«А что у вас, ребята, в рюкзаках?»

Об итогах прошлого сезона и перспективах нынешнего—председатель правления севастопольского клуба туристов Геннадий Крепаков и капитан команды севастопольских туристов Игорь Ткачев.

 

Столб нам в руки! Вместо ледоруба

Корр: Чем занимались туристы«А что у вас, ребята, в рюкзаках?» вашего клуба в прошлом сезоне?
Крепаков: Для настоящих туристов один сезон плавно переходит в другой. Меняются только времена года. В прошлом сезоне, кроме походов по горам Крыма и Кавказа, наши ребята нашли время для обустройства Большой севастопольской тропы. На БСТ установлено примерно 145 деревянных столбов. Они стоят по схеме полностью на двух участках и в начале третьего. Их можно видеть от Балаклавы до Ласпинского перевала, от перевала до Байдарских ворот и от Байдарских ворот до Чертовой лестницы.
Корр: Телегу нельзя запрягать впереди лошади, и тактика изготовления табличек перед постановкой столбов себя не оправдала. Когда вы приходите с табличкой и со столбом, оказывается, столб на этом месте нецелесообразно ставить. То ли скальный выступ, то ли кабельная трасса либо дорога проходит. И, таким образом, некоторые таблички забраковали.
Крепаков: По этой причине у нас осталось двенадцать невостребованных табличек. Теперь решили: сначала ставим столбы, потом рисуем таблички.
Корр: Реальна ли роль туристов севастопольского клуба в постановке столбов?
Крепаков: Севастопольский клуб подготовил паспорта маршрутов. А поставил только двенадцать столбов и несколько переустановил. Федерация альпинизма и скалолазания примерно столько же столбов поставила.

 

Где в Крыму туристы зимуют

Корр: В горах Крыма и в мае можно встретить снег. Вот и на Чатыр-Даге прошел традиционный чемпионат в снежно-ледовом классе.
Ткачев: Очень хорошо, что эти соревнования состоялись. Они сложные, поэтому команд было немного. Соревнования интересные, и все участники получили море положительных эмоций. Мы выступили двумя командами. Вся трасса была в Холодном кулуаре на северо-восточном склоне Чатыр-Дага. Кулуар был в снегу, лежал хороший фирн, без «кошек» пройти дистанцию было невозможно. У наших команд—первое и третье места. Еще одна команда севастопольцев заняла второе место.
Но Крымом наши интересы не ограничиваются. На Кавказе мы сходили по району Архыз горную двойку, приняли участие в соревнованиях по походам по Южному федеральному округу. Вторая севастопольская команда сходила горную тройку по Кавказу. И успешно выступила в соревнованиях по маршрутам.

 

Выверен старый компас…

Корр: Сегодня, наверное, все участники прошлогодних походов покуют рюкзаки, готовят снаряжение, тренируются. Какие планы на сезон?
Крепаков: Планов громадье. На Алтай и на Кавказ собираются пешеходные группы. На Алтай уже куплены билеты. Я и сам собираюсь на Алтай, ситуацию контролирую. Путь далекий предстоит, билеты заранее закупаем. А на Кавказ—проезд без проблем в любое время года.
Корр: Появился Интернет—и стала возможной такая тактика: нажимаешь кнопку и ищешь себе спутников в поход второй, третьей, четвертой, а то и пятой категории сложности. Какими методами пользуется команда спортсменов Севастополя?
Крепаков: Нельзя сказать, что этот метод невозможен или недопустим. Но лучше, когда выходит на маршрут сплоченная группа, которая вместе тренируется, уже какое-то время проверена в походах. В такой группе себя чувствуешь приятнее, увереннее и надежнее.
Корр: Где проходят тренировки, где находятся полигоны, спортивные залы, тренировочная база?
Крепаков: С тренировками на рельефе нам повезло. В Севастополе много таких мест. Это Батилиман, Треугольник в Алсу, скалы на девятнадцатом километре ялтинского шоссе. Скалы в районе ГРЭС используются и для тренировок, и для соревнований. Начальные моменты горной техники люди изучают в зале. Например, в центре спортивного туризма и экскурсий во дворе повесили бревно, закрепили перила, рядом поставили участок скалодрома.

 

В погоне за экстримом

Корр: Игорь, твой опыт участия в экстремальных гонках на выживание, в экстремальной работе с веревками показывает, что экстрим-туризм в Севастополе и в Крыму может развиваться?
Ткачев: Он развивается, но очень медленно. На «материковой» части России в большей степени, чем у нас, развиты и мультигонки, и спортивный туризм. Сейчас в Крыму популярны трейлы—это горные беговые гонки без этапов. Так же популярны беговые гонки плюс ориентирование—это рогейны. В Соколином в мае следующего года пройдет трейл. В нем можно будет участвовать и опытным спортсменам, и новичкам. Это горный бег по промаркированному маршруту, который надо преодолеть максимально быстро. Маршруты будут разной протяженности—от пятнадцати километров до ста пятидесяти. Если спортсмен подает заявку на участие в сложном классе, то ему необходимо подтверждать свой опыт.
Корр: В Севастополе существует своя федерация рогейна. Ее возглавляет Александр Конов. Получал ли клуб туристов приглашение на участие в такой гонке нынешним летом?
Ткачев: В Севастополе уже проводился восьмичасовой рогейн. Будет ли проводиться в этом году—пока неизвестно. Спортсменов, желающих участвовать в этих соревнованиях, много, а организовать их сложно. Это очень хлопотное и затратное мероприятие. Нужны постановщики трасс, судьи на дистанции. А главное—позарез требуются хорошие спортивные карты местности. Между собой мы устраиваем забеги в качестве тренировок, но не можем сами организовать массовые соревнования.

 

Я бы в горы сам пошел. Пусть меня научат!

Корр: Каждый спортивный клуб и клуб туризма имеет свою школу, там, где выращиваются молодые «саженцы», молодые будущие туристы. Где проходят такие встречи?
Крепаков: Прошлой осенью клуб получил помещение. Состояние его пока не позволяет там заниматься. Сейчас в нем можно встречаться для участия в субботнике, поработать, физически потренироваться. Думаю, что этой осенью мы начнем там полноценные занятия. Это в центре города, на улице Балаклавской. В доме № 8 нам выделили довольно большой подвал. Но пока массовые встречи мы проводим на природе.
Корр: Геннадий, в советские времена было много туристических секций в каждом учебном учреждении, на предприятиях: в школе, в институте, в техникуме, на заводе, на фабрике, в порту… Есть ли сегодня маленькие туристические клубы, которые «подпитывали» бы ваш клуб своими кадрами?
Крепаков: К сожалению, этот процесс развития был прерван. Но мы надеемся, что он восстановится. Например, начала работать секция при СевГУ, бывшем СПИ. Это нас обнадеживает, потому что спортивный туризм в шестидесятые годы начался с того, что организовался клуб «Гермес» при СПИ. Дата его создания—та же, что и у городского турклуба. Есть надежда, что появятся новые секции и в других учебных заведениях города. В некоторых из них уже ходят в простые походы. Это—только начало.

 

Девчонки—большие романтики. А мальчишки?

Корр: Во времена советского студенчества во всех туристических клубах тридцать-сорок процентов были парни, а остальные шестьдесят-семьдесят процентов были девушки. Какая сегодня гендерная политика в туризме?
Крепаков: В процентном соотношении сказать не могу, но и сейчас девушек немного больше. Почему-то этот баланс сохраняется и сейчас.
Корр: Какова «ветеранская» часть туристического клуба? Турист не бывает бывшим! Кто из «ветеранов» делится опытом с вашей молодежью?
Крепаков: Председатель клуба Кожуховский. Он до сих пор и ходит, и водит в походы, на занятиях читает лекции. И он не единственный такой. Я себя ветераном не считаю. Но понимаю, что у меня уже такой опыт, который максимально приблизил меня к этому статусу. Людей, которым за пятьдесят-шестьдесят, в клубе немало, около двадцати пяти действующих спортсменов.
Корр: Есть ли в Крыму категорийные туристические маршруты, которые позволяют выполнять разряды?
Крепаков: Да. Походов первой категории сложности у нас много. Большая севастопольская тропа является маршрутом первой категории сложности и позволяет выполнить третий спортивный разряд. В Крыму можно пройти поход второй категории сложности.

 

Самодельные карабины уходят в историю

Корр: Экипировка туристов в советские времена: цвета индиго трико и цвета зеленой пожухлой травы брезентовые куртка и брюки. Удалось раздобыть киевские вибрамы за шестнадцать рублей—ты уже король, нет—значит топаешь в кедах. Как сегодня экипируются наши туристы?
Крепаков: Сейчас это тоже вопрос средств. Выбрать хорошее снаряжение сейчас можно. Производителей много. Сейчас проблема, как сделать правильный выбор. Я считал себя искушенным в вопросе обуви. Но когда на Алтае мне пришлось выбирать обувь, я полдня провел в магазине, чтобы выбрать то, что хочется. Потому что есть такая возможность. Раньше пришел и взял то, что есть,— выбора не было.
Корр: В ходе подготовки к туристическим походам советские, севастопольские туристы брались за напильник, кувалду, газорезку и гнули карабины, выпиливали, делали крючья, молотки, ледорубы. Сегодня самодельное снаряжение используется?
Крепаков: Самодельное снаряжение имеет право на существование, но это стало эксклюзивным явлением. Найти человека, у которого снаряжение сделано им самим, уже не просто. Снаряжение, оборудование, одежда—все есть в продаже.
Корр: Игорь, команда стартовала, прошла маршрут, получила грамоты, дипломы, приехала в город и… разбежалась. Надолго забыли о туризме или сразу строите новые планы?
Ткачев: Для нас любые соревнования—это тренировка, подготовка к горам, к чему-то более серьезному. Надолго не расстаемся, готовимся к новым соревнованиям и новым походам.
Корр: Удачи вам, успешных походов.

 

В. ИЛЛАРИОНОВ, член Русского географического общества.

Другие статьи этого номера