«А он мне нравится, нравится, нравится……»

Десять дней до урны

По данному принципу, согласитесь, даже не всегда мужа и жену себе выбирают. А уж при выборе гражданами Севастопольского региона губернатора критерии должны быть тем более иными. Принцип «Нравится не нравится, а если что, так разведусь» в данном случае совершенно неприемлем…

 

Хотя желательно, чтоб не пил, не курил, так как обязанности и дела губернатора региона требуют светлой головы и «лошадиного» здоровья. Чтоб жене цветы дарил! Это достоинство рыцаря и показатель нравственного здоровья. Важно при этом, чтобы жена больше мужа-губернатора не зарабатывала, чтобы дети учились и трудились не в дальнем зарубежье, а в своём Отечестве, так как этого народ всей России почему-то не любит…
Но это присказка, а вот по каким критериям и каким способом оценивали и выбирали себе «слуг народа» в демократическом государстве Древняя Греция—поделюсь «общечеловеческим историческим опытом».
Всенародные выборы слуг народа—это есть основной принцип проявления демократии, родоначальницей которой является античная Греция. И ничего разумнее для волеизъявления народа человечество ещё не придумало. Демократия дословно—«власть народа» (от греческих слов demos—народ и crates—власть). А достойным «живым» образцом для нас в этом является античный
Херсонес, с которым роднят нас не только легендарные руины в образе археологического памятника, но и чудом сохранившаяся до наших времён мраморная стела с подлинником текста «Присяги граждан Херсонеса»—документа огромной духовно-патриотической силы, который не подвержен тлену.
В данном случае для нас представляет интерес практическая сторона проявления античными греками демократии. Например, с тех времён дошло до нас понятие «подвергнуть гражданина своего города остракизму—«суду черепков». Суть его в том, что тех граждан, кого жители Афин, Сиракуз, других городов античной Греции, в том числе и античного Херсонеса, считали для города и себя опасными, подвергали остракизму (изгнанию) на 10 лет или навсегда. Но подвергали остракизму демократическим путём. В этом случае в отношении обвиняемого каждый гражданин города на остраконе (глиняном черепке) процарапывал граффити (своё решение) и опускал его в керамическую урну. Затем принародно по содержанию граффити доверенные лица подсчитывали голоса и по их большинству принимали решение—подвергать данного гражданина остракизму (изгнанию) или нет.
Так же демократически, но своеобразно избирали античные греки административных и общественных деятелей. А своеобразность в том, что избирали и могли быть избранными лишь граждане города, достигшие 18 лет, и только мужского пола. Женщины и даже освобождённые рабы права голоса не имели, естественно, и не избирались.
Возьмем, например, тот же Херсонес в античную эпоху, где главу администрации и исполнительной власти—архонта (с правами и обязанностями примерно как у нынешнего губернатора Севастополя) граждане Херсонеса выбирали также всеобщим тайным голосованием. Каждый гражданин бросал в керамический сосуд черепок с выцарапанным на нем именем избираемого кандидата. Избранным считался тот, у которого в керамической урне оказывалось больше граффити с его именем.
В наше время на выборах губернатора Севастополя, которые состоятся в предстоящее воскресенье, используется тот же демократический принцип античной давности. Мы также избираем главу города всеобщим тайным голосованием. Каждый из избирателей отдаёт свой «голос», но только опуская в урну не остракон со своим граффити, а бюллетень с отмеченным галочкой или другим знаком именем избираемого им лично в губернаторы кандидата. Разница лишь в том, что право голоса у нас имеют все граждане, достигшие 18 лет, независимо от пола и социального положения.
Впрочем, есть ещё одно важное отличие, а именно: у нас не подвергаются остракизму граждане, которые не приняли участия в выборах.
Причины неучастия разные: от безразличия до своеобразного пассивного проявления недовольства или протеста. Но ведь участие в выборах—это тест на зрелость гражданина России, жителя города-героя Севастополя в лучшем понимании этого слова. Это и акт доверия к лучшему завтрашнему дню в составе России. Севастополь нынче у всего мира на виду, как красавица на подиуме. Важно, чтобы граждане Севастопольского региона и Крыма активным участием в выборах губернатора достойно подтвердили свою активную гражданскую позицию в составе России.
Понятно, что для вхождения Севастополя с Крымом в законодательно-правовое пространство России нам в помощь делегировали сотни специалистов. Тысячи прочих «добровольцев» без приглашения наводнили город. Не все они одержимы бескорыстием, во многом получилось, как в поговорке: «Если кисель разбавить водой, его будет больше, но он станет менее съедобен».
И хотя Россия уже выделила огромные средства для возрождения и процветания Севастопольского региона, эффективность их использования пока недостаточна. И главная проблема, на мой взгляд,—в человеческом факторе.
У Севастопольского региона нынче прекрасные перспективы и планы социально-экономического развития уже в ближайшем будущем. Причём всё это под личным контролем президента реально и, согласитесь, щедро финансируется государством.
Во многом теперь достижение конкретной цели будет зависеть от компетентности, организации, трудоспособности, личной порядочности граждан, пребывающих у власти в Севастополе. Сплочённость жителей Севастополя, роль лично губернатора Севастопольского региона и его команды в современных условиях возрождения экономики и самодостаточности нашего города как никогда велики и значимы…
Кого из пяти достойнейших «на подиуме» нам выбрать губернатором? С этим не только я, но и все в моей семье твёрдо определились. А вот на его рекламу для всех граждан Севастополя, к сожалению, у меня в карманах денег не осталось. Но уверен: в Севастополе живут умные здравомыслящие граждане, которые сделают правильный выбор.
Разумеется, губернатором в Севастополе нужен не политикан, не самозванец, а крепкий, энергичный, здравомыслящий и надёжный хозяйственник, желательно в расцвете творческих сил.
Из жителей Севастополя?
Например, адмирал Михаил Петрович Лазарев с первого взгляда, с первого шага, как только ступил в 1833 году на севастопольскую землю, стал севастопольцем, причём как по духу, по делам своим, во славу Севастополя и Черноморского флота благим. Именно адмиралу Лазареву Севастополь по прошествии с той поры более полутора столетий, двух сокрушительных для города-героя оборон сегодня обязан своим героико-романтическим архитектурным обликом.

 

Н. СТРЕЛЕНЯ.

Другие статьи этого номера