Севастополь: необходимы не стратегии, а стратегические действия

Юные севастопольцы отметили  День детских организаций

Как городу перейти от узла противоречий к узловому центру развития Черноморского региона.

 

Я родился еще в советском Севастополе, в 1970 году, когда до распада Советского Союза оставалось более двадцати лет. Сам же распад стал трагедией для моего города и для меня лично. Вернувшись в Севастополь после его возвращения в родную гавань в 2014 году, я обнаружил упадок и всплеск надежды на возрождение. Всплеск улетучился, а упадок остался. В 2017 году севастопольцы должны вернуть себе надежду, а точнее, построить ее на основании последовательной политики развития города, а не благих мечтаниях. Впереди—либо тяжкий путь последовательных сложных, зачастую неприятных решений по преобразованию города, либо новый раунд блистательного популизма.
В основе идей, которые я выношу на обсуждение граждан Севастополя,—наработки команды, которая работала и работает со мной не один год. Но непосредственно на написание статьи меня подтолкнули встречи и беседы с Евгением Генераловым, легендарным руководителем завода «Парус» и города в 70-80-е годы. Он подарил мне вдохновение, и эту статью я посвящаю ему лично.
В статье я постараюсь ответить на три вопроса:
Почему не работают стратегии развития города, несмотря на их хорошее качество?
Что собой представляет общество нашего города сегодня?
Как строить политику развития, чтобы не промахнуться в 2017 году?
В статье не пойдет речь о жарко обсуждаемых проблемах генерального плана, но не потому, что я их считаю неважными. Я их считаю чрезвычайно важными, ибо они есть нерв всей дискуссии в городе сегодня. Просто проблемы генплана—производная от другой проблемы: отсутствие стратегических ДЕЙСТВИЙ и понимания, КАК двигаться вперед. Ответив на этот вопрос, наш город подберет ключ к проблемам генплана.

 

Почему не работают хорошие стратегии?

В отличие от других регионов, в Севастополе нет недостатка в настоящих (а не бутафорских) программах развития. Еще в марте 2014 года команда единомышленников из севастопольцев и крымчан, в которую входил и я, сформулировала «дорожную карту» создания из Крыма и Севастополя центра геоэкономической интеграции от Балкан до Каспия—центра не только военной, но и экономической силы России. Тогда мы назвали свой сценарий «европейским тигром».
Летом 2014 года под руководством Алексея Чалого была написана обстоятельная программа АСРС, которая предложила пять направлений развития на основе наследия прошлого и реалий настоящего (программа, которая обсуждается в Севастополе сегодня, есть производная от программы АСРС). Примерно в то же время Министерство по делам Крыма под руководством Олега Савельева рассматривало радикальные подходы развития всего региона на основе дебюрократизации и применения лучших мировых практик (см. «Ведомости» за 8.05.2014 и 30.07.2014). Были другие, не столь системные, но довольно интересные предложения. Ни одно из них не воплотилось в жизнь. Почему?
Я вижу тому две причины. Во-первых, никто не подумал о том, с каким обществом надо создавать будущее, в чем его сила и в чем его слабость, как опереться на силу и изживать слабость.
Во-вторых, никто не решился перейти от написания стратегий к стратегическим решениям. Решения—это ответственность и конфликтность по определению. Чем амбициознее замысел и цели, тем выше первичный уровень конфликта с заинтересованными сторонами, которым изменения не нужны. Для принятия решений мало ума и умения планировать будущее—необходимы ум и смелость принять и воплотить решение. Ум планирования отличается от ума действий. В нашем городе проблемы так стары и глубоки, что требуются нетривиальный ум и особая смелость в воплощении перемен.
И еще важный момент. Нам надо понимать, что ни один управленец, имеющий горизонт планирования для себя лично в несколько лет, никогда не будет принимать по-настоящему важные решения, ориентированные на десятилетия вперед, потому что такие решения неизбежно угрожают его (или ее) личной карьере в ближайшие те несколько лет, которые и определяют горизонт планирования данного управленца. У человека, принимающего решения, включается самоцензура, механизм бюрократического самосохранения: нельзя создавать себе потенциальных врагов, которые гипотетически могли бы навредить карьере в ближайшем будущем. Вывод прост: стратегии могут быть прекрасными, но действия по их воплощению никогда не будут предприняты, если личный горизонт планирования не согласован с горизонтом действий.
Я утверждаю, что сегодня Севастополю нужны не столько стратегии, сколько последовательные, смелые, нетривиальные и далеко не всегда популярные стратегические решения. В городе примерно сложился консенсус, что делать. Проблема состоит в том, КАК это делать. Мой ответ «КАК делать» начинается с анализа самого городского социума, попросту говоря, с анализа, кто есть мы, граждане Севастополя.

 

Севастополь сегодня: три «города» на одной территории

Общество в Севастополе расколото. По сути, есть три различных «города» на одной территории—три «города» с разными идеологиями и культурами. У каждого «города» свои устремления, они не слышат друг друга и не собираются сотрудничать друг с другом. Наши «города» живут в разных исторических эпохах.
Первый «город» устремлен в прошлое, а именно: в 70-е—период советского расцвета Севастополя, когда он быстро рос как военно-морская база и как центр высокотехнологичной промышленности. Это закрытый город ослепительной белизны и чистоты зданий и военно-морской выправки. Это город, в котором ветераны в потертых кителях и пиджаках, увешанные орденами, на 9 Мая, выпив сто граммов, рассказывают о штурме Сапун-горы. Этот город—кристаллизация плюсов и минусов советской эпохи: вода подается по графику, карточки на мясные продукты, но строятся новые дома и заводы. Этот город, как Атлантида, канул в прошлое навсегда, но будет жить в сердцах тех, кто жил в нем, независимо от возраста.
На смену ослепляющему городу 70-80-х пришел серый «город» выживания. Ушла (почти) военная выправка, развалилась промышленность, пришла торговля. Мелкий буржуа менял дух и вид города. Украинизация давила как на уровне идеологии, языка, так и на уровне нравов новых горожан, которые потянулись из самых разных уголков Украины. Многие покидали украинский Севастополь, как белые в конце Гражданской войны. Город деградировал, но он и есть наша реальность сегодня. Культура средиземноморского мелкоторгового полурыбацкого полутуристического поселения средней руки и есть культура, которую приобрел Севастополь в составе Украины, а ее носители—малый и средний торговый бизнес и всепоглощающая застройка—стали неотъемлемой частью нас. Они такие же горожане, как и те, кто не может забыть белоснежный советский Севастополь.
За годы нахождения в составе Украины у города исчез объединяющий стержень в виде идеи, исчезло осознание своей роли в настоящем и будущем. «Русская весна» породила идею нового (третьего) «города», устремленного в будущее, примера экономического развития России в XXI веке. Этот город—мечта. Он не состоялся (пока не состоялся), но успел заразить своей силой тех, кто «живет» в советском Севастополе, и тех, кто «живет» в постсоветском (украинском) Севастополе. Единый порыв в решении вернуться в Россию объединил горожан, но не смог снять фундаментальные различия между тремя «городами». Увы, три последующих года не сблизили наши три «города»—они живут каждый сам по себе.
Преодоление устоявшейся сегментации города на три субкультуры есть первейшая задача, которую надо выполнить, если мы хотим запустить спираль развития, а не просто перерезать ленточки перед телекамерами.

 

Четыре опоры политики развития Севастополя: ответ на вопрос «как?»

По моему убеждению, преодолеть сегментацию можно, если строить политику развития города на четырех опорах. Во-первых, создать заново управленческий слой в Севастополе, во-вторых, обеспечить открытый и равный доступ талантам и капиталу к возможностям роста в городе, в-третьих, построить сотрудничество с Республикой Крым на основе создания новой экономики, и
в-четвертых, построить сотрудничество с Черноморским флотом и Министерством обороны РФ на основе создания новой экономики и нового города.
Опора 1—создание севастопольской современной управленческой элиты, способной взять на себя ответственность за развитие города не на несколько лет, а на несколько десятилетий вперед. Давайте признаемся, что в нашем городе такой элиты нет ни в государственном управлении, ни в экономике. Как ни неприятно нам это признать, но надо посмотреть правде в лицо и начать движение вперед, отталкиваясь от честного анализа.
Старая элита ушла, а новая не появилась: управленческие навыки последних двадцати лет не предполагали ни стратегического планирования, ни понимания, как развивать конкурентные преимущества Севастополя, ни внутреннего чувства служения обществу, ни сопричастности к истории, ни знания мировых методов управления. Она предполагала другие навыки и ценности.
Без новой современной элиты, воспитанной в городе и обладающей всеми необходимыми компетенциями управления в XXI веке, Севастополь не состоится ни как экономический центр притяжения для черноморского региона, ни как город федерального значения. Новая культура управления и созидания должна прийти как в государственное и муниципальное управление, так и в частный сектор. Нам придется самим вылепить управленческий слой для города.
Как это сделать? Рецепт давно существует и неоднократно демонстрировал свою эффективность в любых политических системах—коммунистических или капиталистических (авторитарных или демократических):
во-первых, открытость ко всему современному, привлечение тех, кто обладает мировыми практиками и готов служить родной стране;
во-вторых, широкое использование опыта и энергии старшего поколения, вовлечение его в созидательную повестку развития и отвлечение его от повестки дня прошлого;
в-третьих, направление политической активности молодой энергичной части общества в русло преобразования города в рамках интересной для нее стратегии развития.
Участие самих граждан Севастополя в формировании управленческого слоя создаст у них понимание своей сопричастности к судьбе города не на словах, а на деле, причем не только к его настоящему, но и, что более важно, к его будущему. И для этого необходимо развивать механизмы обратной связи с гражданами, вовлекать их в процесс формирования повестки дня городских властей.
Опора 2—открытый и равный доступ талантам и капиталу к возможностям экономического роста в городе. При грамотной региональной политике наша городская экономика может расти опережающими темпами. Принципиально важно, чтобы этот рост реализовывался путем прихода в город самых лучших, самых передовых компаний, нацеленных на амбициозные задачи XXI века. «Севастополь—город талантов»—принцип, который легко декларировать, но неимоверно сложно воплотить. Сложнее, чем создать новую управленческую элиту. Но задав именно такой подход, мы и сформируем ту достойную элиту Севастополя, о которой я писал выше. Я не боюсь, что коренные севастопольцы «пострадают» от привлечения в город лучших людей и компаний. Невозможно научиться играть в высшей лиге, не выходя за пределы второй.
Опора 3—сотрудничество с Республикой Крым на основе создания новой экономики. Севастопольцы, как никто, умеют отстаивать свои интересы, особенно если надо обороняться. Наша история сформировала в нас особое видение окружающего мира: мы смотрим на мир через линзы бинокля, находясь в обороне. Наша история—наша гордость. Но в экономике нет обороны, в экономике есть только наступление. В экономической конкуренции выигрывает тот, кто умеет наступать… и строить взаимовыгодные отношения с соседом или партнером. Изоляционизм—смерть в экономике. Именно поэтому важно построить равные взаимовыгодные и доверительные отношения с Республикой Крым. Объединение ресурсов и управленческих усилий дадут огромную синергию и для Севастополя, и для Крыма. Многие амбициозные проекты лучше делать вместе. Приведу несколько наглядных примеров: крайне малоэффективно планировать и развивать в двух субъектах в отрыве друг от друга водообеспечение и водоснабжение, яхтенный туризм и высокотехнологичную медицинскую помощь (например, в области онкологии).
Сегодня Севастополь периодически посещает фобия потерять статус субъекта федерации, статус города федерального значения. Фобия не лишена причины: за три года мы мало чего достигли и мало что заложили для успеха на десятилетия вперед. Город федерального значения должен демонстрировать другие результаты.
Самый верный путь потерять столь дорогой нам статус—это сидеть в самоизоляции.
Опора 4—построение партнерских взаимовыгодных стратегических отношений с ВМФ РФ и Министерством обороны РФ с целью раскрытия синергии развития города и военно-морской базы. Дилемма—или современный город, или полноценная военно-морская база—ложная. Во второй половине XX века СССР и США развивали свои передовые города Севастополь и Сан-Диего (крупнейшая база американских ВМС на Тихом океане) как симбиоз современного города, передовой промышленности и науки и военной базы. Такой симбиоз давал синергию развития для всех сторон. Политические и экономические системы у нас были разные, а управленческие подходы во многом совпадали. Начиная с 90-х годов мы стремительно теряли этот уникальный симбиоз в Севастополе. Задача города—проявить инициативу и вернуть модель развития, которую уже реализовали наши деды и отцы.
Уверен, что Министерство обороны поддержит такой подход. Приведу только один пример совместного создания совместной (извините за тавтологию) инфраструктуры. Еще в советские (и досоветские!) времена самым престижным медицинским учреждением города был военно-морской госпиталь. Конечно, упадок не обошел и его, но бренд сохранился. И есть все основания возродить его, создав на базе военно-морского госпиталя медицинский многофункциональный центр мирового уровня (аналог—госпиталь ВМС США Бофор (BeaufortNavalHospital) в Южной Каролине).
* * *
Мое видение заключается в том, что Севастополь должен принимать стратегические решения и воплощать их, поскольку короткая эпоха написания стратегий прошла. Успех придет, если построить политику решений и действий на основе этих четырех опор.

 

Послесловие. Амбиции и конкуренция—благо!

Начиная с распада Советского Союза наш город терял своё «Я», его идентичность размывалась и разрушалась политикой деградации позднего СССР, враждебным украинским окружением, коррупцией и краткосрочностью мышления тех, кто стоял у руля. Город хирел и затухал четверть века. «Русская весна» вернула возможность воссоздать идентичность, но не гарантировала результат. Город по-прежнему не блещет в прямом и переносном смысле слова, его граждане расколоты на окопавшиеся в траншеях группы по интересам.
Я знаю, что амбициозные задачи вдохновляют севастопольцев на немыслимые достижения. Социальная и политическая консолидация общества наряду с последовательной модернизацией городского хозяйства и политикой создания новой экономики города позволит Севастополю выполнить федеральную миссию (мы же город федерального значения!) и убедительно продемонстрировать:
гражданам в Крыму и Севастополе—что их выбор в пользу России был верен;
гражданам в России—что они не зря поддержали возвращение Крыма и Севастополя, несмотря на санкции;
мировому сообществу— что санкции против России не работают;
гражданам Украины—что в России умеют решать самые амбициозные задачи (и пробудить в них ностальгию по великой стране с великими делами);
Черноморскому флоту— что он получит самую современную военную базу;
жителям Севастополя— что необходимость базирования сил ЧФ в их городе—не только фактор безопасности Крыма и страны в целом, но и важная компонента экономического и социального развития.
Города конкурируют между собой, как люди, компании и страны. Они конкурируют за людей, капитал, влияние и роль в истории региона. В нашем Черноморском регионе будут нарастать одновременно конкуренция и сотрудничество между Одессой, Николаевом, Херсоном, Новороссийском, Сочи, Батуми и, конечно, Керчью, у которой появился отменный шанс стать экономической столицей Крыма (как минимум), а то и всего Черного моря в силу последних геополитических изменений и массированных инвестиций России в инфраструктуру города.
Севастополь должен занять достойную нишу, опираясь на свои сильные стороны в этой неизбежной конкурентной борьбе. «Конкуренция между городами за людей и фирмы,—писал исследователь городов Эдвард Глейзер,—здоровое явление. Конкуренция заставляет города повышать уровень своих услуг и удерживать цены на низком уровне. Города добиваются успеха, стимулируя конкуренцию и разнообразные инновации. У успешных городов есть нечто общее. Чтобы преуспеть, города должны привлекать умных людей, создавая для них возможности работать совместно. Не существует успешного города без человеческого капитала» (Эдвард Глейзер «Триумф города»). Именно в создании условий для роста человеческого капитала лежит залог успеха трансформации Севастополя в город, устремленный в будущее—в узловой центр развития всего Черноморского региона.

 

Никитченко Андрей Николаевич, кандидат политических наук.
Данная статья отражает личное мнение автора и не связана ни с его текущей профессиональной деятельностью, ни с позицией АНО «Дирекция по реализации ФЦП».

 

___________________

 

Справочно: Андрей Никитченко родился в Севастополе в 1970 г., окончил севастопольскую среднюю школу № 4. С 1988-го по 1989 г. проходил срочную военную службу. Выпускник МГИМО МИД РФ (1993), кандидат политических наук, магистр Лондонской школы экономики.
В 1998-2002 годах работал в банке CommerzbankSecurities в Лондоне. В 2003-2014 годах возглавлял НПФ «Стальфонд». В 2015 году был советником губернатора города Севастополя по экономике. В марте 2016 года назначен генеральным директором АНО «Дирекция по реализации ФЦП».

Другие статьи этого номера