«Штык и Парус» не собирается сдаваться

«Штык и Парус»  не собирается сдаваться

Груды мусора, битое стекло, полуразрушенная смотровая площадка… Такая печальная картина наблюдается возле обелиска «Штык и Парус». Долгие годы шли разговоры о благоустройстве территории, о реконструкции стелы, но они так и оставались разговорами. На прошлой неделе появилась надежда на то, что наконец-таки и обелиск будет приведен в порядок, и весь мемориальный комплекс будет достроен.

 

—Правительство не оставляет без внимания столь значимый для города объект,—заявил на прошлой неделе глава региона Дмитрий Овсянников.—Результаты инженерно-технических исследований, проведенных в конце декабря прошлого года, показали, что угроза обрушения памятника отсутствует, однако выявлены нарушения технологии облицовки, что привело к ее аварийному состоянию. До конца года мы планируем завершить разработку проектно-сметной документации, после чего приступим к реставрации. Уже в 2018 году первозданный вид монумента будет восстановлен.
Впрочем, то, что никакой угрозы обрушения нет, а обелиск нуждается только в реконструкции облицовки и благоустройстве территории, было понятно и так. Еще в 2000 году авторы проекта, архитектор Адольф Шеффер и Алексей Баглей, разработали проект его реконструкции как раз с учетом замены облицовки. Проект так и назывался—«Облицовка обелиска». Конечно, ничего сделано не было. К Шефферу, кстати, и сейчас никто не обращался.
—С самого первого дня, как появился обелиск, поползли слухи о том, что он опасно наклонен и может упасть,—говорит Адольф Шеффер.—Сразу хочу сказать: обелиск стоит на 16 буронабивных железобетонных сваях, он сделан «на века», причем с учетом близости моря. Наклон «паруса» заложен в проекте. С облицовкой действительно существуют проблемы. Мы ее решили делать из альминского камня толщиной 9 см. Сцепление было запроектировано на медных анкерах с креплением «ласточкин хвост». Так вот, шли 70-е, всё рационализировалось—тогда это было модно. Нам предложили «ласточкин хвост» не делать, а просто рассверливать дыры и соединять плиты скобами. Авторы возражали против такой рационализации, но она прошла. Через 10 лет плиты начали выщелкиваться. Так на облицовке появились «вышибы». Лет 10 назад был сделан ремонт, но процесс продолжается…
По словам Адольфа Шеффера, на месте якоря должна была быть статуя Ники, но денег в бюджете не нашлось. Проект обелиска делался больше года, а сдан он был только в 1977 году. Его высота—60 метров, 17 метров—в грунте. При этом буквально в последний момент архитектору Шефферу показалось, что обелиск недостаточной высоты, поэтому его увеличили еще на 4 метра (как раз и получилось 60).
В украинские времена на землю, где стоял обелиск и планировался мемориальный комплекс, «наложили руки новоявленные негоцианты». Когда начали строить гостиницу, часть богатой гранитной лестницы просто украли. Украли и торшеры (их было около шести). В итоге, по словам архитектора, парадную лестницу превратили в задворки гостиницы, которую в народе именуют «голубым унитазом».
Кстати, обелиск, который мы называем «Штык и Парус», на самом деле имеет другое название—памятник Славы, и это—часть музейного комплекса в память об участниках обороны и освобождения Севастополя в Великой Отечественной войне. Постановление о его строительстве было издано ЦК КПСС еще в 1972 году. Сейчас в городских музейных запасниках находится порядка 80 тысяч экспонатов, которые предназначены именно для комплекса на Хрустальном. Памятник «Солдат и Матрос»—тоже часть этого комплекса. Кроме того, предусматривалась аллея боевой техники времен Отечественной войны, в свое время закладывался проект дороги. Но на месте аллеи поставили трансформаторную подстанцию и газораспределительное устройство. Неподалеку от обелиска коптят трубы котельной.
По предложению Шеффера, в мемориальный комплекс могут входить исторический зал с пушками и пантеон второй обороны с часовней. Кстати, при строительстве «Штыка и Паруса», когда вырыли котлован, нашли две пушки времен первой обороны—их увезли в Панораму. К счастью, пушки удалось спасти от того, чтобы в «лихие» 90-е их не украли.
По поводу ремонта и реконструкции разговоры велись бесконечные, и время от времени казалось—серьезные.
—На сегодняшний день возле обелиска проваливается благоустройство, никто к нему и не приступал,—говорит Адольф Шеффер.—Общественные деятели появлялись, делали пиар, созывали народ, фотографировали меня на фоне обелиска и исчезали. Только побелили его на высоту два метра. Уже когда Севастополь вошел в состав России, вроде бы нашлись подрядчики, которые были готовы отреставрировать обелиск за свои деньги. Со мной познакомились, просили рассказать, как я мыслю восстановление, и даже убрали мусор. А потом сказали, что хотят на мемориале поставить «чертово колесо». Тут я с трудом сдержался. Предприниматели с тем и уехали. Обидно, что приходят неучи, которые совсем не умеют делать реставрацию. По вопросу же реконструкции обелиска со мной никто не советовался.
В своей книге «Время вспомнить о былом» Адольф Шеффер обелиску посвятил целую главу. В том числе упомянул, как в украинские времена власти «поспешили построить стеклянную голубую гостиницу на городской набережной, урезав пляж и заслонив от города обелиск с видом на город и бухту».
«Нужно снести эту голубую высотку и трансформаторную, как снесли 16-этажку рядом с мемориалом. И вернуть отобранные у мемориала участки земли и остатки гранитной лестницы, похищенной у города и превращенной в задворки гостиницы,—написал архитектор.—Не могу умолчать: на мемориальной стенке под обелиском была яркая, емкая бетонная надпись, а написал ее городской патриот Павел Веселов: «Подвиг и слава твои, Севастополь, вечно в сердцах благодарных людей». Горько и обидно: половина надписи давно сбита политически зацикленными варварами»…
По словам главы города, монумент планируется включить в единую парково-пешеходную зону от Артиллерийской бухты до улицы Катерной, концепция которой формируется в настоящее время. Это позволит обеспечить удобный доступ горожан к обелиску. Ориентировочный объем затрат на реконструкцию составит 100 млн рублей.
Монумент «Штык и Парус» для посещения был закрыт более 10 лет. Рядом с памятником также тогда была выявлена небольшая просадка грунта, появились опасения, что фундамент может потерять конструктивную прочность. Однако проведенные обследования риска обрушения стелы не подтвердили. При этом из-за коррозии проволоки, которая крепит плитку к основанию памятника, облицовка начала осыпаться. Соответственно, планируется выполнить замену крепежа, облицовочной плитки, укрепить фундамент, а также восстановить подсветку, после чего доступ к монументу будет открыт.
—Облицовку не надо менять, ее нужно реставрировать,—резюмирует Адольф Шеффер.—За такими памятниками просто нужны постоянный контроль и уход.
Кстати, по данным СМИ, на техническое обследование обелиска уже потрачено почти
0,5 млн рублей.

 

Анна БРЫГИНА.

Анна Брыгина

Корреспондент ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера