Кара мародеру

Кара мародеру

Рубрику ведет Леонид Сомов.

 

Это произошло много лет назад. После выпускного вечера в школе № 5 мы с другом Лешкой взялись проводить наших одноклассниц Валю Красикову и Свету Шавинскую домой (они жили в дачном поселке, недалеко от конечной 5-го километра).
Выполнив долг джентльменов, мы решили продолжить празднование. У меня с собой была бутылка портвейна «777». Но где ее распить?
Лёха был большим выдумщиком. Он и говорит: «Чтобы навсегда запомнить этот день, давай эту бутылочку приголубим… на кладбище».
Я, конечно, сначала покрутил пальцем у виска, а потом сказал: «А что? Во всяком случае, такое не забывается».
…Летняя ночь была на удивление темной и тихой. Мы, не особенно спеша, прошлись мимо «мраморных цехов» по узкой дорожке, ведущей к кладбищу. Итак, уселись на одной широкой скамейке, занялись раскупоркой бутылки. Внезапно по крестам скользнул свет фонаря. Мы спрятались за дерево. Лешка, ткнув меня рукой в бок, прошептал: «Может, милиция?» Но он ошибся.
По тропинке среди могил прямо на нас шел человек, в руках у него был большой сверток. Метрах в пятнадцати он остановился и размотал пакет. Там оказались лопата и ломик-фомка. Затем мужик с усердием принялся раскапывать могилу. И тут из воздуха в нескольких метрах от нас возник человек в грязных лохмотьях с лопатой в руках. Он двигался в сторону гробокопателя. Казалось, что он парит над самой землей, не касаясь ее. Гробокопатель, не замечая ничего подозрительного, продолжал усердно орудовать лопатой. И лишь когда тип в лохмотьях почти вплотную «подплыл» к разрытой могиле, мародер застыл, как изваяние.
Эта немая сцена продолжалась несколько минут. Потом привидение что-то сказало гробокопателю. Он отчаянно замотал головой и отшатнулся назад. Призрак снова приблизился к нему и повторил просьбу. Гробокопатель схватил фомку и что было сил метнул ее в голову просителя. Не встретив никакого сопротивления, лом ударился о дерево.
Призрак, как ни странно, не стал затевать драку и, широко раскинув руки, «поплыл» на обидчика. Тот завизжал как резаный и вдруг смолк—они слились воедино. Между мертвым и живым происходила какая-то борьба, а потом они сгинули—провалились под землю.
От накатившего на нас ужаса мы не могли сдвинуться с места, а придя в себя, побежали через могилы с кладбища. Лешка после этого несколько дней вообще не разговаривал, а потом мы средь бела дня набрались храбрости и пошли на то место. Ночной кошмар нам не привиделся: кора на дереве была содрана, а в траве у корней валялась фомка гробокопателя.

 

В. Потапов, инженер.

Другие статьи этого номера