Владимир и Анатолий Бабенко: братья-командиры

Владимир и Анатолий Бабенко: братья-командиры

Братья Бабенко родились в Баку. Сначала—Владимир, а пять лет спустя—Анатолий. И внешне, и по характеру мальчишки были разными, но их судьбы были схожи. Старший брат всегда хвалил младшего за сообразительность и неординарные решения. Влияние старшего брата сказывалось постоянно. Начиная с игры в волейбол. С малышами Толику было неинтересно. А на спортивной площадке с Вовой он чувствовал себя уютно, готов был за каждый мяч сражаться, отдавая игре всю свою энергию. Вот и в Севастополь лейтенанты Бабенко приехали с интервалом в пять лет. И звание капитана 1 ранга получили. И даже на запись первой своей телевизионной передачи «Рассказы подводников», не сговариваясь, пришли в свитерах с одним рисунком. И рассказчики они замечательные.

 

Любовь—кольцо

Законный брак Владимира в Севастополе регистрировала Герой Советского Союза Мария Карповна Байда. Вот при её свидетельстве в торжественной обстановке, полагающейся случаю, и было на палец лейтенанту надето золотое кольцо. Окольцевали офицера. А на службе кольца носить не полагалось. И комбриг Николай Александрович Маркелов лично проверял наличие брачных украшений на руках офицеров: «Бабенко, ты опять кольцо не снял?»
А тут брат окончил училище и приехал в Балаклаву. Встретились, пошли на набережную, пообедали. Затем решили сходить на пляж искупаться. Володя разделся и нырнул, а Толик на берегу стоит, наблюдает. Накат сильный, волны серьезные. Володя подплыл на волне к берегу, попытался за скалу схватиться, да не тут-то было. Волна отхлынула. Руки соскользнули с камня. Глядь, а кольцо в воде оказалось, на дно ушло. Подплыл Володя второй раз, нырнул. Глубина метров восемь. А в воде водоросли и взвесь, взбаламученная волной. Ничего не видно. Сколько ни нырял—все бесполезно. Да еще и вылезти из воды без кульбитов не получилось. Всю спину о камни ободрал, но выбрался на берег. Виноградными листьями облепили израненную спину. Поехали на «девятке» братья в Кадыковку, где жил Володя. Чистосердечно супруге признался, что кольцо утопил в море. А она в крик: «Как ты мог потерять кольцо?» Слава Богу, теща умной женщиной была: «Что ты, Люда, кричишь? Глянь на его спину. Володя от моря кольцом откупился». С тех пор Володя больше золото никогда не носил.

 

Как Анатолий Бабенко училище окончил

Идя по стопам старшего брата, Анатолий в августе 1972 года окончил училище и прибыл в Севастополь. На Черноморском флоте оказался он не по воле, а вопреки распределению. После окончания училища отличника оставляли в Баку в Каспийской флотилии флагманским штурманом базовых тральщиков. Тем, кто оставался в Баку, сразу давали квартиру. В училище у одного из Толиных товарищей родители были геологами. Своего жилья не имели. Когда они погибли, однокашник остался без квартиры. Да тут еще перед окончанием училища он только женился и нуждался в жилье, как никто другой. Командир роты Гарматенко говорит ему: «Если Бабенко согласится, меняйся с ним. Тогда он пойдет на Черноморский флот, а ты останешься в Баку».
Так Бабенко-младший попал в Севастополь. Заходит в отдел кадров, чиновник спрашивает: «А куда вы хотите?» Зная, что всех назначали или во вспомогательный флот, или в 20-ю дивизию ОВРа, Анатолий отвечает: «Зачем вы спрашиваете, все равно назначите туда, куда запланировали». Кадровик равнодушно и говорит: «Тогда—27 201, вперед!» Лейтенант выходит в недоумении, не зная, что это за шифр такой. Однокашник спрашивает: «Толя, ну что?» Нахмурив брови: «Какая-то 27 201». «Так это же дивизия подводных лодок»,—говорит приятель. Так и попал Анатолий Бабенко в 14-ю дивизию в Балаклаве. Красота Балаклавы его поразила. В Баку пляжи песочные и море красивое, но нет таких отвесных скал и крутых гор.

Владимир и Анатолий Бабенко: братья-командиры

Владимир оценил по достоинству первые шаги брата на подводном флоте: «Боевая служба у моего брата была тяжелой. Его лодка была изношенна и выполняла задачи боевой службы в Средиземном море. Моторесурс выбит. Они, конечно, помучились. Как штурман, он на этой лодке показал себя хорошо. А дальше пошло и пошло». Эти слова можно расценить как высокую похвалу без малейшей лести.

 

Второго Бабенко принимай!

Анатолий удивляется ходу семейной истории: «Школу я окончил в 1966 году и хотел поступать в военное училище. Отец считал, что в семье уже есть один военный и больше не надо. Но я все равно поступил. И после его окончания судьба свела нас с братом в Севастополе. И даже попали на один и тот же 644-й проект. Только он на лодке «С-158» служил, а я—на «С-162». Представили молодого офицера комбригу капитану 1 ранга В.И. Бежанову, тот окликает капитана 3 ранга, старпома командира лодки «С-162» Т.И. Межалиса: «Остановись, вот тебе пополнение. Бабенко второго принимай!» Через полтора месяца меня перевели командиром БЧ-1 на подводную лодку «С-384».

 

Как спасатели на учениях лодку забыли

…В 1975 году, будучи старпомом на «С-384», Анатолий принимал участие в учениях по спасению аварийной подводной лодки.
Вот как это было. Анатолий—в своей каюте во втором отсеке. Переборки открыты (нарушение при нахождении подводной лодки в подводном положении). Так командир распорядился. Слышит, как вода течет. Время без двадцати двенадцать. Бегом в центральный пост. Командир дремлет. А через вентиляцию уравнительной цистерны вода сочится. Бабенко поднял трюмных, растолкал командира БЧ-5. Вот и пришлось, потом почти 10 часов на глубине 125 метров откачивать помпой излишки воды. А в центральном отсеке помпа не захватывала. Пришлось в седьмой откачивать, а потом—за борт.

Владимир и Анатолий Бабенко: братья-командиры

Трое суток лодка на грунте пролежала, погода наверху испортилась. Дают команду всплывать. А что делать с аварийными буями? У лодки выпущены два буя на кабель-тросе. Спасатели Жбанова и его бригады буи обрезали, кабели заизолировали. Буи забрали. Всплывайте, как хотите. Чудо из чудес. Спасатели приняли решение оставить лежащую на грунте подводную лодку без средств связи и без возможности запросить помощь.
Анатолий Бабенко и 42 года спустя не может найти логического объяснения действиям спасателей, бросивших беззащитную лодку на глубине. И вот лодка всплывает без хода. Это далеко не самая штатная ситуация. Волнение на море—более пяти баллов. Спасатели не могли работать при таком волнении и ушли. Боцман лодки мичман Пётр Иванович Мороз три с половиной часа остатки кабель-тросса из моря вылавливал и вокруг рубки наматывал, чтобы на винт не намотать.
А у Анатолия уже на руках отпускной билет. Офицер официально находится в отпуске. Лодка пришла в Балаклаву. Комбриг с пониманием отнесся к ситуации: «Отпуск—дело хорошее. Вот тебе машина. Бегом домой за семьей. Может быть, еще к самолету успеете». Очень ответственный офицер, Анатолий Бабенко вопрошал: «А буи?» Ответ был краток: «Твои буи в Стрелецкой бухте у Жбанова. Вот их командир лодки заберет уже без тебя». По мнению Анатолия, картина была просто страшной!
А потом как-то механик Леонид Николаевич Ермолаев оказался у Владимира Бабенко. Взял в свои руки злополучный буй, спокойно завулканизировал: «Не волнуйтесь, мужики. Все будет хорошо». Буй поставили на место. Проверили. И так до конца своих дней лодка плавала с этим буём.
Анатолий вспоминает послужной список: «Владимир в 155-й бригаде начинал службу, а командиром стал в 153-й. Я же как начал службу в 155-й, так и продолжал в этой бригаде до 1980 года. Училище я окончил в 1972 году, в 1977-м уже был назначен командиром лодки. Был такой эпизод. Командир бригады капитан 1 ранга Виктор Иванович Бежанов трижды писал представление на назначение Анатолия командиром лодки. Дважды ответ-отказ приходил с мотивацией: «Молодой!» Раньше служили адмиральские дети, и они молодыми не считались, получали должности и звания. Бежанов выразился очень емко и смачно, сказал в итоге: «Все равно ты будешь командиром!» И свое слово Бежанов сдержал…

 

Командир на час

613-й проект начинал строиться в начале пятидесятых годов. Последняя лодка этого проекта—«С-384»—была построена в 1958 году. Анатолий должен был её принять вместо командира, ушедшего в академию. Бабенко: «Был я командиром лодки «Б-67» 651-го проекта (в тот момент она в «Севморзаводе» в ремонте была), когда Лупаков комбригом служил,—вспоминает Анатолий,—раздается команда: «Капитану 1 ранга Бабенко прибыть к оперативному». Прибыл. Оперативный дежурный в окно показывает, дескать, ЗИЛ-130 стоит. Нужно срочно в Балаклаву».
Бабенко опешил, думал, что его в грузчики переквалифицировать решили. Но самосвал прислали за командиром лодки. Оказалось, что командиру лодки «С-318» капитану 2 ранга В. Кицу в море стало плохо. Решил комбриг вместо заболевшего командира на лодку отправить Анатолия. Приехал Бабенко в Балаклаву, на катере вышел на внешний рейд. Погрузились, всплыли. Задачу 2 выполнили, зашли в базу и ошвартовались. И тут новая команда: «Через два дня идти в Болгарию, показывать братушкам лодку нового проекта». Пошли в Болгарию две лодки. Авария там случилась: на лодке самопроизвольно заполнилась уравнительная цистерна в 20 тонн. Но все закончилось благополучно.

Владимир и Анатолий Бабенко: братья-командиры

Анатолий давно покинул военную службу. Оглядываясь назад, считает, что жизнь удалась. Полноценно и интересно её прожили вместе с братом. Если бы пришлось начать все
с начала, вновь бы пошли в подводники. Владимир улыбается: «Только были бы мы более умными!» И подвел черту под разговором: «Доклад забыл. Доклад окончил».

 

В. Илларионов.
(Запись встречи 2012 года).
На снимках: Анатолий и Владимир Бабенко; А. Бабенко после успешного глубоководного погружения лодки; Грешилов поздравляет экипаж подводной лодки «С-287» (справа—командир А. Бабенко); лодка 644-го проекта.

 

P.S. Время неумолимо. Пользуясь правом старшего брата, Владимир Яковлевич недавно ушел в свою «последнюю бесконечную автономку». Светлая ему память. А добрые слова о нем не кончаются у его сослуживцев, командиров и подчиненных.

 

Другие статьи этого номера