Больше чем символ

20 лет назад на кораблях Черноморского флота России был поднят Андреевский флаг.

Среди юбилеев нынешнего года есть те, что достойны не только памяти, но и особого отношения. К таковым, на мой взгляд, относится 12 июня. Это празднуемый на государственном уровне День России. Для моряков-черноморцев эта дата стала не просто символической, но и знаковой.

 

12 июня 1997 года… Больше чем символВ этот день на кораблях Черноморского флота был поднят Андреевский флаг. Можно сказать и по-другому: свершился долгожданный акт—Россия окончательно взяла под свою юрисдикцию сохранённый для неё черноморцами южный флот Отечества. Сохранённый в результате упорной борьбы с силами, стремившимися не только этот флот разодрать на куски, части и «такие малюсенькие кусочки», а свершить большее—окончательно лишить «молодую» Российскую Федерацию тысячелетних завоеваний. Окончательно проломить её оборонный щит на начинавшем полыхать юге, фактически отбросив государство к допетровским временам. Тогда, двадцать лет назад, большинство из нас этого ещё не понимало, в то же время справедливо полагая: «Слава Богу! Наконец-то матушка-Россия взяла Черноморский флот под своё крыло. Теперь жить и служить в Севастополе и Крыму будет полегче». Основания для этого были—Украина и Россия заключили «Большой договор» и базовые соглашения по флоту. Сомнения, правда, оставались. И не без оснований…
Как доказала жизнь и продемонстрировала история, тогда в этот день был сделан важный шаг из начатой в 1992 году черноморцами во главе с адмиралом Игорем Касатоновым третьей обороны Севастополя и Крыма к победоносному наступлению «Русской весны» 2014 года. Но до этого предстояло сделать ещё немало трудных шагов…
В своей жизни каждому из нас доводилось встречаться с ветеранами, прошедшими войну. Разный след оставляют они в нашей памяти. Лет уж тридцать назад, в восьмидесятые, на корабль к нам приходил участник войны, который, выступая перед экипажем, рассказывал о том, как его сверстники воевали, за что он получил свои боевые ордена и медали. Подробности этой встречи я не помню, да и фамилию этого отставного капдва забыл, но почему-то врезался в память рассказанный им уже в кают-компании за чашкой чая один эпизод. А суть его состояла в следующем.
В 1943 году офицерские «кубари», «шпалы», петлицы и нашивки были заменены на погоны. По словам ветерана, этот, казалось бы (оценивая на основе сегодняшних мерок), не очень-то «революционный» акт был воспринят весьма неоднозначно. Молодыми солдатами и матросами—относительно спокойно, без особых рассуждений и эмоциональных всплесков. Комсоставом и политработниками—с сомнением и даже молчаливо-тихим осуждением. Не всеми, конечно, но многими, особенно теми, кто успел пройти Гражданскую, повоевать с «золотопогонниками».
Тогда я не понимал, а точнее, не прочувствовал, не осмыслил значение услышанного. Теперь, спустя многие годы, особенно после черноморского флотораздела и нашего «возвращения в родную гавань»—в Россию, становятся понятными сомнения, раздиравшие противоречиями души наших дедов и отцов. А «лихие девяностые», да и сегодняшнее бытие, преподносили нам вещи похлеще введения новых элементов формы одежды.
«Эпоха перемен», сменившая в «возрождаемой» России времена перестройки, как и любая постреволюционная пора, оказалась богата на нововведения и переименования. Одно из них—замена Военно-морского флага СССР на Андреевский. На Балтике, Севере и ТОФе корабли и суда уже с июля 1992-го ходили под Андреевским флагом. Смена флага тогда произошла по решению глав государств СНГ и в соответствии с указом президента России на всех флотах, кроме Черноморского,—его судьба, будущее на тот момент определены не были…
Больше чем символИстория возвращения Андреевского флага на Черноморский флот примечательна целым рядом событий, происходивших в том числе в детективном жанре. Впервые он был поднят на 62 кораблях и судах бригады спасательных судов капитана 1 ранга Дмитрия Гагина. Произошло это 8 апреля 1992 года в пиковой ситуации российско-украинского противостояния, в ту пору во всю мощь развернувшегося вокруг флота. Моряки-спасатели, среди которых добрая половина была не военно-служащими, а гражданскими специалистами, на эмоциональном подъёме выразили своё отношение к происходящему. К слову, эту дату недавно предложено сделать памятным днём—Днем верности воинской присяге России. Уже через год, в мае-июне 1993 года, Андреевские флаги в таких же обстоятельствах и по тем же причинам были подняты на 250 кораблях, судах и катерах вспомогательного флота ЧФ.
Справедливости ради отметим: сам акт смены флага тогда оценивался весьма неоднозначно, а процесс этот шёл противоречиво. Не ошибусь, если скажу: большинство черноморцев поначалу, в 1992 году, были склонны к тому, чтобы ничего не менять—были свежи воспоминания об СССР и теплилась надежда на то, что «бракоразводный процесс» завершится новым объединением бывших союзных республик. А само краснозвездное бело-голубое полотнище рассматривалось как символ неделимости Черноморского флота, его единства. В 1993 году исторический флаг уже готовы были поднять практически все черноморцы, но сделано это не было, хотя соответствующее решение принимал координационный совет офицерских собраний ЧФ во главе с капитаном 1 ранга Валерием Володиным. Тогда, уже спустя время, в ходе затянувшегося процесса разрешения флотской судьбы стало очевидно: будущее Черноморского флота в основном зависит от позиции российского руководства. Потому, понимая это, моряки в условиях постоянного нарушения Украиной подписанных по флоту Дагомысского и Ялтинского соглашений этой, в принципе, политической акцией надеялись остановить правовой беспредел, определить рубеж в происходящем развале морской мощи Отечества на его южных рубежах.
Вместе с тем надо сказать: у моряков и ветеранов флота сохранилось и присутствует до сих пор уважительное отношение к Советскому Военно-морскому флагу, который до июня 1997 года несли черноморские корабли—корабли флота, оставшегося единственным военным объединением, использовавшим символику Советского Союза. Впрочем, и по сей день многие черноморцы считают, что Советский Военно-морской флаг, унаследовавший цвета Андреевского, являлся более предпочтительным. Потому он всегда присутствует на встречах ветеранов и манифестациях по различным поводам. И это неудивительно: под флагом ВМФ СССР наш флот креп, росло его могущество в послевоенные годы. Он стал океанским, ядерным, ракетоносным. Он—часть, причем главная, жизни и значительной части поколения черноморцев, служивших в ВМФ России в течение последних десятилетий.
Время—не только лекарь, но и учитель. За годы уже новейшей истории России и её военного флота произошло много событий, повлиявших и на наши взгляды. Исторический Андреевский флаг нынешнему поколению черноморцев за время «смутного безвременья» стал по-настоящему дорог. Это—символ нашей принадлежности к России, неразрывности черноморцев с Отечеством, его историческими корнями, символ преемственности традиций. Он стал олицетворением стойкости моряков Черноморского флота, верности единожды данной присяге Родине и народу, символом флотской чести, чистоты, мужества и славы. Он стал символом их державного достоинства и веры в то, что Черноморский флот не просто остался в своей исторической базе.
И это действительно так: именно черноморцы во главе со своим командующим адмиралом Игорем Касатоновым в 1992 году обеспечили сохранение русской идентичности Севастополя и Крыма, создав плацдарм «Русской весны-2014». Этот плацдарм удерживали они и в дальнейшем уже под руководством адмиралов Эдуарда Балтина, Виктора Кравченко, Владимира Комоедова и других военачальников. Черноморский плацдарм, державшийся в украинском правовом пространстве под Андреевским флагом,—больше чем просто символ. Для всех моряков флота юга России, севастопольцев и крымчан.

 

С. ГОРБАЧЕВ, капитан 1 ранга запаса.

Другие статьи этого номера