Лекарство от тоски

Вопрос в лоб

Читатели ответили на вопрос «Остались ли мы самой читающей страной? Что читаете вы?»

 

Мой коллега, когда узнал, что «вопрос в лоб» будет про книги, скептически улыбнулся: «Неужели кто-то позвонит? Никого книги уже не интересуют». Он говорил убедительно, и я ему поверила. В воздухе повеяло грустью. Впрочем, ненадолго. И звонков много было, и даже электронные письма пришли. Так что неправда, что книги перестали читать. И не только классику (сколько можно зачитывать эти произведения до дыр?), но и современных авторов. Неонила Гордецкая, к примеру, советует тем пенсионерам, у кого проблемы со зрением, слушать книги на МР3-плеере.
«Можно прослушать классику, мировые бестселлеры, детективы в исполнении лучших актеров,—написала нам наша читательница.—Последние прослушанные произведения: «Цинковые мальчики» Светланы Алексиевич, «Инферно» Дэна Брауна, «Улыбка черного кота» Олега Роя. На «вопрос в лоб» о самой читающей стране могу сказать, что в моей возрастной категории (60 и старше) читают много, как и раньше. Молодое поколение, к сожалению, читает меньше—преобладает интернет».
Впрочем, молодое поколение тоже читает, порой в том же интернете. Просто запросы другие. Не хочется им читать запоем Салтыкова-Щедрина или Гоголя с Достоевским (хотя исключения встречаются), а хочется чего-то более современного, динамичного—такую литературу, которая может помочь сориентироваться в сегодняшнем мире.
— Как-то я решила перечитать Достоевского и не смогла дойти до конца. Стала замечать, что изложение затянуто, а стиль велеречив. Мысли излагает автор подробно, долго перед тем извиняясь. Современному человеку сложно в это вникать, да и не знаю, нужно ли,—говорит Юлия Быкова.—Мой сын-подросток и вовсе тяготится теми книгами, которые задают читать на лето. Сын искренне берется за классиков, искренне раздражается—для него это пустая трата времени. Ему нравятся книги, где есть что-то живое, есть размах. Он читает биографии людей, которые чего-то добились в жизни, например Генри Форда и Стива Джобса. Может быть, стоит обновить школьный список литературы? Конечно, останутся классики—Толстой и Чехов, но и добавятся книги современных писателей, которые будут ближе и понятней нашим детям. На книгах можно учиться тогда, когда их интересно читать.
Лично я в последнее время стала читать значительно меньше, даже не знаю почему, хотя периодически перечитываю Чехова, Тэффи и «Анну Каренину» Льва Толстого. Правда, считаю, что нашу страну сейчас нельзя назвать самой читающей, многим детям моих знакомых все-таки больше нравится «зависать» в интернете и смотреть динамичные фильмы. Наверное, это нормально, все-таки другое время.
Алина Петрова огорчена тем, что для подростков мало хорошей, качественной литературы. А Иван Васильевич Кириллов уверен, что наша страна до сих пор остается самой читающей: «Россия—самая читающая страна, люди очень любят читать,—считает Иван Васильевич.—В библиотеке, что на ул. Вакуленчука, я перечитал все книги. Люблю классику, но плохо, что в библиотеку мало поступает современной литературы. Книги я сейчас новые не покупаю—дороговато. Часто перечитываю Толстого, каждый день—«Славу Севастополя». Хотелось бы, чтобы вы побольше писали о спорте. Выписываю «Комсомолку», «События недели». А вот выбор журналов стал небольшим».
Без книги тоскливо живется Евгении Петровне Новиковой и Георгию Климентьевичу.
— Сколько живу, а живу я около 90 лет, все время читаю. Книга всегда у меня лежит под подушкой,—говорит Евгения Петровна Новикова.—Думаю, что молодежь сейчас не читает. Внучке 40 лет, правнучке—12 лет, и я их не вижу с книгами. А я, конечно, прочитала всю классику. Детективы тоже нравятся, но если они написаны с интеллектом, как детективы Незнанского. В библиотеке на ул. Горпищенко перечитала все книги. Сейчас мне трудно выходить из дома, поэтому что мои родственники приносят, то я и читаю. По телевидению всегда плохие новости, все стреляют, а хотелось бы больше познавательных передач. Книга—объект подражания, а чему сейчас можно подражать на ТВ? Свобода—это ведь не вседозволенность.
Георгий Климентьевич—владелец большой домашней библиотеки, которая периодически пополняется интересными книжными новинками.
— Читаю каждый день, без книги тоскливо. Я с удовольствием читаю Сорокина, например «День опричника», «Метель», детективы Корецкого—по его книгам можно изучать, что происходит в силовых структурах страны,—рассказал Георгий Климентьевич.—Некоторые писатели обладают даром предвидения. Еще в 2006 году Корецкий писал о китаизации страны, об этом говорили и философы. Бесконечно можно перечитывать Ремарка. Я не знаю, как читают в других странах, но в нашей читать перестали. Магазины завалены книгами, но книги никому не нужны. Меня, правда, недавно порадовал молодой человек, который в книжном магазине интересовался Оруэллом. Книги стали дорого стоить. Например, книга Войновича «Розовый пеликан» стоит 750 рублей, я купить могу, но кто-то уж точно не сможет. В наших магазинах продается много всего интересного. А вот, к сожалению, в библиотеках мало новых книг.
Кстати, другой наш читатель, Владимир Петрович, считает: книжных магазинов в городе не хватает, а ассортимент в них не слишком впечатляющий. Сам Владимир Петрович любит читать историческую литературу: воспоминания Жданова, Рокоссовского, книги Хмелева и Валентина Пикуля. Любовь к Пикулю с ним разделила Анастасия Павловна Тутова. Анастасия Павловна помнит всю биографию автора и его произведения практически наизусть, особенно «Три возраста Окини-сан». Второе место «симпатий» у нее занял Александр Куприн с произведением «Листригоны».
— Все, что когда-то было написано, мною прочитано,—говорит Михаил Кириллович Мишин.—Хотя вы знаете, читать мне просто некогда. Сейчас очень много источников информации—от Соломона до «Бесогона». Хочу сказать людям: читайте «Славу Севастополя», в ней все есть, от путешествий по Сибири до темы, «как красота спасет мир». Где ставят памятники, что думают по этому поводу жители,—все это заставляет думать. Каждому витку спирали—свои приоритеты.
Илона: «Мне больше всего нравятся книги, написанные врачами или о врачах. Читаю и перечитываю Булгакова «Записки юного врача», Солженицына «Раковый корпус», Пастернака «Доктор Живаго». Как-то в родительской библиотеке обнаружила книгу известного киевского врача Николая Амосова—восхитилась его талантом не только хирурга, но и писателя. Сейчас планирую выписать по интернету книги британского нейрохирурга Генри Марша—отрывок произведения впечатлил.
Кстати, моя 13-летняя дочь недавно по интернету заказала себе «Анатомию» Леонардо да Винчи и биографию Стивена Хокинга. Впрочем, мне многие авторы нравятся: Анатолий Рыбаков, особенно его «Тяжелый песок», «Дети Арбата». Много прекрасных зарубежных авторов. Классика—«Джейн Эйр» Шарлотты Бронте и «Поющие в терновнике» Коллин МакКалоу, Перл Бак и Кэтрин Бу. Я вообще безумный книгочей: радость от нового платья и хорошей книги (такие не всегда попадаются, много ерунды) я получаю примерно в сопоставимом масштабе. Большом. Еще лет пять назад книги я покупала без конца, муж страшно ругался, говорил, что они заполонили нашу небольшую квартиру и места ни для кого не оставили, а теперь, к сожалению, они стали стоить недешево, приходится экономить. Это меня огорчает».
Словом, на первую часть вопроса «Остались ли мы самой читающей страной?» мнения читателей, которые нам позвонили, разделились примерно поровну. А вот 79% читателей сайта утверждают, что мы — не самая читающая страна.

 

Анна Брыгина.

 

* * *

 

Предлагаем нашим читателям очередной «Вопрос в лоб»: «По вашему мнению, повысился ли уровень комфортности в центре города после введения пешеходной зоны в районе Артбухты?»
Дать ответ на него можно в пятницу, 11 августа, с 13 до 14 часов, позвонив по телефону 54-06-10, или прислать ответ на электронный адрес slavasev@mail.ru не позднее понедельника, 14 августа.

 

Sorry, there are no polls available at the moment.
Анна Брыгина

Корреспондент ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера