И подводник, и строитель…

К этому городу прикипел душой

Без малого 15 лет Василий Мельничук прослужил на подводных лодках «С-280», «С-154», «С-187», «С-163», «С-164» командиром группы движения и электромеханической боевой части.

 

25 августа 1932 года на свет появился Вася Мельничук. В селе Вишневом Хмельницкой области. До войны он окончил только первый класс. Немцы в селе оказались совершенно неожиданно. Во всяком случае, для девятилетнего мальчугана. Немцы открыли в селе школу, и все дети ходили туда учиться. Но так продолжалось полгода. Отец был на фронте, а мать с детьми (шестеро!) оставалась в селе.
После освобождения от фашистов записали Васю сразу в третий класс. Ходить на занятия пришлось в соседнее село за семь километров. Ходил Вася пешком. Но учился прилежно. Когда в девятнадцатилетнем возрасте перешел в 10-й класс, военкомат начал интересоваться способностями школьников. В июне 1952 года, тридцатого числа, пришла повестка. А при ней—направление на медкомиссию. Тут же и направление в училище. Правда, не сказано, в какое.
Поехал Вася в Каменец-Подольский. Комиссии заседали с утра и до позднего вечера. Отобрали Мельничука и трех его земляков и сказали: «Через неделю с вещами—на сборный пункт». Прибыли юноши точно в назначенное время. Вызывают по фамилиям двадцать «счастливцев» для командного училища. Оказывается, в Севастополь нужно ехать, в Нахимовское училище. Мельничука в списке нет. Тут вторую группу выкликают. Распределение в высшее инженерное военно-морское училище—также в Севастополе.
Собрали группу, закрепили старшего, дали документы, посадили в вагон и отправили в Севастополь. Трое суток ехали. Пришлось утром после ночного перегона в ожидании поезда погулять по Киеву. Следующая остановка—в Днепропетровске. Дальше—Симферополь. Когда поезд докатился до Севастополя, уже смеркалось. Машины сделали первую ходку с новобранцами. А ехать-то далеко. Потом—вторая ходка, уже в полной темноте. Оказалось, что ночью всех завезли в Нахимовское училище. Разместили в брезентовых палатках по 10 человек.
Утром—завтрак, потом—заполнение анкет. Анкеты полные. В них отражается весь «послужной список». Где родился, кто родственники, где родители. Где родители родителей…
Процедура заполнения и проверки анкет продолжалась пять дней. Тех, у кого, например, дедушка живет в Америке, отсеивали безжалостно. Отправляли туда, откуда призвали. Но уже с 20-го числа началась сдача экзаменов. А после экзаменов мандатная комиссии продолжала работать. У Василия возникли проблемы. Дело в том, что он честно описал в биографии случай задержания отца милицией с 30 граммами зерен пшеницы. Отец нес их с поля, чтобы жену, мать и шестерых детей подкормить. Суд дал ему 10 лет лишения свободы. Начальник мандатной комиссии все прочитал и говорит: «Товарищ Мельничук, а я ваш вопрос решить ну никак не могу. Ожидайте. Вас вызовут».
Домой сразу не отослали, и на том спасибо. Уже из «Голландии» машины приезжали с обмундированием: переодевали курсантов и увозили к месту учебы. Двенадцать суток Вася ждал решения своей судьбы. Между небом и землей. Между молотом и наковальней. Извелся весь сомнениями. И только на тринадцатые сутки вызывают Мельничука на четвертый этаж. Час прождал под кабинетом. Вышел лейтенант, формировавший команду для «Голландии»: «Кто Мельничук? Стоять у дверей и ждать вызова!»
Через полчаса вызывают. А в кабинете полно адмиралов, полковников, капразов. В тот год был самый первый набор в «Голландию», и училище еще не могло поселить курсантов даже в казармах. Отбирали тщательно. Высокая комиссия попросила абитуриента рассказать о себе. Один из старших офицеров спросил: «А вам своего отца жалко, товарищ Мельничук?» —«Да, очень жалко».—«А что нужно было делать?»—«Наверное, больше работать».—«Выйдите за дверь, подождите решения!» Минут через пятнадцать вызывают: «Товарищ Мельничук. Комиссия решила, что ты оправдаешь наше доверие. С сегодняшнего дня ты зачислен в училище». Через два дня пришла машина с обмундированием, оставшихся претендентов переодели и отправили на грузовиках в «Голландию». Так в первом наборе училища в списках курсантов-первокурсников появился Василий Мельничук.
После окончания училища начались у офицера напряженные флотские будни.

И подводник, и строитель...

Василий Петрович считает, что служба была нелегкой, но со всеми своими обязанностями он стравлялся отлично. Однако годы брали свое. Медкомиссия флота признала капитана 3 ранга негодным к службе в плавсоставе. Годен на берегу вне строя. Вызывают в отдел кадров. Старший офицер и говорит: «Мельничук, у тебя отличные характеристики. Есть в Балаклаве зарядовая станция—старая лодка, используемая для экономии моторесурса дизелей боевых лодок при зарядке батарей. Пойдешь ею руководить. Но как только будет освобождаться хорошая должность, я тебя не забуду». Мельничук согласился, хотя и понимал, что предложенная должность соответствует званию капитан-лейтенанта.
В 1974 году вызывают в отдел кадров и предлагают в Поти должность начальника технического отделения. Или должность главного механика строительной организации в Партените, где строился санаторий Министерства обороны. Вспомнил Мельничук Поти, куда он в молодые годы ездил за пополнением личного состава. Отказался от Кавказа. Так и пошло в стройуправление флота представление на механика-подводника в качестве строителя Партенита. Вызывает начальник стройупра: «Мельничук, а ты справишься? Хозяйство большое и сложное». Василий сразу ответил: «Товарищ полковник, на лодке справлялся и тут справлюсь!»
Поехал Мельничук на собеседование во Фрунзенское. Начальника не было на месте, но главный инженер побеседовал и принял его как главного механика. Через три месяца службы в новой должности Василий Петрович получил звание капитана 2 ранга. Что под водой не выслужил, то на стройке наверстал. Вот такие дела! В бригаде подводных лодок может быть только один капитан 2 ранга—заместитель командира. На всю дивизию всего четыре капитана 2 ранга полагалось. Потому и бывшие сослуживцы, увидев Мельничука в Балаклаве с новыми погонами, были очень удивлены.
А потом начались интересные времена и у строителей. В срочном порядке строительная часть из Фрунзенского перебазировалась под Саки на строительство объекта «НИТКА» (наземный испытательный тренировочный комплекс авиационный) для палубной авиации. За 1977 год построили трехэтажное общежитие на 250 человек. Но основные силы были брошены на строительство летного комплекса. В обязанности Мельничука входило обеспечение стройки электроэнергией и водой. При рытье котлованов пришлось уйти ниже уровня моря, морская вода стала поступать на стройплощадку. Очень сложно было воду откачивать. Но справлялись. А еще завод железобетонных изделий построили. Уж очень много бетона требовалось для объекта.
Службу Мельничук оставил в 1981 году. А в 1982-м был введён в эксплуатацию тренажёрный комплекс палубной авиации 23-го испытательного полигона. Летчики получили отличный тренажер для взлета и посадки палубной авиации…
На «гражданке» Василий Петрович успел поработать в Балаклавской бухте на нефтемусоросборщике, за экологическую чистоту побороться. С декабря 1981 года по декабрь 2007-го бухты чистил. После развала Советского Союза МУС (мусороуборочное судно) перевели в Южную бухту. Поработал и там в должности старшего механика. Вплоть до списания судна и сдачи его в металлолом.
Василий Петрович очень любит Балаклаву, где и по сей день проживает с семьей. Сегодня он отмечает свой юбилейный, 85-й день рождения. Здоровья и добра вам, уважаемый Василий Петрович, и долгие лета!

 

В. Илларионов.
Фото из семейного архива В.П. Мельничука.

Другие статьи этого номера