Перо в эпоху интернета

По случаю Дня славянской письменности и культуры в библиотеке-филиале № 30 ЦБС для взрослых состоялась выставка чернильниц. Их коллекцию собрал севастопольский журналист Александр Григорьевич Калько.

 

«Я никогда не ставилПеро в эпоху интернета и не ставлю перед собой задачу стать обладателем некоего собрания столь милых, но, по существу, уже ушедших в прошлое предметов, которые сопровождали по жизни поколения наших предков в школах, вузах, очень многих—на работе, дома, наконец,—сказал Александр Григорьевич собравшимся в читальном зале библиотеки.—Моя коллекция сложилась сама по себе. Мы должны быть благодарны длительное время бывшим в ходу простейшим «непроливайкам» за полученное образование, изящным стеклянным, достаточно ёмким созданиям—за вершины таких литературных творений, как «Мёртвые души» Н.В. Гоголя, «Война и мир» Л.Н. Толстого, «Братья Карамазовы» Ф.М. Достоевского.
Русская литература вышла из гоголевской «Шинели». Без риска ошибиться сюда годится фраза: «А также вот из таких чернильниц». Тот же Лев Толстой за свою долгую творческую жизнь первые произведения писал гусиным пером. А потом сменил его на стальное. Последние свои сочинения мэтр писал авторучками первых, ещё несовершенных образцов. Перьевые авторучки потеснили шариковые. Сегодня отступают и они. Мы стоим на пороге эпохи, когда домашнее задание или контрольную работу современные школьники будут выполнять на компьютерах, ноутбуках и сбрасывать свои тексты для проверки на такие же электронные «штуковины» своих наставников. И учителя могут не увидеть почерка учеников.
Чернильницы стали ненужными в деле. Кто-то их отправил в шкаф, на чердак, а кто-то отнёс на свалку. Получается, надо спасать незаметных немых свидетелей становления нашего духа, культуры».
Перо в эпоху интернетаТак в коллекции Александра Григорьевича появились керамическая чернильница эпохи Петра I, стеклянная чернильница с узким горлышком под гусиное перо английского солдата времён первой обороны Севастополя, около десятка «непроливаек», чернильницы каслинского литья. Они не только радуют глаз. Журналист использует их по прямому назначению—тогда, когда удаётся добыть ещё ту бумагу, которая была приспособлена для письма пером и чернилами. Пока нет проблем с чернилами. В конце концов их можно изготовить самому из перезревшей кожицы грецких орехов.

Перо в эпоху интернета
А вот перья… По поводу их дефицита в одном из интервью посетовала Мариэтта Шагинян. И что вы думаете: по всему Союзу из бабушкиных сундуков достали столько перьев, что писательница запаслась ими минимум на три жизни. Так произошло и на этот раз. Библиотекари из села Верхнесадового (заведующая библиотекой-филиалом № 38—С.Г. Сахонь), узнав о выставке в Любимовке, передала в дар журналисту спичечный коробок с запасом металлических перьев трёх модификаций и деревянную перьевую ручку. В нашей библиотеке нашлась стопка плотной бумаги—ещё той! Пишите на здоровье!
Александр Григорьевич уверен, что очерки из старинной чернильницы выходят теплее, образнее, чем из компьютера. «Это как живой музыкальный оркестр»,—говорит А.Г. Калько.
Рассказ о жизни чернильниц гармонично дополнялся выступлением музыкантов из школы № 6 (директор—Л.П. Ревковская). Преподаватель О.В. Погуляева и её ученицы Анастасия Буравель и Анастасия Батына исполнили произведения на скрипке, Максим Шевченко (преподаватель—Н.Ф. Куртмеметов)—на саксофоне, а Иван Трапезников, наша юная звезда, играл на флейте.
Очень порадовало ещё одно обстоятельство: читатели А.В. Реченко и С.Д. Петрова, узнав о тематике выставки, дополнили её своими сохранёнными перьевыми авторучками. Как говорится, проложен мостик. Тема жива и интересна нашим читателям. Ждём продолжения!

 

Т. САВЧУК, заведующая библиотекой-филиалом № 30 ЦБС для взрослых.

Другие статьи этого номера