Верди, Бизе, Бородин… в Херсонесе

Верди, Бизе, Бородин... в Херсонесе

Сегодня в нашем городе открывается трехдневный международный фестиваль «Опера в Херсонесе». Ему предшествовала пресс-конференция с участием начальника главного управления культуры Севастополя Ирины Демидовой, директора государственного историко-археологического музея-заповедника «Херсонес Таврический», заслуженного работника культуры Российской Федерации Светланы Мельниковой, директора фестиваля Олега Берковича и художественного руководителя фестиваля, известного в стране скрипача, заслуженного деятеля искусств Российской Федерации Валерия Вороны. В этот же день вечером на набережной Корнилова местные и приезжие артисты провели репетицию. 

 

Музыка звучала не только у памятного знака морякам Черноморской эскадры, но и с палубы корабля, который проследовал мимо памятных мест севастопольских бухт.
Восемьдесят с лишним лет назад в наш город приехал Константин Паустовский с намерением едва ли не с натуры написать задуманное «Черное море». Повесть содержит отдельную главу под названием «Травиата» на кораблях». Что больше всего поразило писателя? Он скуп на слова, тем не менее добивается зримой выразительности: «Севастополь. Красная эскадра, матросы-комсомольцы, якоря, цепи, советские гюйсовые флаги, тончайшая музыка и слушатели, каким мог бы позавидовать Верди. Все это произвело в душе радостное смятение…» Как здорово, что в свое время эти слова были написаны! Позавчера они эхом отразились от раскаленных августовским солнцем камней набережной и голубой глади моря.
Ранее в Севастополе гремело имя Леонида Собинова. На переломе эпох оказавшийся в нашем городе певец тяжело пережил весть о гибели сына. Здесь у него родилась дочь. За лучшего на все времена Ленского заступился Михаил Фрунзе. До вызова Анатолием Луначарским в Москву артист создавал в Севастополе театры, ставил оперные спектакли, на которые откликалась столичная пресса. На домогания наркома категорически возразил телеграммой уездный ревком: «Севастопольский пролетариат достоин Собинова». Верх все же взяла Москва, где нужен был не только певец, но и администратор в Большой театр.
Уместно было напоминание Светланы Мельниковой на пресс-конференции о том, что в Севастополе находится самая древняя сценическая площадка Античного театра, некогда открытая археологами. Годы лишь усиливают восхищение им.
Выступления вокалистов и музыкантов под открытым летним небом прочно вошли в моду. Олег Беркович вспомнил оперный фестиваль, устроенный в усадьбе Льва Толстого «Ясная Поляна». В 1993 году Валерий Ворона был причастен к постановке оперы Михаила Глинки «Смерть за царя» на подворье одного из древнейших на Руси монастырей. Чем-то удивить гостей трудно. Тем не менее…
— Оказавшись в Херсонесе,—заявил Олег Беркович,—понимаем: здесь точно должна быть большая опера. Опера—синтез искусств: музыка, вокал, режиссура, живопись… Добавилась древность. Мы были поражены духом, энергетикой этого святого для каждого культурного человека места,—признался Олег Беркович.
Для проведения фестиваля определили главную площадку—это базилика. В свое время вид ее печатали на деньгах. В программу фестиваля включили фрагменты лучших опер русской и зарубежной классики.
Севастополь, Республика Крым находятся под прессом международных санкций, введенных Западом, который учит мир демократии, гуманизму. Однако это не остановило видных артистов Московского Большого театра и Мариинки из северной столицы принять приглашение приехать к нам, чтобы выступить в Херсонесе. Для этого пришлось находить ниши в составленном на год-два вперед плотном графике выступлений дома и за рубежом. Своим высоким искусством с севастопольцами и гостями города поделятся победители некоторых престижных творческих соревнований (таких, например, как Международный конкурс имени П.И. Чайковского) Александр Татаринцев, Василий Ладюк, Юлия Маточкина, Георгий Чернецов…
Возможно, увидим и услышим успешных француза и итальянца. Искусство вне политики, говорят они. У американцев строже. Тем, кто собирался в путь, не рекомендовали посещать Крым и Севастополь. И все же у Ирины Демидовой были все основания подчеркнуть, что фестиваль «Опера в Херсонесе»—международный по составу участников и, что самое важное, международный по составу зрителей. На пороге бархатного сезона кого только не встретишь в Севастополе. Запланированы акции социальной направленности в отношении ветеранов, подрастающего поколения.
«Опера в Херсонесе» проводится впервые. Организаторы фестиваля единодушны в желании обеспечить ему статус традиционного, как минимум—ежегодного. Это, считают они, прибавит туристической привлекательности Севастополю.
Примечательно, что первое проведение «Оперы в Херсонесе» совпало с намеченным на 19 августа открытием после затянувшейся на 12 лет реставрации античного отдела заповедника. На этот год выпала череда юбилеев: 170-летие со дня рождения первого директора нынешнего «Херсонеса Таврического» Карла Казимировича Косцюшко-Валюжинича, 190-летие со времени начала научных археологических раскопок древнего городища…
Ирина Демидова поддержала плодотворные усилия музейщиков не только по сохранению редчайшего объекта культурного наследия, но и по его разумному использованию на благо людей без нанесения памятнику даже минимального ущерба. Фестиваль—ярчайшее подтверждение этого.
На пресс-конференции было заявлено, что мероприятия фестиваля посетит допустимый максимум зрителей—не менее трех тысяч человек. За несколько дней до начала «Оперы в Херсонесе» в окошках касс заповедника появилось объявление: «Билетов на оперу нет». Как не порадоваться тому, что опера из города (по крайней мере, из сердец большинства его жителей) никогда не уходила.

 

А. КАЛЬКО.
На снимке: репетиция на набережной Корнилова 6 августа т.г.
Фото Дмитрия Метелкина.

Другие статьи этого номера