От горы Гасфорта до сухих доков Лазаревского адмиралтейства

Гасфорты на службе России

Едва ли не каждый севастополец От горы Гасфорта до сухих доков Лазаревского адмиралтействасейчас знает о существовании горы Гасфорта. Но далеко не все знают, где она находится и почему так называется. И носила ли гора это имя издревле?
Оказывается, первое упоминание этой горы под именем Гасфорта, доминирующей сегодня над автотрассой Севастополь—Ялта, над селом Хмельницким, над Черной речкой, относится только к временам окончания Крымской войны. Ранее она именовалась по высоте над уровнем моря или по несохранившимся до наших дней топонимам.
Действительно, топоним «гора Гасфорта» появился только после окончания войны. Военные историки и военачальники в мемуарах так стали называть безымянную гору над речкой Черной по имени полковника Всеволода Гасфорта. Но прежде необходимо вспомнить об его отце.
Всеволод был сыном Густава Христиановича Гасфорда (изначально фамилия писалась через букву «д»), по происхождению—из вестфальских дворян Царства Польского. Густав выучился на ветеринара в Кёнигсберге, затем—на инженера путей сообщения и в 1811 году был произведен в прапорщики. К началу Отечественной войны 1812 года был подпоручиком, участвовал в создании фортификационных сооружений. На Бородино укреплял позиции русской армии. Строил мосты и дороги, взрывал их по мере необходимости. В сентябре за проявленные старания произведен в поручики. Участвовал в сражениях под Вязьмой и Красным. Позже дошел до Парижа, участвовал в боях, вел военно-инженерные наблюдения за территориями европейских стран.
В 1822 году произведен в подполковники, еще через два года—в полковники. В 1829 году командирован в Кавказский корпус, где исполнял обязанности начальника штаба. В 1831 году в звании генерал-майора, командуя штабом 2-го пехотного корпуса, принимал участие в Польской кампании и провел ряд блестящих операций. Участвовал в походах в Молдавию и Валахию. В 1840 году получил звание генерал-лейтенанта. И вновь бои на Кавказе: усмирение Кабарды и изгнание Шамиля. С 1848 года усмирял мятеж От горы Гасфорта до сухих доков Лазаревского адмиралтействав Молдавии, участвовал в Венгерском походе. Награжден именным оружием и орденами.
Женился Густав в возрасте 27 лет на Евгении Васильевне Безродной, дочери генерал-майора. В этом браке родились три дочери и сын Всеволод. После смерти первой супруги Густав в 35 лет женился на Любови Федоровне Львовой, дочери тайного советника. В Западной Сибири в период генерал-губернаторства мужа Львова занималась благотворительностью и снискала всеобщее уважение. Умерла от чахотки. В 58 лет Густав женился на племяннице своей второй жены—Надежде Николаевне Львовой.
Новый этап в жизни генерала от инфантерии начался в Западной Сибири исполнением дел генерал-губернатора. Одновременно он командовал отдельным Сибирским корпусом. За 10 лет своего управления этим регионом Густав Гасфорд провел многие административные реформы, присоединил к империи Заилийскую долину, северное предгорье Тянь-Шаня и т.д. В крае было

От горы Гасфорта до сухих доков Лазаревского адмиралтейства

построено более 200 церквей, в селах учреждены приходские училища, в городах открыто восемь женских школ, в Омске основан сиротский приют. В январе 1861 года Гасфорд «всемилостивейше уволен от званий и должностей», вызван в Петербург и назначен членом Государственного совета. Был почетным членом Академии наук, Вольного экономического и Географического обществ. Похоронен в 1874 году в возрасте 80 лет на Волковском лютеранском кладбище.
В честь Густава Христиановича в Омске была названа улица—Гасфордовская (позже—Карла Либкнехта), а в честь его супруги—Любинский проспект. Чиновники Тобольской губернии, дворянское и купеческое сословие собрало добровольные пожетвования и учредило стипендию имени Гасфорда в Тобольской гимназии и в Тобольской Мариинской женской школе.

 

А теперь история Гасфорта-младшего

Казанский егерский его императорского высочества великого князя Михаила Николаевича полк прибыл в Крым в конце августа 1854 года и входил в состав 16-й пехотной дивизии. После Альминского сражения полк отступил к Каче, потом стоял на Мекензиевых горах. Под командованием Всеволода Густавовича Гасфорта (заметьте, уже с буквой «т») Казанский егерский полк занимал эту высоту с ноября до 14 декабря 1854 года. Чуть позже егеря передислоцировались к подножию Мангупа, в деревню Юкары-Карилез (ныне—Залесное). Ни в Инкерманском сражении, ни в Балаклавском участия он не принимал. Меншиков этот полк поставил прикрывать Бахчисарайский тракт. В марте полк под командованием Гасфорта перебросили на Малахов курган. Всеволод Густавович с 29 апреля командовал войсками бастиона № 5, затем был комендантом редута Шварца. В мае того же года полковник получил тяжелое ранение, а в июне он был эвакуирован с поля боя. Умер генерал-майор Всеволод Гасфорт в 1882 году в возрасте 70 лет.
У подножия горы Гасфорта и на её склонах пролилось немало человеческой крови. 4 августа 1855 г. у речки Черной состоялось знаменитое сражение. Непосредственно на горе, а также на берегу речки занимал позиции Сардинский экспедиционный корпус, присоединившийся к союзным войскам в мае 1855-го. Он держал под контролем местность от старой Воронцовской дороги до горы Телеграфной. Командовал корпусом генерал Ла Мармора.
В ходе сражения сардинцы оказались лицом к лицу с русскими войсками, но в тот момент, когда пехота князя Горчакова уже поднялась на Телеграфную, поступил приказ отойти к Трактирному мосту, в распоряжение Реада, для атаки на Федюхины высоты. Сардинцы успешно отстреливались, но все-таки потеряли в этом сражении 250 человек. Общие потери корпуса — 1736 солдат и офицеров, при этом от холеры и других болезней умерло 1316 человек. Хоронили их в деревне Камары (сейчас Оборонное), где располагался штаб корпуса, а также в предместьях Балаклавы.
Почти четверть века спустя правительством России принимается решение предоставить возможность создать иностранные кладбища под Севастополем. Пьемонтцы выбрали гору Гасфорта для устройства своего мемориала.
Там, где находился пьемонтский наблюдательный пункт, около 300 кв. м обнесли каменной оградой, в центре выстроили по проекту инженер-майора Герардини часовню в ломбардо-пьемонтском стиле со склепом, куда перенесли останки командующего генерала Алессандро Ла Мармора (в 1904 г. их переправили в Италию), а также трех генералов. Нашли место последнего упокоения на мемориальном кладбище многие офицеры и рядовые Сардинского экспедиционного корпуса. Неподалеку от часовни вырыли колодец глубиной 40 м, а возле могил высадили опунцию—растения с далекой родины своих героев. 28 августа 1882 г. некрополь торжественно открыли. Итальянское правительство поручило консульству в Одессе наблюдать за состоянием мемориала и ежегодно выделяло деньги на его содержание и охрану.

 

Герои второй обороны Севастополя

В годы Великой Отечественной войны гора Гасфорта стала оборонительным рубежом, за который отчаянно бились защитники Севастополя. Камни ограды морские пехотинцы полковника Жидилова использовали для создания брустверов. Окопы в этом скальном грунте было рыть крайне сложно. Во время боев строения мемориала разрушились, а то, что не успели уничтожить военные снаряды, довершили «мирные». Саперы 160-го морского инженерного батальона Черноморского флота в ноябре 1955 г. взорвали часовню. Злые языки утверждали, что подрыв часовни был своеобразным актом мести итальянским диверсантам за уничтожение линкора «Новороссийск» в Севастопольской бухте. Но эта версия не является официальной. Само кладбище практически полностью уничтожили при строительстве соседнего известнякового карьера. Только небольшие куртины, все еще поросшие кактусами, в окружении невысоких миндалевых деревьев и сирени обозначают то место, где когда-то захоронили бойцов Сардинского корпуса.
В зарослях сирени заметен памятник морским пехотинцам. Эта пирамидка со звездой установлена недавно общественниками.
…Начался второй штурм города. Один из самых мощных натисков противника на вершине горы принял батальон капитана Бондаренко. Вершина переходила из рук в руки, но немцы в тот зимний день, 18 декабря 1941 года, прорваться не смогли. В своей книге «Мы отстаивали Севастополь» Е.И. Жидилов писал: «Мы понимаем, что если немецкое командование избрало в штурме Севастополя северное направление главным, то Чоргуньское, хоть оно и считается вспомогательным, может вот-вот перерасти в главное. Как известно, в ходе третьего штурма Севастополя так оно и получилось».
На склоне горы сегодня есть еще два памятника. Один из них во времена президентства Кучмы установили в память об итальянцах, павших при осаде Севастополя, слева от дороги на Ялту. Второй стоит в сосняке по правую руку от автодороги при спуске в Хмельницкое. Создан он по инициативе полковника Евгения Ивановича Жидилова в память о бойцах 7-й бригады морской пехоты, защищавших Севастополь от немецко-румынских орд. Этот железобетонный памятник—первая творческая работа известного севастопольского скульптора Владимира Суханова, завершенная в 1968 году. На одной стеле—стилизованное рельефное изображение моряка с автоматом, на другой—стихи Евгения Жидилова. Евгений Иванович родился в 1899 году, в 1918-м добровольцем пошел в ЧОН и военную службу не оставлял до выхода в отставку. Участник Гражданской войны. На флоте—с 1923 года. 12 августа 1941 года была создана первая бригада морской пехоты ЧФ, которую и возглавил полковник Жидилов. Участвовал в обороне Кавказа, освобождении Румынии, Болгарии, Китая, Кореи. С января 1945-го по сентябрь 1946 г. служил на Тихоокеанском флоте, принимал участие в боевых действиях против Японии. Затем был начальником тыла Черноморского флота, а с мая 1956 года — начальником тыла Военно-Морского Флота СССР. В отставку вышел в 1961 году в звании генерал-лейтенанта. Среди его наград—орден Ленина и пять орденов Красного Знамени. В 1977 году ушел из жизни, похоронен в Севастополе. В его честь переименована часть улицы Абрикосовой в Нахимовском районе.

 

В. ИЛЛАРИОНОВ.

На снимках: генерал-губернатор Густав Гасфорт; могила Гасфорта; часовня на вершине горы Гасфорта.

Другие статьи этого номера