«Сказка—ложь, да в ней намек……»

Так начиналась война

Более десяти лет назад со школьниками детского туристического палаточного лагеря, расположенного в окрестностях Севастополя, к которым присоседились и взрослые, я вёл экскурсию по пути к Никитскому ботаническому саду. Возвращаясь, мы должны были посетить также набережную Ялты и Форосскую церковь Воскресения Христова.

 

Крым, особенно горный, окутан обилием сказочных легенд, и экскурсоводы охотно используют их для более красочной иллюстрации проводимой экскурсии. Но все легенды и сказки, начиная с древнейших времён, логически и непосредственно связаны с историей Крыма. Поэтому, чтобы гармонично, не нарушая композиции, «вплести» ту или иную легенду в «венок» конкретной экскурсии, надо достойно и глубоко знать многовековую историю Крыма. А обладая при этом богатой фантазией и даром сочинительства, несложно и самому придумать легенду или сказку. Главное при этом—не искажать историю, чтобы сказ оказался интересным, поучительным и к месту.
Когда миновали Форос и проезжали по туннелю сквозь скалу Дракон, напротив Меласса, раздались аплодисменты. Оказывается, таким способом экскурсанты загадывали желание. В ответ я объяснил, что это бесовский способ с помощью шабаша загадывать желание и вряд ли оно сбудется. Таинство исполнения желания в том, чтобы, проезжая туннель, закрыть глаза, затаить дыхание и мысленно обратиться к дракону с реальной просьбой, но не в ущерб другим людям. Так гласит легенда.
Тут же чуть ли не в ультимативной форме на меня посыпались требования от экскурсантов поведать легенду. Но это значит прервать путевую экскурсию, вокруг такое богатство природно-ландшафтной экзотики, археологических и архитектурных достопримечательностей, памятных мест, историй…
Легенду пообещал рассказать, когда обратно будем возвращаться, понадеялся, что о данном обещании забудут. Не забыли! Уже на траверзе с Кацивели мне в настоятельной форме напомнили о нём.
Что ж: слушаю и повинуюсь! Слушайте и вы.
…В давние-предавние времена на этой благодатной земле поселились первые люди, и ни в чём они не знали печали. Но только до тех пор, пока не удостоил их своим вниманием дьявол. Уж больно они казались ему изнеженными, способными лишь к беззаботной райской жизни, дарованной природой. Проявляя дьявольскую заботу, он послал к людям своего дракона поучать их «премудростям выживания» при природных катаклизмах, нападении врага, проявлении к ним прочих, говоря современным языком, недружественных санкций.
Да уж больно бесчеловечным оказался дракон, посланник дьявола: его «драконовская наука» выживать довела людей буквально до вымирания. И тогда они обратились к Богу с просьбой помочь им спастись от творимых напастей дьявольского дракона. И Бог услышал их: в помощь им он послал своего доброго дракона.
Злой дракон наведёт засуху, а добрый—прольётся дождём, злой наведёт ураган с градом, а добрый—разгонит тучи, утихомирит бурю и вздыбленное море. Злой направит свирепых завоевателей, а добрый—преградит им путь горами и глубокими оврагами…
В ярости от неспособности творить зло (как он считал, на благо людям) дьявольский дракон так рассвирепел, что пошёл против Бога, ослепив его посланца, доброго дракона. И тот, невидящий, рухнул на скалы ЮБК. Но и вокруг него, ослепшего, лежащего в скалах, образовались среды главной гряды Крымских гор, благодатные для жизни людей долины, богатые растительностью, животным миром и водой.
Совсем лишить посланца Бога творить добро на земле посланец дьявола не мог, но в слепой ярости он превратил доброго дракона в камень, и теперь тот мог помочь только тому, кто войдёт внутрь него слепым, глухим и немым и мысленно попросит его о помощи.
От гнева божьего засверкала ярче солнца молния, оглушительно грянул гром, зашатались, словно былинки от ветра, Крымские горы!
Посланные на землю Богом ангелы за злодеяния против людей заковали в цепи злого дракона и замуровали в недоступной даже для дьявола горной пещере…
Минули с той поры тысячелетия. Многие тайны скрыты в крымской земле и по сей день. И всё это время хранил молчаливо свою тайну окаменевший дракон. Но при прокладке новой дороги от Севастополя до Ялты скала Дракон перегородила ей путь. Прокладывая дорогу, проще было эту скалу взорвать, но при её подрыве нарушилась бы экосистема в данной местности, изуродовался бы уникальный южнобережный пейзаж. Поэтому было принято разумное решение прорубить сквозь скалу Дракон туннель. В 1972 году новая дорога с туннелем «в драконе» вступила в строй.
На обратном пути, оказавшись в «чреве дракона», все замерли, осторожно нарушало тишину лишь негромкое урчание двигателя автобуса…
Когда уже подъезжали к повороту от Ялтинской дороги к Форосской церкви, водитель предупредил, что экскурсанты лишних полтора часа развлекались в Ялте, и у него (в связи со срочным заказом) не осталось для них времени на посещение церкви. Умудрённый жизнью остроумный, ещё советской закваски доктор наук, кажется, из Донецка, тут же среагировал: «Ну вот, я завтра в пять утра убываю из Крыма. Попросил дракона помочь с моим желанием сегодня посетить Форосскую церковь, так ведь не помог».
Проехали молча ещё метров двести-триста, и неожиданно автобус разворачивается и выруливает на дорогу к церкви…
Позже, при встрече, я спросил у водителя автобуса, почему он вдруг развернул автобус и направил к Форосской церкви, тем более что опаздывал.
Он ответил: «Сам смутно помню, но вдруг в какой-то момент отчётливо осознал, что проскочил поворот на Форосскую церковь, куда сегодня обязан с экскурсией подняться. Об остальном вроде даже забыл. Время как бы сдвинулось назад, поэтому воспринял как должное и то, что у моих следующих заказчиков, едущих в ночь на экскурсию в обсерваторию, случилась некая непредвиденная задержка, я к ним даже не опоздал…»
Вечером у прощального костра за чашкой чая титулованный учёный увлечённо и как-то по-мальчишески азартно рассказывал, каким удивительным образом дракон всё же помог ему побывать в Форосской церкви. Дескать, дома расскажу—не поверят…
И это ещё не всё. Стоявшая невдалеке девчонка лет четырнадцати, услышав рассказ о добром драконе, подбежала ко мне и с ходу:
—Звать меня Таня, мы завтра едем на экскурсию в ботанический сад, и что, тоже будем проезжать внутри дракона?
—Да, конечно.
—А вы могли бы и завтра по пути туда, в ботанический сад, не рассказывать про доброго дракона, а то один мальчик нравится мне и ещё одной девчонке, каждая попросит доброго дракона, чтобы Сергей дружил только с ней. А дракону как быть?
—Так ты за дракона переживаешь или по другой причине?
Есть в жизни настырные, которые даже в таком возрасте не только человека зрелого и здравомыслящего, каким я себя считаю, но и самого дракона убедят.
И это ещё не всё. На следующее лето Таня, уже в качестве моей хорошей знакомой, вновь объявилась в палаточном лагере. Естественно, я поинтересовался, не отказал ли ей в просьбе с очарованием Сергея добрый дракон.
—Да ну его, надоел уже, как хвост за мной неотлучно повсюду тащится.
—Так какие проблемы? Завтра у нас автобусная экскурсия сквозь дракона в Воронцовский дворец…
Случается, и меня спрашивают: загадываю ли я сам желание, проезжая сквозь дракона?
Каждый раз: первое—по пути в сторону Ялты, чтобы экскурсия прошла познавательно, интересно, без происшествий, а на обратном пути—второе желание, чтобы проезжал сквозь дракона не в последний раз. И много уже лет по сей день оба мои загадываемые желания добрым драконом неукоснительно исполняются…
Не только любопытства ради хотелось бы знать и то, где сегодня обитает и что творит злой дракон—посланник дьявола.
По-видимому, с той поры так и сидит запертым в неприступной пещере Крымских гор, хотя, честно говоря, в этом меня частенько гложут сомнения…

 

Н. СТРЕЛЕНЯ, краевед.

Фото автора.

Другие статьи этого номера