Поминальная молитва

Поминальная молитва

В первых числах июля 1942 года гитлеровцы целиком овладели Севастополем. Уже 6-го числа под угрозой суровой расправы фашистский комендант потребовал провести регистрацию оставшихся в городе евреев и крымчаков. С этого дня их обязывали появляться на улице с пришитыми матерчатыми белыми шестиугольными звездами на верхней одежде. Менее чем через неделю телеграфные столбы и стены израненных домов запестрели бумагами с новым текстом: на 12 июля назначался трудовой десант на уборку урожая сельхозкультур. На стадион «Чайка» строго предписывалось явиться… с ценными вещами и ключами от квартир. В сопровождении автоматчиков машины с несчастными действительно взяли курс за город, но у Максимовой дачи,
у современной нам Терновки и других населенных пунктов пригорода свернули к противотанковым рвам. Ровно 75 лет назад стрелковое оружие ударило по мирным жителям: женщинам, старикам и детям…

 

В 1939 году в стране проходила перепись населения. По ее данным, в Севастополе проживали 5460 евреев. К роковым дням 1942-го часть их могла убыть на «материк». Но ведь были еще беженцы еврейской национальности с юга Украины и Крымского полуострова. Сколько их оказалось в Севастополе? На этот вопрос нет ответа.
Одни данные говорят, что в ходе начавшихся 13 июля 1942 года расстрелов захватчики лишили жизни минимум четыре тысячи евреев и крымчаков. Говорят и пишут о 4200 погибших. В интервью журналистам главный раввин Севастополя Беньямин Вольф сказал, что эта цифра может быть еще выше. Принято считать, что в период Второй мировой войны на Земле погибло в пределах шести миллионов человек только за то, что они были евреями.
Удивительно, но 12 июля как День памяти жертв гитлеровского геноцида в нашем городе мы начали отмечать лишь с 1991 года. Это произошло не без участия «Славы Севастополя». На ее страницах была помещена статья историка и общественного деятеля Валерия Милодана «Трагедии—50 лет». В течение десятилетия люди собирались на кладбище 5-го километра Балаклавского шоссе—у памятника жертвам нацизма, созданного Станиславом Чижом. Впоследствии скульптору было присвоено звание почетного гражданина Севастополя.
Недалеко ушло время, когда среди нас был замечательнейший человек—участник Великой Отечественной войны полковник в отставке Исаак Слуцкий. За время войны его семья потеряла одиннадцать родственников. В 2001 году Исаак Наумович инициировал сбор средств на строительство непосредственно в центре города памятника жертвам Холокоста. Заслуженный человек был уверен, что его начинание найдет поддержку, несмотря на то, что тогда от начала Великой Отечественной войны нас отделяла целая жизнь—60 лет. Исаак Слуцкий не только не ошибся, но и стал свидетелем событий, о которых, может, даже не мечтал.
Средства поступали не только от соплеменников Исаака Наумовича, но и от представителей других национальностей. Деньги пошли из Италии, Израиля, Мексики, США…
Городские власти выделили Поминальная молитваучасток под строительство памятника рядом с площадью Восставших—в непосредственной близости от места, где тысячи горожан провели последние в их жизни часы.
Мемориальный знак жертвам Холокоста был построен по чертежам художника Сергея Павлишина и архитектора Людмилы Гительзон. Его открытие состоялось в 2003 году. С тех пор массовые мероприятия 12 июля проводятся здесь—возле площади Восставших.
Загадочным образом судьба одного человека преломляется в судьбе народа, и наоборот: судьба народа—в судьбе одного из его представителей. Педиатр Яков Звенигородский приехал в Севастополь в 1922 году. За его плечами был огромный опыт, ведь ему пришлось участвовать в Первой мировой войне. На новом месте он взялся за создание сети детских лечебных учреждений. Севастополец, тоже врач по профессии, Геннадий Задорожников написал изумительную по содержанию книгу «Мемуары старого мальчика». Автору заслуженно присудили городскую литературную премию имени Л.Н. Толстого. Книга содержит воспоминания о Якове Звенигородском. Однажды врач принимал заболевшего семилетнего Гену Задорожникова и остался в его памяти навсегда.
По пути в Севастополь враг лишился части своих медицинских работников. Оккупанты предложили Якову Звенигородскому поступить к ним на службу, а взамен составить список еврейских детей. «Там, где мой народ, там буду и я»,—блеснул стеклами очков доктор. Кто знает, куда доехал Яков Звенигородский: до Максимовой дачи или до деревни Шули, как тогда называлась современная нам Терновка.
Как не удивиться в очередной раз: добро не имеет национальных признаков. Еврей Яков Звенигородский поступил точно так же, как поступил в Польше Януш Корчак.
Получается, и «коричневая чума» интернациональна. Украинец Роман Шухевич присягнул на верность немецким фашистам. В наши дни в Киеве имя коллаборациониста присвоено улице, которая носила имя освободителя столицы Украины—генерала Ватутина. Он был убит украинскими националистами.
Едва ли не вчера во Львове последователи Бандеры и Шухевича устроили шабаш под названием «Шухевич-фест». Он проходил в очередную печальную годовщину погрома, учиненного националистами в 1941 году. В ходе него было уничтожено семь тысяч евреев—жителей Львова. Нынче потомки недобитых бандеровцев размалевали стены синагоги оскорбительными надписями и угрозами, пытались поджечь, бросив бутылку с зажигательной смесью. Реакции официального Киева не последовало.
У нас, в Севастополе, на митинге, посвященном 75-летию злодеяния, совершенного немецкими фашистами, выступали представители городских властей, руководители ряда национально-культурных обществ, некоторых общественных организаций. Главный раввин Севастополя Беньямин Вольф совершил поминальную молитву. У подножия памятника с минорой вспыхнули свечи. Сюда возложили цветы и камешки. Такова древняя традиция: во времена Моисея камнями обозначали места захоронений евреев в пустыне. На их место приходили поколения свободных людей, не ведающих обычаев рабства в Египте. Не ведать его нам и в настоящее время. Поэтому и собираются люди у памятника, почитаемого всеми.

 

А. КАЛЬКО.
Фото автора.

 

Изкор (поминальная молитва): «…Да отразится в делах наших чистота их, и да будут пребывать души их в обители вечной жизни, да будут священными их имена. Помните все, помните всех».

Другие статьи этого номера