Крымские рыбаки— для фронта, для Победы

Крымские рыбаки— для фронта, для Победы

Как уже сообщала «Слава», 18 мая, в Международный день музеев, исполнилось 45 лет Музею истории развития рыбной промышленности Азово-Черноморского бассейна имени А.В. Буряченко, который все эти годы располагается в Культурно-информационном центре…
Великая Отечественная война вошла в судьбу каждого советского человека. Никто из севастопольцев, будь то военные моряки, рабочие севастопольских предприятий, рыбаки, даже женщины и дети, не остался в стороне, каждый внес свой вклад в приближение победы над врагом. Их подвиги на фронтах и в тылу врага, на суше и на море приближали освобождение Крыма и Севастополя в мае 1944 года и Великую Победу в мае 1945-го!

 

Начало обороны, 1941 год

Накануне Великой Отечественной рыбная промышленность Крыма объединяла 20 хозрасчетных рыбных заводов и комбинатов, 27 рыболовецких колхозов. У рыбаков насчитывалось 180 единиц промыслово-транспортного флота и свыше трех тысяч судов гребного флота.
С первых же дней войны мирные рыболовецкие суда стали боевыми кораблями. Призванные в Красную Армию крымские рыбаки были объединены в военизированную флотилию, которая выполняла задания фронта: обеспечивала отправку эвакуированного населения и оборудования демонтированных предприятий. Рыболовные суда и их экипажи принимали активное участие в боевых операциях: тралении мин, высадке десантов, доставке боеприпасов и снаряжения, эвакуации раненых.
В город непрестанно прибывали корабли Черноморского флота и суда Азово-Черноморского бассейна с пополнением, продовольствием, боеприпасами. Уходили эти суда, груженные оборудованием эвакуируемых предприятий, историческими и культурными ценностями. На этих же судах и кораблях вывозилось гражданское население Симферополя и Севастополя. Днем и ночью у стенок Морского завода шла погрузка машин, станков и всевозможных материалов на транспорты, уходившие в Поти, Туапсе, Новороссийск.

 

Снабжение Севастополя свежей рыбой

Уже в первые месяцы войны стало ясно, что боевые действия затянутся надолго, и остро встал вопрос об обеспечении продуктами питания как бойцов армии, так и тружеников тыла. То есть необходимо было срочно возобновить рыбный промысел. Вести лов рыбы в условиях боевых действий было чрезвычайно сложно. Исправные траулеры влились в состав Военно-Морского Флота. Срочно ремонтировали старые суда, ставили на них рыболовное оснащение.
Еще одна сложность состояла в том, что почти все опытные здоровые моряки были призваны в армию. Пришлось вернуться на рыболовецкие суда старым рыбакам, которые накануне войны ушли на пенсию. Именно они обучали рыбацкому делу женщин и подростков. Приходилось пересматривать систему рыболовного промысла: уходили в море и ловили рыбу ночью, чтобы не выследил враг, промышляли в туман и непогоду, когда в небе не было фашистских самолетов. Нелегкий это был труд, ведь работать приходилось по 16-18 часов в сутки. Несмотря на бомбежку и непогоду, рыбаки выходили на промысел, снабжая рыбой армию, флот и население. Даже совсем юные ребята старались быть полезными.
Ежедневно с утра берег Балаклавской бухты был усеян подростками-рыболовами. Часами они ловили рыбу на удочку, пока выведенные из терпения гитлеровцы не начинали обстреливать бухту из минометов. Рыболовы быстро разбегались по «щелям», но как только обстрел прекращался, они вновь выходили из укрытий и ловко сетями, а порой и рубашками, вылавливали оглушенную беспорядочной стрельбой рыбу. Улов раздавали жителям Балаклавы, а иной раз рыбы бывало так много, что ребятишки разносили ее по госпиталям и отправляли бойцам на передовую.
В условиях осады, бомбежки, обстрелов население города постоянно показывало пример высокой самоотверженности и трудовой доблести, нередко равных подвигу. В пору, когда город закладывал собственную продовольственную базу, представители руководства города неоднократно наведывались на Северную сторону, в рыбацкий поселок, изрядно пострадавший от бомбежки и артобстрела. В беседах с рыбаками речь шла о той ответственности, которая теперь ложится на них. От их смелости, неутомимости, сноровки во многом зависело продовольственное снабжение города. Рыбаки отвечали коротко: «Понятно. Сделаем, что надо…»
И делали. Весь март-апрель 1942 года они снабжали город и фронт свежей рыбой: свыше двухсот тонн кефали, камбалы, бычков было передано в госпитали, детские сады, больницы, на предприятия города. Рыбаки колхоза «Путь к социализму», включившись в предмайское социалистическое соревнование, дали городу и фронту 1730 центнеров рыбы; стахановская бригада этого колхоза за пятнадцать дней выполнила трехмесячный план улова.
Но это далось им нелегко. Когда рыбаки ставили неводы в Карантинной и Стрелецкой бухтах, немцы открывали по ним артиллерийский огонь из Любимовки. Когда же они ходили на лов кефали к Херсонесскому мысу или в открытое море на лов камбалы, их бомбили и обстреливали из пулеметов немецкие бомбардировщики. Правда, при этом противник «помогал» рыбакам: в результате бомбежки в бухте всплывало множество глушеной рыбы, которую рыбаки незамедлительно вылавливали… Но трудности не останавливали рыбаков. Они обеспечивали население города рыбой и буквально завалили городской базар излюбленным кушаньем многих севастопольцев—ракушками-мидиями.
Согласно логике врага, город, систематически подвергаемый жестокой бомбежке и артиллерийскому обстрелу, не может жить активной трудовой жизнью. Это противоречило всему опыту войны немцев в Западной и Центральной Европе. Но он жил и показывал пример стойкости и мужества.

 

Опасные операции в тылу врага

В Народном музее истории развития рыбной промышленности Азово-Черноморского бассейна, который вот уже 45 лет принимает посетителей, бережно хранятся материалы о крымских рыбаках—участниках Великой Отечественной войны. Есть документы, фотографии, личные вещи Александра Васильевича Буряченко, основателя музея, который в годы войны был начальником Крымской базы военизированной флотилии. На одном из стендов можно увидеть фотографию и полевую сумку Макара Майорова, одного из потомственных севастопольских рыбаков. Когда Крым летом 1942 года был оставлен советскими войсками, многие рыбаки продолжали борьбу в партизанских отрядах. М. Майоров возглавил партизанский отряд в Аджимушкайских каменоломнях.
Свой особый вклад в борьбу с фашистскими захватчиками внесли балаклавские рыбаки. Добычей рыбы помощь рыбаков городу и командованию не ограничивалась. Многие из них добровольно работали в наших частях в качестве разведчиков. По возрасту они не годились в армию и были как бы на положении «штатских» бойцов. Прекрасно зная местность, они пробирались в расположение врага, в партизанские отряды, и приносили ценные сведения.
В последние дни июля 1942-го группа пограничников под командованием лейтенанта Крайнева попала в окружение неприятеля. С боями прорвавшись к морю, они заняли круговую оборону. Неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы ночью на помощь не пришли рыбаки-балаклавцы. Среди них были потомственные севастопольцы, имена которых в рыбацких кругах известны и сегодня. Тайком под покровом ночи к берегу на лодках подошли Дмитрий Андруцаки, внук знаменитого Вани Андруцаки, героя рассказов А.И. Куприна, и Константин Кумбарули. Они сумели связаться с разведчиками и до рассвета вывезли их в Балаклаву.
Известен случай, когда к поискам предателя, из-за которого в деревне Камышлы погибли захваченные фашистами тяжелораненые бойцы, также подключились рыбаки. Провести эту непростую операцию по поимке подлого изменника, который ушел с гитлеровскими частями и проживал под Бельбеком, поручили секретарю парторганизации рыбацкого колхоза Петру Котко. С тремя рыбаками он пробрался в тыл врага. Шли по горло в ледяной воде, и когда вышли на берег перед самым домом предателя, то так закоченели, что ни один не смог сжать в пальцах рукоять пистолета. Так и пошли брать изменника голыми руками. Но оружие и не понадобилось. Трусливый, как и всякий предатель, он даже не пытался оказать сопротивление, когда на пороге его дома выросли четыре грозные фигуры в обледенелой одежде…
В ходе обороны Севастополя на предприятиях города рабочие соревновались за перевыполнение фронтовых заказов; к штольням спецкомбинатов подъезжали машины из воинских частей и забирали готовую продукцию, в убежищах стиралась и ремонтировалась одежда защитников города; уходили на фронт новые добровольцы—это были рабочие Севастополя и рыбаки Балаклавы.
Многие севастопольские рыбаки в годы войны вписали славные страницы в героическую летопись Севастополя. Жители города помогали фронтовикам своим трудом на производстве, на строительстве укреплений, в подвижных ремонтных мастерских и госпиталях.
Одну из береговых батарей можно было снабжать боеприпасами только с моря. Но глубокосидящие суда не могли подходить к берегу, где была расположена батарея. Тогда командование решило обратиться к рыбакам колхоза «Путь к социализму», жившим в маленьких домиках на берегу Северной бухты. Во все время осады эти рыбаки не переставали выходить в море на своих острогрудых баркасах и яликах, закидывая сети в глубинных местах, кишевших рыбой. Немцы упорно бомбили и обстреливали рыбацкий поселок, держали под беспрерывным огнем оставшиеся в наших руках рыболовные участки, разрушали ставники, охотились за баркасами и яликами—и все же в городе не переводилась свежая рыба.
И вновь на помощь приходит один из руководителей рыболовецкого колхоза П.И. Котко. Он согласился помочь в снабжении батареи боеприпасами. В ту же ночь к батарее отплыл груженный снарядами баркас. Вел его сам Котко.
Умело маневрируя под обстрелом, баркас подплыл к батарее и, встреченный громовым «Ура!» артиллеристов, заждавшихся боеприпасов, благополучно отгрузил на берег тяжелые ящики. С тех пор рыбацкий баркас совершал свои опасные рейсы каждую ночь.

 

Возвращение кораблей в родную бухту

Потом были долгие месяцы оккупации Севастополя. И только в мае 1944 года город был освобожден. Вслед за войсками вскоре возвратился в родную гавань и Черноморский флот, вместе с ним—суда гражданского флота. Севастопольский поэт Сергей Алымов так воспел возвращение родных кораблей:
Сверкают под солнцем
широкие дали,
В бою заслужили мы
славу свою.
Сказали: «Вернемся…»—
и слово сдержали,
Встречай, Севастополь,
морскую семью!
Счастливый народ
выбегает на взгорья,
Веселая чайка
летит над волной.
Встречай, Севастополь,
орлов Черноморья,
Навеки прославивших
город родной!

 

Возрождение рыбной промышленности

Война нанесла огромный ущерб рыбной промышленности Крыма и Севастополя: было уничтожено 78% промысловых судов, орудия лова, в прибрежных водах находилось огромное количество мин. Но упорным трудом рыбаки преодолевали военную разруху. В музейной экспозиции есть документы легендарного Петра Ивановича Котко, председателя колхоза «Рыбацкая коммуна», который располагался на Северной стороне.Крымские рыбаки— для фронта, для Победы 9 мая 1944 года Петр Котко на воротах дома, где погибла его семья, на Северной стороне, лично укрепил красное знамя, а уже 11 мая рыбаки под его руководством дали освобожденному Севастополю первый улов рыбы.
В музейной экспозиции представлены также материалы об Андрее Сергеевиче Щербине, соратнике П.И. Котко: вместе начинали трудовой путь в «Рыбацкой коммуне», в последние дни обороны вместе с товарищами на мотоботе ушли в открытое море, там их подобрали и спасли турецкие рыбаки. А потом были порт Батуми, участие в высадке десанта под Новороссийском, бои за Тамань, освобождение Крыма. В 1944 году А.С. Щербине было поручено восстановление балаклавского рыбколхоза «Путь к социализму». Крымские рыбаки— для фронта, для Победы
Благодаря неутомимому и добросовестному труду рыбаков Севастополя к 1949 году был превышен довоенный уровень улова. Крымские порты, судоремонтные заводы, рыбообрабатывающие предприятия восстанавливались буквально из руин и пепла. В сравнительно короткий срок материально-техническая база добывающей и обрабатывающей отраслей рыбной промышленности была не только восстановлена, но и приумножена.

 

М. СИДОРЕЦ (по материалам книг Б.А. Борисова «Подвиг Севастополя», В.Г. Шавшина «Балаклава. Исторические очерки»).

Другие статьи этого номера