеру в литературно-музыкальную гостиную пригласили ершистых учащихся некоторых городских колледжей. Из среды тех, кто утром едет в общественном транспорте с наушниками в ушах и с экранчиками в руках, кого заслуженно или незаслуженно упрекают в непочтительном отношении в транспорте к старшим. Живой динамит, одним словом.
Ребята рассаживались по местам, меня же охватывала тревога: усидят ли до конца вечера, не взорвут ли тишину, отключат ли на часок свою электронику? Опасения, к счастью, не оправдались. Парни и девушки сидели, как мышки, широко раскрыв глаза. Я не заметил присутствия в зале их наставников. Хотя вряд ли они удержали бы ситуацию под контролем в ином случае. Вниманием молодежи целиком и полностью завладели создатели постановки. Им удалось, насколько у нас возможно, воссоздать обстановку знаменитой «Бродячей собаки»—кафе, любимого в кругах столичной богемы. А вот и его завсегдатаи—молодые люди в изысканных нарядах, с утонченными манерами. Но, видимо, главное не во внешних атрибутах, хотя и без них не за порог.
В этом месте нашего рассказа следует отдать должное сценаристам театрализованной постановки: Екатерине Рабиевской, Ольге Савченко и режиссеру-постановщику Ларисе Эньяковой. На постановку отпущено чуть менее часа, литературного материала в их распоряжении—огромный массив, материала разнообразного, оригинального, неоднозначного.
В 20-е годы минувшего века составители И.С. Ежов и Е.И. Шамшурин в молодой Стране Советов издали антологию русской лирики первой четверти ХХ века. В этом крупноформатном томе почти на 700 страниц помещены достаточно объемные стихотворения 128 поэтов самых различных направлений и стилей творчества, а также сведения о них. «Русскую поэзию ХХ века» издали повторно в репринтном исполнении лишь в 1991 году. Улавливаете, уважаемый читатель? Лишь в 1991 году! Свыше шестидесяти лет, то есть в течение жизни, считай, двух поколений людей, такой огромный массив поэзии был по существу закрыт. Настоящие подвижники литературы, такие, например, как Константин Паустовский, в своих произведениях стремились пробить брешь в стене, искусственно возведенной между читателями и лучшими образцами духовного наследия страны.
Так, Константин Георгиевич умудрялся в своих повестях и рассказах привести самые звучные строки Марины Цветаевой, Максимилиана Волошина и других преданных забвению поэтов. Иногда писателю удавалось назвать их поименно. И любители изящного слова, услышав подсказку мэтра, устремлялись на поиски забытых шедевров.
До сих пор для широкого круга читателей творчество многих достойных представителей серебряного века остается неизвестным. Повторное издание достаточно солидного фолианта антологии 20-х годов при тираже 50 тысяч экземпляров не может восполнить понесенные потери. Восполнить их в полной мере вряд ли удалось такому титану поэтического слова, как недавно ушедший от нас Евгений Евтушенко. Евгений Александрович издал свою антологию русской поэзии.
Смею сказать, что соответствующая часть творческого состава Культурно-информационного центра при возрожденной здесь библиотеке сумела представить мини-антологию русской поэзии. Ее пленительные страницы листали ведущие вечера Евгений Якупов и Екатерина Рабиевская. Прозвучали стихи символистки Зинаиды Гиппиус, Марины Цветаевой, акмеистки Анны Ахматовой, акмеиста Николая Гумилева, футуриста Игоря Северянина, символиста Константина Бальмонта, акмеиста Осипа Мандельштама. Их роли «вкусно» исполнили Инна Кулик, Тамара Глущенко, Мария Мандзий, Сергей Медведев, Дмитрий Морозов, Андрей Якимов и Вячеслав Музыченко.
Игорь Северянин восклицал:
—О, гениальный!
О, талантливый!—
Мне возгремит хвалу народ.
Ему вторил Константин Бальмонт:
Кто равен мне
в моей певучьей силе?
Никто, никто.
Создателям театрализованной постановки удалось деликатно, образно коснуться тяжелейших судеб поэтов серебряного века. Кто-то из них закончил жизнь в жуткой нищете, кто-то за рубежом познал жгучую тоску по родной земле, кто-то не избежал сталинских застенков, кто-то добровольно оставил этот мир.
Вечер завершился. Прежде чем зал взорвался аплодисментами, на несколько минут воцарилась глубокая тишина. Уверен: многие, очень многие зрители на следующий день обратились к книгам поэтов серебряного века.

 

А. КАЛЬКО.
На снимке: участники и создатели театрализованной постановки «Серебряный век русской поэзии».
Фото автора.

Другие статьи этого номера