Отхожее место?

Отхожее место?

О севастопольских балках можно говорить много и с придыханием. Причин, как минимум, несколько. Во-первых, балок у нас много. Во-вторых, в массе своей они ну очень живописны и при этом весьма индивидуальны. В-третьих, у большинства балок Севастополя есть своя история и своя тайна (а то и несколько!), о чем красноречиво свидетельствуют даже названия: Ушакова, Карантинная, Лабораторная, Сарандинакина, Делагардова… Есть и то, что в-четвертых, в-пятых, в-шестых. Дальше считать не буду. И так понятно, что наши балки занимают важное место и в самосознании Севастополя, и в существовании его, как уникальной экосистемы. Ведь через балки осуществляется еще и вентиляция городской среды, там сохраняются (пока еще) уникальные природные ландшафты. Словом, беречь и лелеять их надо. Это вроде бы очевидно. Но кто этим занимается на практике? Вопрос, к сожалению, не праздный. В редакцию обратился председатель садового товарищества «Восход-2» В.М. Чеботов, который ищет ответ на поставленный вопрос уже несколько лет. И, увы, самостоятельно найти не может.

 

…История СТ «Восход-2» уходит в глубокую советскую древность. В конце 50-х годов, когда оно организовывалось на склонах Делагардовой балки, город был еще на подступах, и дачную идиллию нарушал только шум находящегося неподалеку аэродрома. Потом аэродром вытеснил расширяющий свои границы город. По мере ввода микрорайонов пр. Генерала Острякова и быстрого роста гаражных кооперативов «Элеватор», «Вымпел-1» и «Вымпел-2» проблемы дачников Делагардовой балки начали расти лавинообразно. В самом что ни на есть буквальном смысле. Случается и так, что в особенно дождливую погоду или в период паводка по участкам «Восхода-2» прокатывается водяной вал метровой толщины (или глубины?), унося в небытие результаты полувековых усилий нескольких поколений потомственных садоводов.
У В.М. Чеботова уже составлен внушительный реестр участков, которые не обрабатываются в силу обстоятельств непреодолимой силы. Причем тенденция выведения из оборота некогда цветущих земель имеет очевидную динамику роста. Что, в общем-то, и неудивительно. Пока город застраивался централизованно, садоводы могли хоть как-то спрогнозировать направление ливнестоков: воду с селитебной территории, которая по двум бетонным желобам в районе ул. Генерала Хрюкина и Генерала Коломийца устремлялась в балку, перехватывали специально отрытой силами СТ отводной канавой. Рост гаражных кооперативов и особенно мощная застройка территорий в районе 5-7-го километров сделали поведение ливнестоков непредсказуемым в принципе: где вода прорывалась, туда и устремлялась, сметая все на своем пути.
Безусловно, спасение утопающих—дело рук самих утопающих… Кто у нас еще этого не знает, тому об этом, успокойтесь, напомнят. Чеботову напоминали и при Украине, и (что, безусловно, куда более актуально) после нашего возвращения в «родную гавань». Чиновники разных ведомств, куда Чеботов обращался за три последние года (а куда только он не обращался!), дружно и одними и теми же фразами посылают его… (нет, лучше все-таки сказать—отсылают) к федеральному закону от 15.04.1998 г. № 66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан», в соответствии с которым (ст. 22) к компетенции правления относится в том числе организация строительства, ремонта и содержания зданий, сооружений, строений, инженерных сетей, дорог и других объектов общего пользования. Другими словами, то, что городом не решалось на протяжении нескольких десятилетий, садоводам предлагают реализовать одним кавалерийским наскоком. И за собственные средства. Нормально, да? Конечно ненормально. По целому ряду причин: зона ответственности того же «Восхода-2» на всю балку не распространяется, масштаб накопившихся там проблем возможностями одного, двух, трех СТ никак не перекроешь… Но самое главное вообще-то в другом: при нынешних подходах задача не имеет решения в принципе. Будет еще хуже!
Собственно, эту мысль и пытается донести до чиновников В.М. Чеботов уже четвертый год кряду. Используя уникальный рельеф севастопольской местности, застройщики бессовестно экономят на устройстве инженерных сетей (в данном случае—на строительстве коммуникаций по отводу ливневых стоков). Совершенно очевидно, что и для этой, и для других территорий, прилегающих к многочисленным балкам Севастополя, необходимо в срочном порядке провести разработку общей инженерной защиты от затопления и подтопления. В чьей это компетенции? Владимир Михайлович, помня свой собственный управленческий опыт, решил было, что департамента архитектуры и градостроительства. «Данный вопрос находится в компетенции департамента городского хозяйства»—не согласились там.
А из департамента городского хозяйства Чеботову прислали, по его мнению, классическую отписку за подписью первого заместителя директора департамента А.Л. Алешина: «По существу обращения сообщаю, что, по информации ГУПС «Водоканал», протяженность Делагардовой балки составляет около 5 км. На ее территории имеется несколько элементов ливневой канализации, которые находятся в удовлетворительном состоянии, на момент проверки утечек не обнаружено. Действующими программами перспективного развития города Севастополя на период 2017-2020 гг. целевое бюджетное финансирование на выполнение геологических изысканий и проведение мероприятий инженерной защиты указанной территории департаменту городского хозяйства не предусмотрено».
По другим территориям севастопольских балок ситуация, к сожалению, аналогичная. Все они входят в городскую черту. Но попробуйте побывать там и убедитесь: это не Севастополь, а какое-то Гуляйполе времен батьки Махно. Там все идет, как идет, минуя действующие на остальной территории Севастополя правила и законы. Что происходит в Делагардовой балке, вы уже знаете. В Сарандинакиной балке примерно то же самое: она тонет. Севастопольцы знают, что родники, берущие своё начало в Сарандинакиной балке, когда-то питали весь город чистейшей пресной водой. При строительстве новой дороги (это еще при Яцубе) дорожники забыли сделать дренаж для сброса скапливающейся в овраге воды, и теперь Сарандинакина балка в районе 5-го километра Балаклавского шоссе постепенно превращается в болото. Если б только это! Из семи находящихся там древнегреческих усадеб IV века до н.э. три уже ушли под нож экскаватора. Две из них—уже в новых российских реалиях. Никого не наказали.
А Юхарина балка горит. Горит, в общем-то, тоже закономерно. Постановлением предыдущего правительства Севастополя № 470 от 11 ноября 2014 года это место определено для официального сбора остатков растительного происхождения с целью их последующей переработки. Если и перерабатывали, то из рук вон плохо. Видя растущие горы мусора, любители халявы навезли сюда горы бытовых и строительных отходов. И все это к середине лета начало гореть. По данным МЧС, 6 июля т.г. очередное возгорание произошло на площади более 300 квадратных метров. На место выехало семь машин: пять пожарных отделений, лесники и РС ЧС. Полностью побороть стихию удалось за четыре часа.
А в Лабораторной балке полным ходом уничтожаются краснокнижные деревья—сосна Пицундская и сосна Палласа. Впрочем, хватит грустных примеров. «Пришло время действовать»,—пишут в редакцию и другие читатели «Славы Севастополя». «Отрадно, что на критическую ситуацию по севастопольским балкам обратили внимание в городском отделении Общероссийского народного фронта (с подачи ОНФ прокуратура обратилась с иском в Ленинский суд по ситуации в Юхариной балке и в суде первой инстанции выиграла. Суд обязал ответчика ликвидировать свалку и рекультивировать территорию. Мусор, впрочем, как везли, так и везут.—Ред.). В Севастополе сложилась тяжелая экологическая ситуация по зелёным зонам. Надо спасти и лесопосадки, и оставшиеся природные ландшафты внутри микрорайонов города. Посмотрите, во что превращаются балки, которые всегда были украшением Севастополя! Теперь многие из них напоминают отхожее место города»,—написала в редакцию Зоя Николаенко.
Образно, но, согласитесь, в самую точку!
А с Владимиром Михайловичем Чеботовым мы проговорили часа два. Он еще помнит, какой была Делагардова балка несколько десятилетий назад. Примерно до начала двухтысячных. Вся в цвету. С зайцами. С фазанами. С соловьями… Представляете, всё это—и практически в черте города…
Владимир Михайлович уверен, что всё это еще можно вернуть. Мечтатель?

 

Александр СКРИПНИЧЕНКО.

Александр Скрипниченко

Обозреватель ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера