Непримиримые и др…

Не тяжело в учении

«По сообщениям в СМИ, в Севастополе планируют установить памятник Примирения, символизирующий единение воевавших в Гражданской войне сторон. Памятник разместят на улице Катерной, возле небольшого залива, фактически напротив Херсонеса. Как вы относитесь к данному намерению?»
Нельзя сказать, что данный «Вопрос в лоб» вызвал бурную, горячую дискуссию. Потому как дискуссии практически не было—настолько однозначно, совпадая по сути, прозвучали ответы наших читателей. Подавляющее большинство дозвонившихся—«непримиримые», нравится это кому-то или нет.

 

Инициатива установить памятник Примирения, по некоторой информации, принадлежит Министерству культуры России. В июне руководитель этого ведомства Владимир Мединский осмотрел место для памятника Примирения в Севастополе. По задумке архитекторов, это будет 25-метровая стела, возле которой склонят головы бронзовые красноармеец и поручик императорской армии. Между ними будет гореть обрамлённый оливковым венком вечный огонь…

 

«Против»

Анатолий Сергеевич Таран: «Я категорически против установления памятника Примирения в Севастополе. Его должны были ставить в Керчи—вот, пожалуйста, и ставьте там. В революцию простой человек воевал за власть народа, за социализм. А что теперь? Власть снова в руках олигархов…»
Анатолий Викторович Панов, житель осажденного Севастополя: «То Сагайдачного нам по приказу сверху «установят», то памятник Т. Шевченко… Хватит! Сыты. В Севастополе своя история и свой дух. Поймите это! Не может город-крепость, который пережил осаду, выстоял в оккупацию, испытал столько неизбывного горя, умилиться от такой идеи. Вы спросите Донбасс сегодня: они готовы примиряться? Кто-то очень старается взломать нашу совесть. То какой-то Ельцинский центр навязывает свое видение истории, то «забугорные» господа. А нас, севастопольцев, спросили? Почему кто-то думает, что мы готовы предать память своих дедов-отцов? Родная кровь не водица! Я севастополец в третьем поколении. Мой дед был родоначальником подводного флота на Черноморском флоте. Мы—наследники их побед. И будем чтить их память!»
Светлана Григорьевна Подвиженко: «Я против установления такого памятника. Мои предки были из крестьян. Если бы не социалистическая революция, они бы не стали учителями. В свою очередь учителем не стала бы и я. Советская власть миллионы людей вытащила из нищеты, спасла от голода. Мой дед в колчаковскую армию был взят насильно. Сохранились рассказы, что отношение к простому люду было крайне пренебрежительное. Дед нашел подходящий момент и сбежал. Воевал в Красной армии по убеждениям. Не думаю, что красноармейцы и белогвардейцы пожали бы друг другу руки».
Людмила Петровна: «Мы сами жертвы 90-х годов. В городе нынче есть дома, которые могут в любой момент рухнуть. Какие памятники? Дома отремонтируйте! Мне бабушка рассказывала, как Колчак вел себя в Сибири,—это была бойня».
Алексей Николаевич: «Вместо памятника Примирения предлагаю ускорить установление памятника графу Потемкину рядом с Екатериной II, в сквере».
Раиса Рафаиловна: «Я категорически против. Даже бумагу хотела подписать соответствующую. Мой дед рассказывал, какие были погромы при Деникине. Папа тогда еще был грудным ребенком, и его прятали в банковском сейфе, так и спасли. Их слишком много, господ, запачканных кровью».
Тамара Михайловна: «В Севастополе и без того много памятников. Уже перебор. Надо сохранять те, что имеются. Например, на проспекте Октябрьской революции, дом 32 (я неподалеку живу), установлен памятник авиаторам. Возле него посадили сосенки, а поливать забыли. Деревья засохли. Парк Победы тоже засыхает. Давайте это спасать! Не нужно ворошить события столетней давности. Молодежь вряд ли будет приходить к этому памятнику».
Владимир Петрович: «Зачем прославлять того, кто бежал от нас? У меня один дед ушел с белогвардейцами. Другой остался в разрушенной стране, разделил ее беды и горести, восстанавливал из руин. Тот, кто сбежал, для меня дезертир, покинувший поле боя, оставивший Родину».
Пенсионер МО СССР Геннадий Николаевич Рыжов: «Дед мой защищал Красный Петроград. Отец воевал с немцами. Ни о каком примирении с врагами России речи быть не может! И это не только мое мнение, но и мнение моих товарищей, членов ветеранской организации береговых войск «Патриот» Черноморского флота».
«Уважаемая редакция, здравствуйте!—сообщение пришло на электронный адрес редакции.—На «вопрос в лоб» хотел бы немного подискутировать. Вы задали вопрос по поводу установки памятника Примирения. А скажите: нужен ли он вообще? Да ещё у нас, в Крыму. С тех времён прошло уже 100 лет, те белогвардейцы, бежавшие за рубеж, давно умерли, остались их дети и внуки, которые и поныне живут там за счёт награбленного их родителями, сбежавшими за границу. А теперь они хают Россию, всячески стараются нагадить нам с вами и говорят всякую несуразицу. Чем они заслужили наше с ними примирение? Я не уверен, что у нас в России не остались их сынки, которые теперь жаждут примирения, забыв о том, что творили их отцы и деды во время Гражданской войны. Никаких памятников они недостойны. Это моё мнение; мне уже 75 лет, и я знаю кое-что из рассказов моих дедов, отца и матери. Если я не прав, разъясните мне».
К сему Иван Васильевич Кириллов».

 

«За»

Положительное отношение к идее установления памятника Примирения в Севастополе высказали два респондента. Светлана Молчанова: «В нашем обществе много раздоров. И начало им положено в Гражданскую войну. Я думаю, что среди белых и красных были те, кто любил Россию, только по-своему. Кто-то не хотел, чтобы «старый мир» стерли до основания, и боролся за него. Ведь миллионы людей жили при царе абсолютно нормально: так же работали, учились, воспитывали детей… Это великая трагедия нашей Родины, произошедшая в начале прошлого столетия. Закрыть эту тему можно только прощением».
Игорь Сухостоев: «Моя бабушка рассказывала, что до революции ее семья жила очень хорошо. Отец ее плавал на пароходе, даже ходил в «кругосветку». Шестерых детей воспитывала жена-домохозяйка. В Гражданскую войну, когда начался голод, сначала погиб отец, затем—мать. Дети остались сиротами. Их раскидали по детским домам. В итоге выжили двое… Бабушка приняла советскую власть (а куда было деваться?). Но это событие в отечественной истории сломало ее судьбу. А таких, как она, были миллионы».

 

Вместо эпилога

Будет ли установлен памятник Примирения в Севастополе, узнаем в ближайшее время. Но есть еще один «скользкий» момент. По сообщениям опять же СМИ, часть территории побережья находится во владении строительных компаний. И коммерсанты не очень-то рады строительству парка с какими бы то ни было памятниками. Но эта история—уже про наш век.

 

Оксана НЕПОМНЯЩИХ.

 

___________________________________

 

Мы предлагаем очередной «Вопрос в лоб»: «Книжный рынок: на ваш взгляд, остались ли мы самой читающей страной? А что читаете вы?»
Дать ответ на него можно в пятницу, 4 августа, позвонив с 13 до 14 часов по тел. 54-31-95 или прислав ответ на электронный адрес редакции slavasev@mail.ru не позднее понедельника, 7 августа.

Sorry, there are no polls available at the moment.
Оксана Непомнящих

Обозреватель ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера