«Небесные врата» крымских перевалов

«Развод» с управляющей

У каждого человека в жизни есть свой перевал—важный жизненный рубеж. В географии этот термин трактуется как «понижение между горами, используемое как путь, соединяющий две долины». У туристов и путников перевалы обычно считаются высшими точками горного маршрута. Но в любом случае этот элемент рельефа является соединительным мостом (иногда—единственным) для соседних сел, государств, частей света, разделенных горным хребтом. Не отсюда ли мистическое отношение к ним у всех горских народов?

 

Приключение на перевале

…Эта история началась в один из осенних дней уже далеких 70-х годов, когда мы с моим другом решили сходить на Караби. Цель—попрощаться с горами, так как мы уже вели отсчет дней до окончания пятилетнего обучения на географическом факультете Симферопольского университета. Совершив традиционный переход из Перевального по Долгоруковке до Караби-яйлы, мы часам к шести вечера вышли в долину речки Суат, за которой начинался подъем на саму яйлу.
Здесь и решили заночевать. Сноровисто установили палатку, соорудили ужин… До темноты, как мне казалось, было еще много времени, и я решил пробежаться по окрестным горкам. Отправившись прямо вверх по ручью, я вскоре достиг водораздельного хребта Таш-Хобах, который разделяет Главную гряду на северный и южный склоны. По нему идет торная дорога, я повернул на неё (влево относительно своего пути) и пошел к верховью соседнего Восточного Суата. Вскоре показался источник, который славится редкостной водой. Рядом с ним стояла группа туристов. Порадовавшись за наш выбор более уединенной долины и уточнив положение этого родника, я решил, что пора возвращаться, тем более что сумерки уже брали свое.
Вот здесь и произошло то, что не укладывается в голове до сих пор. Я пошел в обратном направлении, четко понимая, что наша долина Суата находится справа. И вроде бы туда и свернул с водораздельной дороги вниз. Ускорив на спуске шаг, я предвкушал быстрый приход в свой лагерь, где в котелке остался вечерний чай, пахнущий травами и дымком…
Лесная дорога уверенно вела вниз, но знакомая корытообразная долина Западного Суата не спешила показываться. Наоборот, рельеф принимал характер крутого склона. Вскоре я услышал гул падающей по вертикальным уступам воды недалекой речки. Такими стремительными бывают реки южного стока, что подсказало мне, что я иду в южном направлении, т.е. в противоположном нужному, так как речка Суат, я знал точно, текла на север… Необъяснимая сила, выходит, заставила меня перепутать север и юг, лево и право.
Чтобы не заплутать окончательно в наступившей темноте (в лесу она приходит раньше), принимаю решение подняться максимально вверх и осмотреться. Через полчаса, полностью вымотанный движением по ночному лесу, я оказался на склоне высокой горы (как потом стало понятно—Кара-Тау), откуда где-то далеко внизу был виден костер той туристской группы, что находилась возле родника. Оказалось, что я не только ушел далеко влево, но и каким-то образом отклонился в противоположную от желаемой цели сторону, то есть назад.

 

Демир-Капу— «железные ворота»

Так что же случилось в тот осенний вечер 1978 года? Каким-то необъяснимым образом перевал «не пустил» меня. Его названия (которые стали всеобщим достоянием) уже в наше время я нашел на топографической карте Крыма. Тот перевал, через который проложена дорога из с. Генеральского (прежде с. Улу-Узень) в сторону г. Белогорска (тогда Карасубазар), имеет название (спасибо Игорю Белянскому, собравшему тысячи забытых названий в Крыму) Таш-Хобах-Богаз, то есть «перевал через каменные стены». А в первой половине ХIХ века этот перевал назывался Демир-Капу. Об этом можно прочесть у неутомимого и много знающего швейцарского путешественника того времени Фредерика Дюбуа де Монпере…
Название Демир-Капу объясняют«Небесные врата» крымских перевалов по-разному, хотя дословный перевод—«железные ворота». Часто под этим названием скрываются труднопроходимые скальные теснины, резкие сужения ущелья. Такие узкие горные проходы действительно напоминают своеобразные ворота. И таких «железных врат» у нас немало: на речке Ангаре, в верховьях речки Качи (название ущелья перешло на соседнюю вершину—гору Демир-Капу высотой 1540 м), на речке Бурульче (в районе турстоянки «Партизанская»). Интересны «железные ворота» в верховьях оврага, разделяющего гору Малый Сокол и гору Болван на окраине Судака, где снимали отдельные эпизоды фильма «Три плюс два».
Кроме узостей в горах под топонимом «железные ворота» могут скрываться самые настоящие ворота (калитка), оббитые железом. Такие, как, например, знаменитый вход в Ханский дворец—«Демир-Капу». Эту самую древнюю и самую замечательную часть Бахчисарайского ханского дворца (портал) создал в 1503 году талантливый итальянский зодчий Алевиз (на Руси известный под прозвищем Фрязин Новый). Сколько человек во времена ханства простояло перед этими «вратами судьбы» в ожидании аудиенции?! И никто не знал точно, что его ждет за ними: милость или заточение.
С этими воротами понятно. Но откуда в горах «железные двери»? Знатоки крымской истории хорошо знакомы с описаниями «длинных стен», перегораживающих многие перевалы Главной гряды. Там и сейчас можно наблюдать развалы камней. В прошлом они составляли сравнительно внушительное сооружение. Вот как описывает типичный проход Демир-Капу все тот же Ф. Дюбуа де Монпере, который путешествовал по Крыму в 1831-1834 гг.: «На линии от угла Чатырдага на Синабдаг я увидел остатки стены, замыкавшей проход с этой стороны начиная от края пропасти и примыкавшей к крутому и неприступному откосу Чатырдага. Она была сложена, как циклопические стены, из огромных каменных блоков, поросших мхом, без каких-либо следов скрепляющего раствора. Эта одна из Демир-Капу—«железных ворот»—Таврической гряды».
Примечательно, что перевал из этого описания, на котором имеется каменная стена, жители близлежащего селения Корбеклы называли Таш-Хобах—«каменные стены». Полный аналог с вышеописанным перевалом. Возникает вопрос: для чего служили эти стены и железные ворота в них? Будучи не слишком высокими (2-2,5 метра), сложенными «на сухую», они перекрывали путь небольшому конному отряду. Грабежи соседей в то неспокойное время были делом обыкновенным, а у некоторых народов—даже государственным. Главным богатством каждой крымской семьи тогда были домашние животные. Их и надо было охранять от ночных разбойников. Для этого и возводились на перевальных дорогах, часто ведущих на яйлу, стены, которые так легко не преодолеешь, тем более с ворованной отарой. Единственный возможный проход в них—оббитая железом дверь, не поддающаяся ударам топоров или сабель. Вот вам и Демир-Капу!
Сказанное выше—лишь первый пласт наших знаний о прошлом тех мест, их геолого-географических особенностях. Древние жители, чье мировоззрение основывалось на религиозных постулатах, древних мифах и семейных преданиях, не могли не создавать вокруг материальных вещей еще и ореол сакрального их восприятия. Попробуем копнуть глубже и войти в слой так называемой «тонкой материи» древних эпох.

 

Небесное значение слова «демир»

Рассмотрим слово «демир» (в некоторых других языках тюркской группы—«темир»). Оказывается, этим понятием (не всегда) обозначали выплавленное железо. Следует вспомнить, что первое знакомство человечества с этим металлом произошло в виде метеоритного железа. И этот факт вошел в мифологию практически всех народов Евразии. Специальные исследования провел специалист по тюркским зыкам Хаджи-Мурат Илиуф, кандидат филологических наук. Чтобы не вводить путаницу при разъяснении хода мысли специалиста, приведем фрагмент его работы в виде цитаты: «Метеоритное железо, называемое в некоторых языках «небесным» или «звездным», согласно мифологии народов Евразии, обрабатывалось «небесным кузнецом».
Из вышесказанного вытекает, что первичным значением слова «демир» является «небесный, небесное». Получается, что изначально Демир-Капу—это «небесные ворота»! Красиво звучит!
В порядке гипотезы можно предположить, что некоторые перевалы получили свое наименование «небесные ворота» задолго до средних веков именно в сакральном смысле. Возможно, под этим понимались «ворота Солнца» или что-то близкое по смыслу к японским воротам Тори. Общим для этих сооружений являлись два столба, через которые был священный проход. Такие «солнечные ворота» большой знаток крымских легенд и верований В.Х. Кондараки (1834-1886 гг.) описал в легенде «Гора Демерджи»: «Высоко-высоко поднимались над вершиной горы эти священные столбы. Взойдет солнце—оно приветливо посылает к ним первые лучи, и колонны раздвигаются, выражая благоговение Бога к беспорочным деянием дневного светила»…

 

Демир-Капу как портал в другой мир

Думаю, словосочетание «небесные врата» у многих вызывает ассоциации с известным фантастическим сериалом, в котором сооружение под близким по смыслу названием («звездные врата») используется для перехода в иные миры и галактики. А не могло что-то подобное, по мнению древних обитателей Таврики, происходить на некоторых перевалах? То, что каждый перевал имеет особую энергетику, можно понять даже на уровне школьного учебника физики: истечение теллурического электричества всегда выше на узком остром гребне, чем на плоской равнине. Это настолько мощные явления, что некоторые ученые связывают с ними вулканизм и сейсмичность. Естественно, электромагнитное поле перевала не может не воздействовать каким-то образом на психику людей, переходящих через него. Автор хорошо помнит чувство эйфории, которое переживал на покоренном перевале 2-А (Западный Кавказ).
…Так что никто заранее не знает, куда попадет, переходя через перевал Демир-Капу, разделяющий, например, Варнутскую долину и урочище Казан-Дере, на окраине которого находится мыс Айя—самый высокий и загадочный в Крыму.
А то происшествие на перевале Таш-Хобах-Богаз автор запомнил на всю жизнь и вынес главный вывод из произошедшего: нельзя быть самонадеянным. Возможно, именно этого и добивались хранители перевала, которые, перевернув стороны горизонта, заставили на ощупь искать правильный путь…

 

Н. Шик, краевед.
На снимках: вид на гору Капу-Дере; «Демир-Капу»—вход в Ханский дворец.

 

Другие статьи этого номера